ПАРАД БЕССМЕРТНОЙ СЛАВЫ | Она была в линялой гимнастерке… Твой сын служил со мной в полку одном… Меня зовут Победа – журнал СЕНАТОР
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 
  

 
А вы у нас были?..
      О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTA BENE

ПАРАД БЕССМЕРТНОЙ СЛАВЫ
(репортаж с Парада 1945 года)

Она была в линялой гимнастерке,
И ноги были до крови натерты.
Она пришла и постучалась в дом.
Открыла мать. Был стол накрыт к обеду.
«Твой сын служил со мной в полку одном.
И я пришла. Меня зовут Победа».

ИЛЬЯ ЭРЕНБУРГ.

65-летие Великой ПобедыПо указаниям Верховного Главнокомандующего Генеральный штаб Красной Армии разработал детальную Директиву о подготовке к проведению Парада Победы. Был определен состав его участников, сроки прибытия частей и подразделений в Москву, их размещение в столице. Разработан был и специальный ритуал проведения Парада и определена форма одежды его участников.

Стены Кремля помнят много военных парадов. Каждый из них был по-своему уникален. Помнят и суровый ноябрьский парад в тревожном 1941-м, когда прямо с Красной площади войска уходили на защиту столицы. Но величайший парад в июне 1945 года имел особые отличия, особые краски и, как показало время, дальнедействующее значение.


 

Подготовка к Параду оказалась делом довольно хлопотным. За короткий срок надо было пошить более 10 тысяч комплектов парадного обмундирования. Почти все швейные фабрики Москвы готовили парадное обмундирование для солдат. На офицеров и генералов заработали многочисленные мастерские и ателье, выполняя пошив по индивидуальному заказу.

Основные положения Директивы фронтам Верховного Главнокомандующего были следующие:

1. Для участия в Параде в Москве в честь Победы над Германией выделить от фронта сводный полк.

2. Сводный полк сформировать по следующему расчету: пять батальонов двухротного состава по 100 человек в каждой роте. Кроме того, 19 человек командного состава, 36 знаменщиков с 4 ассистентами-офицерами.

3. В сводном полку иметь шесть рот пехоты, одну роту артиллеристов, одну роту танкистов, одну роту летчиков и одну роту сводную – кавалеристы, саперы, связисты.

4. Личный состав для участия в параде отобрать из числа бойцов и офицеров, наиболее отличившихся в боях и имеющих боевые ордена. Сводный полк необходимо было вооружить: три стрелковые роты – винтовками, три стрелковые роты – автоматами, роту артиллеристов – карабинами за спину, роту танкистов и роту летчиков – пистолетами, роту саперов, связистов и кавалеристов – карабинами за спину, кроме того, шашками.

5. На парад прибыть командующему фронтом, всем командармам, включая авиационные, танковые армии.

6. Сводному полку предписывалось прибыть в Москву 10 июня, имея при себе тридцать шесть боевых знамен, наиболее отличившихся в боях Соединений и частей фронта и все захваченные в боях знамена соединений и частей противника, независимо от их количества.

Документальный фильм
«ПАРАД ПОБЕДЫ 1945 ГОДА»

Документальный фильм
«ПАРАД ВЕКА. ЗНАМЯ ПОБЕДЫ»

Кроме сводных полков фронтов на Параде участвовали сводный полк Наркомата обороны, сводный полк военно-морского флота, военные академии, военные училища и войска Московского гарнизона.

Верховный Главнокомандующий поручил принимать Парад Победы своему заместителю Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову – командующему I Белорусским фронтом, а командующим Парадом назначил Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского – командующего II Белорусским фронтом.

В дальнейшем подготовкой к Параду всецело занялись эти два Маршала Победы. При этом особое внимание обращалось на боевые знамена, под которыми сводные полки должны выйти на Красную площадь. Ведь каждое из этих 300 знамен представляло какую-то часть или соединение. На каждом из них пламенела кровь сражений, и отражались многотрудные дороги войны – от стен Москвы и Сталинграда, от предгорий Кавказа и Ленинграда – до Бухареста и Будапешта, Вены и Белграда, Берлина и Праги; до той конечной черты, где окончательно разгромлены последние части и подразделения фашистских захватчиков.

Ещё 22 июня 1945 года в газетах был опубликован приказ Верховного Главнокомандующего: «В ознаменование Победы над Германией в Великой Отечественной войне назначаю 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади парад войск действующей армии, Военно-Морского Флота и Московского гарнизона – Парад Победы... Парад Победы принять моему заместителю Маршалу Советского Союза Г.К.Жукову, командовать парадом Маршалу Советского Союза К.К.Рокоссовскому. И.Сталин». В конце мая и начале июня шла усиленная подготовка к параду. В десятых числах июня весь состав участников уже был одет в новую парадную форму и приступил к предпраздничной тренировке. Для участия в параде были сформированы и подготовлены сводные полки от каждого действовавшего в конце войны фронта. Кроме того, в Параде Победы участвовали военные академии, военные училища и части Московского гарнизона. В состав полков включались Герои Советского Союза, кавалеры ордена Славы, прославленные снайперы и наиболее отличившиеся орденоносцы. В каждом полку были представлены пехота, артиллеристы, танкисты и летчики, кавалеристы, саперы и связисты. В состав полков входили специально подготовленные знаменосцы с ассистентами, которые должны были нести по 36 боевых знамен наиболее отличившихся в боях соединений и частей. Всего каждый полк насчитывал свыше одной тысячи человек, сводные фронтовые полки должны были возглавляться командующими фронтами. Решено было привезти из Берлина Красное знамя, которое было водружено над рейхстагом, а также боевые знамена немецко-фашистских войск, захваченные в сражениях советскими войсками. Построение парада было определено в порядке общей линии действующих фронтов, справа налево. Для каждого сводного полка были специально выбраны военные марши, которые были особенно ими любимы. В короткий срок все сводные полки были блестяще подготовлены и производили внушительное впечатление.

24 июня 1945 года ровно в 10 часов утра Маршал Советского Союза Георгий Жуков выехал на белом жеребце по кличке Цепкий из Спасских ворот на Красную площадь. Прозвучала команда: «Парад, смирно!», и по площади прокатился гул аплодисментов. После рапорта командующего парадом Константина Рокоссовского Георгию Жукову и объезда ими войск прозвучал сигнал «Слушайте все!», и сводный военный оркестр в составе 1400 человек исполнил гимн «Славься, русский народ!» Михаила Глинки. Георгий Жуков с трибуны мавзолея произнес приветственную речь, был исполнен гимн Советского Союза, и начался торжественный марш войск. Вслед за полками фронтов и ВМФ на Красную площадь вступила сводная колонна советских воинов, которые несли опущенные до земли 200 знамен немецко-фашистских войск, разгромленных на полях сражений. Эти знамена под барабанный бой были брошены к подножию мавзолея. Затем торжественным маршем прошли сводный полк Наркомата обороны, слушатели военных академий, курсанты военных и воспитанники суворовских училищ. После этого на площадь вступила сводная кавалерийская бригада, а за ней – военная техника различных видов войск.

* * *

Парад Победы 1945 годаВСЕВОЛОД ИВАНОВ: Осталось несколько мгновений до начала парада, несколько мгновений ожидания, ожидания яркого, пышного и сладостно-задумчивого. Нет мгновения лучше, чем ожидание этого парада, и нет счастья больше, чем видеть этот парад, великий парад бессмертной славы советского народа!

А внимание ко всему происходящему такое, что громко произносимые слова кажутся шепотом, и звуки мешаются, и звон часов на Спасской башне почти однозначим со звуком каскада, устроенного на Лобном месте. Припоминается, бежит мимо многое, и с мягкой сыновей любовью осматриваешь нашу русскую Красную площадь, ее седовласую и в то же время вечно юную древность. И рядом с прошлым встает настоящее, то, которое никак еще не ушло в исторические книги, встают золотые картины Великой Отечественной войны, участники которой построились ныне на изжелта-красном клинкере площади. И взметываешься ты, нахмуренная сталинградская пурга, и сердитые топи под Корсунь-Шевченковским, и глубокие серебристые струи Днепра, и неистово холодные скалы Заполярья, и жаркие берега Черного моря, и тягостные леса Белоруссии, и угрюмые дамбы возле Одера, и злобные хутора Восточной Пруссии, каждый из которых – дот!..

Долго, бесконечно долго будет царить слава наших дней. Каждый человек во Вселенной отныне будет явственно видеть и осязать – как бы далеко он ни находился, на каких бы расстояниях ни жил от Советского Союза, – он будет чувствовать близость благородного, высокого мира, способного жертвовать всем, чем только может пожертвовать человек ради творчества, прогресса, цивилизации, высших устремлений гуманизма, науки и искусства. Безнадежности отныне не существует! Никому не придется душить в себе любовь к светлому, ибо существуют и могут существовать иные отношения между людьми – вечно молодые, обаятельные и совершенно необыкновенные, отношения небывалой дружбы, героизма, взаимоуважения Именно эти отношения осуществлены в необычайной степени, и люди, осуществившие их, стоят ныне на Красной площади.

Построены войска. Недвижно замерли знамена возле каждого сводного полка. Деловито, в своих парадных мундирах, с боевыми орденами – знаками торжества и победы -ходят вдоль рядов генералы, вглядываясь в лица солдат. Фуражки, шлемы летчиков, каски с висячими каплями легкого дождя отбрасывают фосфорический отблеск на серебристо-золотые дорожки песка, пересекающие поле площади. Небо облачно, наполнено влагой, она льется на священные наши поля, торопя урожай... ну что поделаешь, если дождь! И примирение глядишь на рассыпчатое серебро в лужицах, по которому шагают люди, и глядишь не наглядишься в ласковые, мягкие лица вокруг, в загорелые лица солдат, прямо глядящих на Кремлевскую стену, на Мавзолей, на глубокое любимое слово, пересекающее его, – Ленин, – на багрянец нашего флага, что расплеснулся за стенами Кремля.

Жарко круглятся трубы оркестров, громкий и невыразимо знакомый марш мерещится, как эхо, которое никто не видит, но каждый слышит. И находящийся здесь, на площади, мнит себя эхом, которого не увидят потомки, но жизнь которого, подобно маршу победы, непременно услышат.

— Спасибо тебе. Отчизна, родившая меня и сохранившая до этих огненных и неописуемо прекрасных дней! – так думает каждый из нас...

— Равнение на средину-у!..

Оркестры вскидывают долгожданный марш. Круглый, красиво выгнутый, катится он по Красной площади, и под звуки его белый конь под синим чепраком скачет от Спасской башни. Маршал Г. К. Жуков, трижды Герой Советского Союза, едет принимать парад. Вороной конь под пунцовым чепраком скачет к нему навстречу. Маршал К. К. Рокоссовский, дважды Герой Советского Союза, командующий парадом, едет с рапортом.

Они объезжают войска, и пышное, стройное, залихватское русское «ура» сопровождает их. Казалось, войска только и ждали возможности закричать это «ура», выразить в нем тот острый восторг, который они испытывают, ту любовь, святую и белую, что заполняет их сердца, ту мучительно-сладкую радость, которой светятся их глаза. Излучистое, как река, могучее и мощное, как мысль, многозвучное и многорадостное, как жизнь, и неизбежное, как наша победа, несется это «ура» над Красной площадью, над прилегающими улицами, несется над всем миром, несется, как блестящий символ нашего счастья и торжества. С восхищением слушают это «ура» трибуны. Мавзолей; все, кто слышит его, слушают и видят что-то далекое и вместе с тем близкое, что-то горячее и творчески неожиданное: видят свою жизнь, видят воссоздание, видят новые города, заводы, дороги, машины, видят лучистые и мерцающие зарницы необыкновенного!..

И хотя «ура» уже затихло, но кажется, что оно гремит даже тогда, когда маршал Жуков произносит свою речь о победе, о том, как создавалась она, как строилась и как осуществлялась...

Словно камни какого-то грандиозного здания, ложатся один за другим залпы торжественного артиллерийского салюта, и жгущей, жаркой молнией прорезают эти салюты свободный и сильный Гимн Советского Союза. 1400 человек оркестра исполняют его. А затем беспокойный, молодой звук трубы дает сигнал к торжественному маршу.

И под жемчужную трель барабана, под голубые звуки литавр двинулись сводные полки героев.

* * *

Вы все помните эти тягостные, как мрак, слова: «На всем протяжении фронта от Баренцева до Черного моря идут ожесточенные бои». Вы помните невыносимые страдания, с которыми мы читали эти слова. Враг был силен, коварен, беспощадно жесток и вооружен могучей и современной техникой, на врага работала вся порабощенная им Европа.

Народ наш не жаловался. Живой и бурный, как море, он гранитным морем застыл, встал против врага, вдохновенно и величаво опрокинул его и бил до тех пор, пока в доме врага не наступило мертвое, гробовое молчание...

«На всем протяжении фронта от Баренцева моря...»

И вот теперь великое событие, парад Победы, открывается шествием войск Карельского фронта.

Это те, кто бился у Баренцева моря, кто сквозь жестокий и леденящий мороз проносил свою горячую любовь к родине, кто бился насмерть в тускло-сизом мраке пурги, возле глухих и ненасытных безмолвием скал, возле бездонных морей и рек.

Упорные и властительные, как мысль, вытянуты штыки. Певуче и гармонично шагают в марше бойцы. Какое дивное наслаждение – шагать по площади... Какое приподнятое и радужное настроение, раздольное и чистое, как поле! Ибо волею, жизнью и подвигами этих бойцов снято со сводки Баренцево море.

За сводным полком Карельского фронта идут ленинградцы. Великий город России, Октябрьская столица, бурный и вдохновенный, как порыв, вечно мощный и молодой, певучий и стремительный, как поток, город-поэт, он показал нам истинную правду жизни, истинный героизм, истинную и никогда не забываемую историю. Он всегда был историчен и высоко благороден. История его защиты – это защита всей нашей страны от ига немецких захватчиков, и Ленинград показал себя как силу бурного и вечно шумного прибоя, отбросившего неистовые, грабительские полчища гитлеровцев.

Идут герои Первого Прибалтийского фронта. Бледно-лазурное, мечтательное море, песчаные дюны, сосны под неумолчным ветром. Здесь родились подвиги бойцов, освобождавших Прибалтику, здесь закладывались, как прочнейший фундамент эпоса, те песни, которые поют о них. Мерно и уверенно шагают они на первом параде мирного времени, того времени, которое они завоевали для Прибалтики.

Идут ветераны и молодежь Третьего Белорусского фронта. Они первыми перешагнули границу Германии, той фашистской Германии, которую они перед тем заботливо и густо били под Орлом, под Минском, под Каунасом и добивали, превращая германскую хвастливость в серую пыль, под Кенигсбергом, взяв яростным, безмерным по дерзости штурмом столицу Восточной Пруссии – Кенигсберг.

* * *

Раздольный и размашистый барабанный бой звучит особенно победно и огненно. Двести бойцов, двести героев под этот звонкий и голосистый бой несут, склоненно, знамена. По шелку и атласу их – мрачные знаки, знаки насилия, высокомерия и тупости. Это – эмблемы фашизма, свастика, эмблемы гитлеровской Германии. Среди этих знамен -знамя людоеда, тупого крикуна, личный штандарт Гитлера.

И ныне эти знамена, волочась по камням Красной площади, руками наших бойцов брошены к подножию Мавзолея.

Прекрасная, светлая и пылкая Победа принесла их сюда, бросила их к ногам советского народа, бросила с такой мощью, что никогда отныне не поднимутся они, как никогда не поднимется фашистская Германия.

Идут и идут сводные полки, идут неудержимым, размашистым и в то же время степенным шагом, шагом победителей. Алые и пылающие, как розы, веют над ними знамена; высоко и светло поет оркестр, и горящая алмазная роса дождя лежит на их оружии. Идет сводный полк Второго Белорусского фронта, идет слава взятия Гдыни, Гданьска, Штеттина и многих городов. Идет Первый Украинский фронт. Сводный полк Четвертого Украинского фронта. Второго Украинского. Третьего Украинского... Никакой буйной и вдохновенной речи не хватит для того, чтоб описать их подвиги, то, что они сделали для славы и процветания нашей Родины, и много лет скромные художники и писатели нашей страны будут говорить о их деяниях, о их жизни, о том, что мы сейчас еще так кратко называем подвигом. Подвиг их раскрыт нашими сердцами, нашими думами и, несомненно, будет раскрыт красками, чтобы все человечество узнало героев полностью, со всеми их думами, заботами, чтобы полностью была раскрыта их любовь к Родине, создавшей их, любовь, благодаря которой родился их подвиг.

* * *

Знамя Победы, водруженное над Рейхстагом, было решено доставить в Москву с особыми воинскими почестями. Утром 20 июня на аэродроме в Берлине торжественно его вручили Героям Советского Союза старшему сержанту Съянову, младшему сержанту Кантария, сержанту Егорову, капитанам Самсонову и Неустроеву. В тот же день эскорт прибыл на центральный аэродром столицы. Здесь Знамя Победы было встречено Почетным Караулом Московского гарнизона.

В канун парада – 23 июня завершила работу сессия Верховного Совета СССР. Заслушав доклад начальника Генерального штаба А.И. Антонова, она приняла решение о демобилизации старших возрастов личного состава из действующей армии. Назначенный на следующий день Парад Победы явился как бы логическим ее завершением. Советский Союз вступил в полосу мира.

С утра 24 июня в Москве погода была пасмурной, накрапывал дождь. Но настроение у всех было приподнятое. Участники Парада, гости на трибунах волновались исключительностью предстоящего события. Подобных Парадов войны не было за всю историю Советских Вооруженных Сил. Красная площадь не видела ничего подобного за 800 лет своего существования.

В 9 часов 45 минут по трибунам прокатилась волна рукоплескания. Размещавшиеся там депутаты Верховного Совета СССР, передовики московских заводов и фабрик, работники науки и культуры, многочисленные гости из-за рубежа приветствовали Правительство и членов Политбюро ЦК партии, поднявшихся на трибуну Мавзолея. Перед Мавзолеем на особой площадке находились советские генералы.

И вот, наконец, куранты Спасской башни начали с неповторимым мелодичным звоном отбивать часы. Не успел пролететь над площадью звук десятого удара, как вслед за ним раздалось протяженное: «Смир-но-о-о!»

Командующий парадом К.К. Рокоссовский на вороном скакуне устремляется навстречу Г. К. Жукову, выехавшему из Спасских ворот на коне почти белой масти. Красная площадь замерла. Отчетливо слышен цокот копыт, а затем четкий рапорт Командующего Парадом. Последние слова Рокоссовского тонут в торжественных звуках сводного оркестра, объединившего 1400 музыкантов.

Г.К. Жуков в сопровождении К. К. Рокоссовского объезжает построившихся для Парада войска и поздравляет солдат, офицеров и генералов с Победой. Мощное раскатистое «ура» сопровождает маршалов от полка до полка, затем они возвращаются на площадь.

Сводный оркестр под командованием главного дирижера Красной Армии генерал-майора С. А. Чернецкого выходит на середину площади и исполняет «Славься, русский народ!»

Спешившись с коня, Г.К. Жуков быстро поднимается по ступенькам Мавзолея, подходит к микрофону. От имени и по поручению ЦК ВКП(б) и Советского правительства он поздравляет советских воинов и весь народ с Великой Победой над фашистской Германией.

Наступил самый ответственный момент: К. К. Рокоссовский подает команду о начале торжественного марша.

Во время торжественного марша впереди на специально оборудованном автомобиле транспортировалось Знамя Победы, доставленное из Берлина. За ним шли сводные полки фронтов в порядке их расположения на театре военных действий к концу войны – с севера на юг.

Первым, по брусчатке печатая шаг, шел сводный полк Карельского фронта. Впереди – маршал К.А. Мерецков. За ним Ленинградский – во главе с маршалом Л.А. Говоровым. Далее полк 1-го Прибалтийского фронта. Возглавил его колонну генерал армии И.X. Баграмян. Перед сводным полком 3-го Белорусского фронта шел маршал А.М. Василевский. Полк 2-го Белорусского фронта вел генерал-полковник К.П. Трубников, заместитель маршала Рокоссовского. Полк 1-го Белорусского вел заместитель командующего фронтом генерал армии В.Д. Соколовский. Особой колонной прошли представители Войска Польского. Возглавлял их начальник Генерального штаба Польши В.В. Корчиц. Затем следовал полк 1-го Украинского фронта во главе с маршалом И. С. Коневым. Фронтовое знамя нес трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин. Полк 4-го Украинского фронта вел генерал армии А.И. Еременко. За ним следовал 2-й Украинский фронт со своим командующим маршалом Р.Я. Малиновским. И, наконец, самый южный из фронтов – 3-й Украинский вел маршал Ф.И. Толбухин. Далее шли моряки Северного, Балтийского, Черноморского флотов, а также Днепровской и Дунайской флотилий, которые вывел на Красную площадь вице-адмирал В.Г. Фадеев.

Едва последние шеренги сводных полков миновали Мавзолей, как торжественная музыка сменилась сухой барабанной дробью, под аккомпанемент которой к Мавзолею двинулась удивительная колонна: двести советских солдат несли склоненные до земли боевые знамена побежденных фашистских дивизий. Под гром барабанов солдаты, твердо печатая шаг, поравнявшись с Мавзолеем, четко повернулись к нему и швырнули вражеские стяги к его подножию. Начиная войну против СССР, фашистские заправилы мечтали гордо пронести свои штандарты по Красной площади. Да, они, эти знамена, попали в Москву, но не так, как мечтали фашисты, а с бесчестьем.

Парад длился два часа. Дождь лил как из ведра. Но тысячи людей, переполнивших Красную площадь, будто и не замечали его. Однако прохождение колонн трудящихся из-за непогоды было отменено. К вечеру дождь прекратился, на улицах Москвы вновь воцарился праздник. Высоко в небе в лучах мощных прожекторов реяли алые полотнища, величественно плыл сверкающий орден «Победа». На площадях гремели оркестры, выступали артисты. Народ ликовал…

На следующий день, 25 июня, в Большом Кремлевском дворце состоялся прием в честь участников Парада. Кроме виновников-победителей на прием были приглашены виднейшие деятели науки, техники, литературы и искусства, стахановцы столичных предприятий, ударники колхозных полей, представители тех, кто ковал оружие для фронта, добывал металл. Всего приглашенных было более двух с половиной тысяч человек.


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.