ФАЛЬСИФИКАТОРАМ НА ПАМЯТЬ | Уроки профессора-фронтовика Александра ОГНЁВА по истории войны: «Почему мы победили?..»
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ФАЛЬСИФИКАТОРАМ НА ПАМЯТЬ
(ликбез по истории Великой Отечественной войны)
Pobeda-60 - Победа-60

 

«Изучай прошлое, если хочешь знать будущее» (Конфуций).

Александр ОГНЁВ,
участник Великой Отечественной войны, профессор.

Александр ОГНЁВ Д. Гранин в фильме «Победа. Одна на всех» сказал: «По всем данным, мы войну должны были проиграть». В. Петушков: «Выиграть войну Гитлер вполне мог, все ресурсы у него для этого были – и технические, и материальные, и в плане наличия выдающихся ученых и стратегов. Немецкая армия была оснащена на порядок лучше нашей и вела войну с информационной, разведывательной и прочих точек зрения на уровне не сороковых, а скорее шестидесятых годов, опережая остальной мир на добрых два десятка лет». Почему же наши войска сокрушили такую армию?
 

ПОЧЕМУ МЫ ПОБЕДИЛИ?

Американский журналист Г. Солсбери утверждал, что «Россия была спасена не благодаря своей коммунистической системе, а вопреки ей». Сванидзе говорил на радиостанции «Эхо Москвы» 14.08.2007 г.: «…вопреки власти КПСС, преступной власти – повторяю – преступной, – советский народ выиграл эту войну. Выиграл вопреки преступникам, которые стояли во главе этого народа». Ненависть к советской власти лишила его разума. Г. Бордюков и А. Афанасьев писали: советская «система в первые же военные недели и месяцы обнаружила свою недееспособность. ...Оформленный в печах сталинизма монолит, как стало ясно достаточно быстро, был просто не в состоянии вести войну» (КП.1990.05.05). Как же СССР при такой «недееспособности» победил Германию и ее союзников, которые использовали в войне людские и материальные ресурсы почти всей Европы? Какое государство, где была «демократия», воевало более успешно? Польша сопротивлялась чуть больше двух недель. Французская армия, которую многие считали лучшей не только в Европе, была разгромлена за 44 дня.

Великая Отечественная война была чрезвычайным испытанием, она раскрыла выдающуюся жизнеспособность советской общественной системы, её идеологии и экономики. Генерал-фельдмаршал Э. Манштейн в книге «Утерянные победы» признал, что Гитлер и германский генштаб недооценили не только «ресурсы Советского Союза и боеспособность Красной армии», но и «прочность советской системы».

С июля по февраль 1942 г. было эвакуировано на восток 2593 промышленных предприятия, и они на новом месте вскоре заработали. Можно ли было это сделать, если бы они находились в частной собственности? Во время войны было переброшено на восток более 20 млн человек, проложено 10 000 километров железнодорожных линий, 5000 километров автомобильных трас, восстановлено 117 000 километров железнодорожных дорог, 16 000 мостов. Военный исследователь Ю. Поляков сделал верный вывод: «Советская государственная система выдержала суровую проверку, стала одним из источников силы СССР. Нельзя сказать, что в других странах не было сильной власти. Но в СССР организованность и целеустремленность правительства оказалась намного выше» (Великая Отечественная …Т.4.С.19). С. Кара-Мурза подчеркнул: «В 1943 году промышленный потенциал СССР был в 4 раза меньше, чем тот, что работал на Германию», а он в это время уже перегнал ее и по количеству выпущенного оружия и по его качеству (Завтра.2000.25.07). Советская промышленность за годы войны, несмотря на потерю многих заводов, выпустила в 2,2 раза больше, чем германская, танков, в 1,25 раза самолетов, в 1,5 раза орудий, в 4,5 раза минометов. «Она произвела 119635 самолётов, а немцы произвели с помощью всей оккупированной Европы 80600 самолётов» (История Второй мировой войны… Т.12.С.168).

Анализируя причины нашей победы, надо учитывать силу идейных основ советского строя. Германский генерал Г. Фриснер в книге «Проигранные сражения» (1966) признал: «Советский солдат сражался за свои политические идеи сознательно, и, надо сказать, даже фанатично. Это было коренным отличием всей Красной армии и особенно относилось к молодым солдатам. Отнюдь не правы те, кто пишет, будто они выполняли свой долг только из страха перед подгоняющими их политическими комиссарами, которые в своем большинстве сами храбро сражались. Я собственными глазами видел, как молодые красноармейцы на поле боя, попав в безвыходное положение, подрывали себя ручными гранатами. …Самопожертвование советских солдат в бою не знало пределов». Г. Газданов видел во Франции советских партизан, бежавших из плена и продолжавших сражаться с Германией. Он, воевавший в Гражданскую войну с красными, по-новому оценил Россию и те изменения, какие преобразили ее после революции: «И вот оказалось, что с непоколебимым упорством и терпением, с неизменной последовательностью Россия воспитала несколько поколений людей, которые были созданы для того, чтобы защитить и спасти свою родину. Никакие другие люди не могли бы их заменить, никакое другое государство не могло бы так выдержать испытание, которое выпало на долю Россию. И если бы страна находилась в таком состоянии, в каком она находилась летом 1914 года, – вопрос о Восточном фронте очень скоро перестал бы существовать. Но эти люди были непобедимы» (НГ.2000.12.05).

Генерал Клейст высказал Гарту свое мнение о роковом просчете немцев в оценке русских: «Надежды на победу в основном опирались на мнение, что вторжение вызовет политический переворот в России... Очень большие надежды возлагались на то, что Сталин будет свергнут собственным народом, если потерпит на фронте тяжелое поражение. Эту веру лелеяли политические советники фюрера». В СССР не было «пятой колонны». Современные СМИ, постоянно бросающие негативные оценки в адрес советской власти и коммунистов, многое сделали для того, чтобы извратить суть военных лет, оболгать партию и нашу армию. С. Луконин настаивает: «Нельзя же, согласитесь, долдонить, как это делалось на протяжении советского периода, что Советский Союз победил во Второй мировой войне благодаря усилиям «родной коммунистической партии» (ЛГ.2004.№29). Конечно, не только ее героическая деятельность во время войны принесла СССР победу, но не надо и преуменьшать ее выдающейся роли в мобилизации и направлении всех сил нашего народа на борьбу с врагом. Командование вооруженных сил Германии в приложении к директиве от 8.091941 г. зафиксировало: «Впервые в этой войне немецкому солдату противостоит противник, подготовленный не только как солдат, но и как политический противник, который видит в коммунизме свой идеал, а в национал-социализме – своего злейшего врага». Три миллиона коммунистов погибло в боях с фашизмом, они цементировали общество, обеспечивали идейное единство наших людей.

В книге «Прокляты и убиты» В. Астафьева так сильно захватила ненависть к советскому строю, что он потерял объективность в изображении жизни и не показал, в частности, с должной ясностью того, что же помогло нам выдюжить и победить. Он пишет о выступлении политработника перед солдатами: «Навострил бойцов на подвиги политический начальник, заработал еще один орден, прибавку в чине и добавку в жратве». Даже при остром желании очернить политруков надо знать меру. В изображенное Астафьевым время даже на фронте не очень-то щедро раздавали ордена, а в тылу... Он не мог сдержать своей ненависти к коммунистам, рисуя анекдотические сценки вступления в партию воинов на фронте. У него «кандидат в партийцы» твердил: «Раз сулятся семье помочь в случае моей смерти, я согласен идти в партию». Или: «Некоторые бойцы и младшие командиры, уцелев на плацдарме, выжив в госпиталях, измотавшись в боях, позабыли, что подмахнули заявление в партию, уже после войны, дома, куда в качестве подарка присылалось «партийное дело», с негодованием и ужасом узнавали, что за несколько лет накопились партийные взносы…».

В «Вече Твери» (2007.30.09) В. Юдин, не раз клеветавший на меня, затронул самое святое, что было в моей жизни, – участие в Великой Отечественной войне. Он упрекает меня в том, что я только в 1945 г. вступил в партию, и сфантазировал: «Огнев смело решил вступить в КПСС», потому что «первым героически подниматься в атаку на фашистские танки уже нужда отпала». Юдин проявил дремучее непонимание настроя советской молодежи того времени. Мне было 19 лет, когда я вступил в партию в начале 1945 г. До этого я был комсомольцем, командовал стрелковым отделением, и потому у меня никогда не отпадала обязанность первым бросаться в атаку.

Либералы считали, что «для войны с могущественным внешним врагом коммунистическая идея бессильна, нужна идея национальная, русская. ...»Вождь народов» хитро решил, что советское надо представить как русское» (ОГ.№10.2000). К. Азадовский и Б. Егоров осудили Сталина за то, что во время войны он «открыто заигрывал с русским народом, демонстрируя свой патриотизм, скорее, русский, нежели классово-советский» (НЛО.1999.№.36.С.86). Коммунистическая идея была не бессильной, но недостаточной для наиболее успешного ведения Отечественной войны. После Октябрьской революции «интернационалисты» зачеркивали исторические достижения дореволюционной России, искореняли патриотические чувства в нашем народе, разрушали национальные традиции в литературе и искусстве, лучших деятелей русской культуры обвиняли в великодержавном шовинизме. В 1934 г. Политбюро ЦК ВКП(б) взяло курс на восстановление ряда ценностей дореволюционного прошлого, на признание традиционных достижений русской культуры. Видный деятель партии кадетов П. Милюков подчеркнул в 1939 г.: «Сталин является гениальным политиком, поскольку он прочувствовал одну важнейшую вещь для любого политика: Сталин вернул Россию в русло традиционного общества». Огромная заслуга Сталина состоит в том, что он соединил воедино силу социалистической идеологии и государственный патриотизм.

Ж. Медведев заявил, что «уже в августе или в начале сентября 1942 г. Сталин резко изменил курс всей внутренней политики, начав восстановление российских исторических традиций, в первую очередь в армии»: «Были восстановлены традиционные российские воинские звания: сержант, лейтенант, капитан, майор и полковник». Но эти звания ЦИК и СНК СССР ввели еще 22.09.1935 г. Возвращение к традициям русской армии Медведев посчитал за националистические реформы и оценил их негативно.

В борьбе с врагом советский народ опирался на героические традиции нашей Родины, сформировавшиеся в процессе собирания сил Руси, в борьбе за национальную независимость. Когда смертельная угроза нависала над народами СССР, тогда сама обстановка заставляла вспомнить – с благоговением и надеждой – о русском народе и его истории. Слова надежды, связанные с выдающейся ролью России, появились в статьях публицистов до выступлений Сталина 6 и 7 ноября 1941 г., где он говорил о «великой русской нации» и вспомнил о мужественном образе «наших великих предков».

В рабочем кабинете Сталина в Кремле во время войны появились, кроме портретов Маркса, Энгельса, Ленина, портреты Суворова и Кутузова. В. Кулиш, осуждавший августовский пакт 1939 г., рассуждал о романе В. Гроссмана «Жизнь и судьба»: «Вслушаемся в разговоры защитников дома «шесть дробь один». Нет, не образы великих предков, о которых напомнил Сталин 6 ноября 1941 года, вдохновляли их» (ЛГ. 1988.24.08). Но если в романе не показаны важные черты нашего поведения во время войны, то это значит, что по нему нельзя верно судить об истинности мыслей и чувств русских людей того времени. Кулиш осуждал обращение к памяти о наших выдающихся предках, заметив, что в «Жизни и судьбе» опущен основной призыв речи Сталина: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Козьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!» Для Кулиша русские полководцы – мифы и сусальные образы, он осудил обращение Сталина к национальным традициям: «…такой постановкой вопроса принижались и изымались революционные, интернациональные традиции, сложившиеся в борьбе за социализм, прогресс и национальную независимость» (ВЛ.1988.№10.С.76). Получается: пусть угрожает смертельная угроза государству и народу, но все равно нельзя в борьбе с врагом опираться на героические подвиги русских людей.

Во время войны советские люди отбрасывали в сторону свои личные обиды от власти и делали все, чтобы Родина выстояла в борьбе с фашистами. В корне фальшива высказанная в романе И. Одоевцевой “Оставь надежду навсегда” мысль: “Ты не России изменяешь, а только советской власти”. В Отечественную войну власть, Россия и народ были единым целым, между “красными” и “белыми”, подлинными патриотами, наступил мир, и тот, кто вступал в борьбу с советским режимом (на самом деле со своим народом), становился предателем Родины.

Тогда было крайне необходимо национальное единство, которое «глубже единства классов, партий... Судьба России бесконечно дороже судьбы классов и партий, доктрин и учений” (Н. Бердяев). Это требовало отбросить в сторону междоусобицу, то, что разъединяло людей по социальному признаку, мешало чувству национально-государственного патриотизма. Без этого не было бы нашей Победы. Н. Бердяев вспоминал: «Вторжение немцев в русскую землю потрясло глубины моего существа. Моя Россия подверглась смертельной опасности, она могла быть расчленена и порабощена. ...Я все время верил в непобедимость России. Но опасность для России переживалась очень мучительно. Естественно присущий мне патриотизм достиг предельного напряжения. Я чувствовал себя слитым с успехами Красной армии». Бердяев не соглашался встречаться с людьми, желающими победы Германии, считая их изменниками” (Бердяев Н. Самопознание. 1991.С.335).

И. Бунин остро переживал поражения Советской армии, радовался ее победам. Он написал в дневнике 13.07.1941 г.: «Взят Витебск. Больно…». Когда советские самолеты подвергли бомбардировке Берлин, он с радостью отозвался на это 9.08.1941 г.: «Наши бомбили Берлин. Намяли русские холку фашистам, еще не то будет – Красная армия в Берлин еще придет! Я вам прежде говорил, что так оно и будет!». 23 июня 1944 г.: «Взяли Псков. Освобождена уже вся Россия! Совершено истинно гигантское дело!» Из дневника Бунина известно, что он беспокоился за жизнь Сталина, когда тот в 1943 г. выехал в Тегеран на конференцию: «Нет, вы подумайте до чего дошло – Сталин летит в Персию, а я дрожу, чтобы с ним, не дай Бог, чего в дороге не случилось…» (ЛН.Т.84.Кн.2.С.398). «Война потрясла и испугала Бунина: испугала за участь России на десятилетия и даже столетия вперед, и этот глубинный страх заслонил в его сознании все то, что в советском строе по-прежнему оставалось для него неприемлемо». Великий писатель, не принявший Октябрьскую революцию и большевистский режим, понимал, что гибель Сталина в то время отрицательно скажется на ходе войны. Русским патриотам было ясно, что во время войны преступно разжигать политические распри внутри нашего народа.

Идеи социализма, интернационализма, равенства и дружбы народов, социальной справедливости, объединив народы СССР, сыграли огромную роль в нашей победе. Тяжкий ход войны показал, что настойчивые попытки гитлеровцев посеять вражду между ними потерпели крах. Знаменитый дом Павлова в Сталинграде 58 дней обороняли 11 русских, 6 украинцев, татарин, грузин, узбек, еврей, таджик. За проявленные мужество и доблесть в боях за Родину звания Героя Советского Союза во время войны были удостоены 8166 русских, 2069 украинцев, 309 белорусов, 161 татарин, 108 евреев, 96 казахов, 90 грузин, 90 армян, 69 узбеков, 61 мордвин, 44 чуваша, 43 азербайджанца, 39 башкир, 32 осетина, 18 туркмен, 15 литовцев, 14 таджиков, 13 латышей, 12 киргизов, 9 эстонцев и представители других национальностей.

Г. Попов предвзято заключил, что «первый шаг к выходу России из СССР был сделан шестьдесят лет назад, когда в дни битвы за Москву вместо идей и лозунгов интернационального социализма была поднята идеология спасения русского народа, русской нации». Не было этого. Достаточно посмотреть прессу того времени, чтобы убедиться: наша пропаганда вела речь тогда о спасении всех народов СССР. Сталин писал: «В советском патриотизме гармонически сочетаются национальные традиции народов и общие жизненные интересы всех трудящихся Советского Союза».

Большую роль в духовной мобилизации нашего народа на борьбу с врагом сыграла Православная церковь. Большая часть духовенства враждебно отнеслась к Октябрьской революции, многие священнослужители участвовали в белом движении. В 20-30-е годы служители культа подвергались гонениям. Сейчас это справедливо осуждается. Но в печати публиковались и спекулятивные сообщения. 12.09.1989 г. «Комсомольская правда» «открыла», что в годы Гражданской войны большевики уничтожили 320000 священников, а всех их в России было намного меньше. По отчету обер-прокурора Священного Синода, в ней «за год до октябрьских событий – на 1916-й – количество священнослужителей оставалось …66140» (Завтра.2001.30.10).

Началась Отечественная война, и 22 июня 1941 г. глава Православной церкви в России Сергий благословил «всех православных на защиту священных границ нашей родины». В течение всей войны в наших церквах люди молились за победу российских воинов. Церковь духовно освящала борьбу с врагом, собирала деньги в фонд помощи фронту. Митрополиты Сергий, Алексий и Николай были приняты Сталиным. Он поддержал ряд их предложений о лучшем функционировании православной церкви и, в частности, об образовании Синода.
 

О ЗАГАДКЕ РУССКОЙ ДУШИ

На Нюрнбергском процессе Геринг роковой ошибкой правителей Германии, решивших напасть на СССР, посчитал то, что они «не знали и не поняли советских русских» и утверждал, что «русский человек всегда был загадкой для иностранцев. Наполеон тоже его не понял, мы лишь повторили ошибку Наполеона». 5.12.1940 г. Гитлер говорил своим генералам: «Русский человек – неполноценен». Война убедила его в другом: Перед своим самоубийством он сказал А. Аксману, активному деятелю «Гитлерюгенд»: «Мы не сумели оценить силу русских и все еще мерили их на старый лад».

Солдат дивизии «Великая Германия» Ги Сайер в мемуарах «Последний солдат Третьего рейха» (2002) припомнил главу «из школьной хрестоматии, которая называется «Русский». В ней сказано: «Русский белокур, ленив, хитер, любит пить и петь». И все. Так примитивно оценивали нас немцы. Германские стратеи вверили тем, кто писал об извечной покорности и сугубой пассивности русских как о нашей национальной черте. Такое представление противоречит фактам исторического значения: стремясь добиться свободы, социальной справедливости, русский народ на протяжении всего лишь двух десятилетий совершил три революции. После участия в боях на Украине в 1943 г. Сайер признал: «Даже слепой видел, что русскими движет отчаянный героизм, и даже гибель миллионов соотечественников их не остановит». Фельдмаршал Ф. Паулюс сказал нашему офицеру: «А я вот уже в плену прочитал «Как закалялась сталь» и подумал: если бы там отчетливо представляли себе, что в Красной Армии немало таких Корчагиных, в наши расчеты были бы внесены существенные изменения».

К. Симонов в 1943 г. писал: «Если поставить памятник самой большой силе на свете – силе народной души, то должен быть на том памятнике изваян идущий по снегу в нахлобученной шапке, немного согнувшийся, с вещмешком и винтовкой на спине русский пехотинец». Немецкие генералы не предполагали, что наш народ будет сражаться за независимость своей Родины с таким беззаветным мужеством и беспримерной стойкостью, что наши бойцы проявят массовый героизм и самопожертвование. Теперь иногда спрашивают: «За что, за какую идею, за чью землю погибали советские воины?» Они воевали ради свободы, счастья и процветания своей Родины, вели смертный бой «ради жизни на земле”. «Люди сознательно шли на смерть потому, что дома у них были Дети! Внуки! Жены! Родители! Которых они, как и все нормальные люди, безумно любили! Люди сражались за Их Жизнь! За то, чтобы их дети и внуки просто элементарно жили на этой Земле! И жили Людьми!» (Коммерсантъ.10.05.2008).

В те годы святым смыслом наполнились для наших людей призывы: «Родина-мать зовет!», «Все – на защиту Родины!». О всенародном сопротивлении врагу свидетельствовало то, что к зиме 1941 г. было собрано для Красной армии 1750000 пар валенок. 500000 полушубков и свыше 4 500 000 млн других теплых вещей. Шестнадцатилетняя Маша Боровиченко по своему желанию пришла в 13-ю дивизию и погибла на Курской дуге, посмертно став Героем СССР. О ней написал повесть «Машенька из Мышеловки» (1965) генерал А. Родимцев. Молодая девушка Мария Лагунова отважно воевала механиком-водителем танка, в бою была тяжело ранена, осталась без ног, но до 1948 г. служила в армии, потом работала контролером ОТК на фабрике, вышла замуж, родила двух сыновей. Мария Октябрьская, потерявшая мужа в боях под Киевом, на свои сбережения купила танк и после военного обучения поехала на этом танке на фронт, отважно воевала на Витебском направлении, 15 марта 1944 г. была смертельно ранена. Ей посмертно присвоили звание Героя СССР.

Пятнадцатилетний партизан Леонид Голиков за подвиги в бою получил звание Героя Советского Союза. Ю. Корольков создал о нем книгу «Партизан Лёня Голиков». Шестнадцатилетний партизан Саша Чекалин был схвачен фашистами, они зверски истязали мальчишку, пытаясь узнать, где располагаются партизаны. Они его повесили, ничего не добившись. Ему присвоено звание Героя СССР. Марат Казей (1929-1944) – юный партизан, разведчик, Герой Советского Союза. 11 мая 1944 г. его окружили немцы, он подорвал себя гранатой у деревни Хоромецкое Минской области. Подпольные молодежные организации боролись с оккупантами в Таганроге, Дорогобуже и Краснодоне. В тылу врага сражались свыше 6000 партизанских отрядов, в 1943 г. германское командование использовало для борьбы с ними более 25 дивизий. Генерал Вестфаль писал: «Глубоко в нашем тылу, в огромных лесных и болотистых районах, начали действовать первые партизанские отряды. У нас не было достаточных сил и средств для борьбы с ними. Они нападали на транспортные колонны и поезда с предметами снабжения, заставляя наши войска на фронте терпеть большие лишения».

Писатель В. Быков заявил, что зверства немцев, сжигавших белорусские деревни, провоцировались партизанами. Но еще в марте 1941 г. были напечатаны листовки: «Военно-полевой комендант извещает, что в районе деревни Н совершен акт саботажа против германской армии: перерезан телефонный кабель. В знак наказания саботажников жители деревни расстреляны, а деревня сожжена» (Правда.2001.12.07). В материалах Нюрнбергского процесса отмечено: «…первая карательная экспедиция немцев была проведена в Старобинском районе в июле 1941 года – уничтожили около 10 тысяч мирных жителей. Там не было еще ни одного партизанского отряда».
 

О ПАТРИОТИЗМЕ И НАДРУГАТЕЛЬСТВЕ НАД ВЕТЕРАНАМИ

В основе патриотизма лежит любовь к своему Отчеству, историческое право народа на сохранение своей национально-государственной самобытности. Патриотизм означает, что человек, любя Родину, ощущает единство со своими предками, чувствует персональную ответственность за судьбу своего народа, глубоко уважает его святыни и традиции. Драматург В. Розов писал: «…на протяжении всей нашей советской истории благороднейшие идеи человечества – идеи добра, справедливости, равенства и братства – играли очень большую роль. В том числе во время самой великой войны – Отечественной. Идея Родины, которую нельзя не защищать, даже ценой собственной жизни. Потому что она, Родина, – выше всего и дороже. …Идет атака, чтобы истребить у нас чувство Родины» (Правда.2003.21.08).

Совет национальной безопасности США в директиве 20/1 ставил задачу подрывать «прирожденное мужество, выдержку и патриотизм русского населения», чтобы сделать Россию слабой в военно-политическом и психологическом отношении. В этом США помогали российские либералы. 13.10.1990 г. «КП» объявила: «Патриотизм сегодня – это анахронизм». Либералы присваивали с похвалой звание «патриота» лишь тому, кто разрушает Россию. П. Струве считал важным, чтобы немцы во время войны «взяли Москву, поскольку это может сокрушить сталинский режим», и демократы считают его «настоящим патриотом России» (А. Латынина). Напомним, что перед наступлением на Москву Гитлер дал директиву: «Город должен быть окружен так, что ни один житель – будь то мужчина, женщина или ребенок – не мог его покинуть. Всякую попытку выхода подавлять силой. Произвести необходимые приготовления, чтобы Москва и ее окрестности с помощью огромных сооружений были заполнены водой» (Нюрнбергский процесс… Т.1.С.495).

В. Оскоцкий заявил, что антисемитские поветрия в годы войны «начали обретать в обществе все более устойчивый, корректируемый и направляемый характер» (ВЛ.1988. №10.С.80). И не привел ни единого факта. Л. Чащина уверяла, что в апреле 1943 г. «гонения на «космополитов» уже были декларированы как государственная акция» (Нева.1990.№10.С.182). Не было такой декларации; обманывая читателей, она пишет: «В августе... газета «Литература и искусство» опубликовала статью В. Ермилова «О традициях национальной гордости в русской литературе». С этого времени страшный механизм уничтожения «вредного слоя» общества начал набирать обороты». Эта статья – ответ на директиву о воспитании патриотизма на примерах героического прошлого русского народа, направленную в войска 25.05.1943 г. главным политическим управлением Красной Армии. Неумно приравнивать ее к антисемитской акции. Г. Телятников в «Очерках о Великой Отечественной войне» утверждал: «В завершающий период войны начал осуществляться государственный антисемитизм. ...Началось это с решения кадровых вопросов, прежде всего, в органах военной печати». Отметим: в августе 1942 г. в докладной записке руководителя Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г. Александрова говорилось, что «во многих учреждениях русского искусства русские люди оказались в нацменьшинстве», «руководящий состав целиком нерусский», «в Большом театре, в Московской государственной консерватории, Ленинградской государственной консерватории. Московской филармонии, в газетах «Правда», «Известия», «Вечерняя Москва», «Литература и искусство» во главе отделов литературы и искусства стоят нерусские». Можно ли было это считать нормальным?

А. Проханов сказал: «Человек, не готовый пожертвовать своими интересами в период войны, в период бедствий, в период распада, перестает быть патриотом. …человек, который любит Родину больше, чем самого себя, понимает, что он умрет неизбежно, а Родина останется, останутся дети, останется культура, останется народ… Такой человек и есть патриот» (Завтра.2002.08.10). А. Маресьев ставил судьбу Родины выше своей судьбы, когда без обеих ног снова стал воевать. Летчики Л. Белоусов, З. Сорокин, И. Маликов – Герои Советского Союза – тоже воевали с фашистами без ног. Свыше пятисот раз наши летчики таранили вражеские самолеты. Документально подтверждено, что таких подвигов, какой совершил солдат Александр Матросов, было 264. Первым это сделал 24.08.1941 г. политрук 125-го танкового полка Александр Панкратов около Новгорода.

В 1944 г. восемнадцатилетний Герой Советского Союза Юрий Смирнов напросился на выполнение опасного боевого задания. Он сказал командиру роты: «Я недавно книгу прочитал «Как закалялась сталь». Павел Корчагин тоже попросился бы в этот десант». Он раненым, когда был без сознания, попал в плен. Врагу нужно было узнать, какие цели поставлены перед русским танковым десантом. Но Юрий не сказал ни слова, хотя его истязали целую ночь. «В исступлении, поняв, что им ничего не добиться, они прибили его гвоздями к стене блиндажа». «Десант, тайну которого сохранил Герой ценой своей жизни, выполнил поставленную задачу. Шоссе было перерезано, наступление наших войск развернулось по всему фронту…» (СР.2005.16.04).

Президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Л. Ивашов подчеркнул, что «до сих пор пытаются вытравить из сознания росийской молодежи смысл Победы, осознание ее грандиозности» (ЛГ.2008.№18). Кинокритик С. Сычев, говоря об Александре Матросове, заявил, что «нормальный человек на амбразуру не полезет» (ЛГ.2007.№49). Я. Заровный издевательски отозвался о «Тверские ведомостях» за «штампы», которые и сегодня повторяют, «что советские титаны духа, закрывшие своими телами амбразуры вражеских дзотов в 1941-1942 гг., повторили подвиг А. Матросова» (ТГ. 3.06.2005). Заровный не может понять, что были и есть люди с патриотическими убеждениями, которые ставят на первое место не свои шкурнические устремления, а интересы Родины.

Я. Заровный чернит меня: «Ведь ко всему, о чем пишет Огнёв, можно поставить вопрос: А так ли было на самом деле? Истинно ли?» Он не привел ни одного факта, который бы подтвердил то, что я где-то, когда-то солгал. Его статья – попытка оклеветать участников Отечественной войны. В статье «Смертный бой не ради славы» (Волга.1970.№5), рассмотрев ряд произведений о Великой Отечественной войне, я определил: «Главное внимание писатели уделяли раскрытию патриотизма, мужества, стойкости советского воина». В. Кокин привел эту цитату и без доказательств изрек: «Десять журнальных страниц спекуляции на солдатском подвиге» (ТГ.2008.08.02.). Не могу понять: то ли, по его мнению, вообще зазорно писать о подвигах советских людей в годы войны, то ли нельзя писать именно мне, ибо я непосредственно участвовал в ней.

Два года А. Бойников травит меня, участника Великой Отечественной войны, получившего на ней ранение и контузию, награжденного орденами и медалями. Он лжет, что я не истинный фронтовик, с «радостным снобизмом, брюзгливо» спекулирую «на своем участии» в войне, попрекаю «следующие поколения тем, что они, дескать не воевали». Он опубликовал статью под кощунственным названием «Блуд на крови», где заявил: «пусть наш ученый старичок покричит, поворчит, побрызгает слюнкой из своей идеологической норки…», у меня-де «казуистическое фиглярство», «явление литературоведческого транссексуализма» (?), «пещерность и псевдонаучность квазипрофессорского мышления». Потеряв всякую честь и совесть он написал: у него «совесть под каблуком, а стыд под подошвой…» (ВТ.15.04.2009).

Развязные очернители благородство превращают в подлость, героизм – в глупость, а предательство – в подвиг. В книге «Война… о людских потерях в Великой Отечественной войне» (2000) Н. Шаяхметов назвал Зою Космодемьянскую террористкой, писал о «широкой известности у нас в стране террориста-разведчика Н. И. Кузнецова». 29.10.1992 г. «МК» напечатал глумливый очерк об этом разведчике, убитом бандеровцами в марте 1944 г. В октябре 1943 г. перед уходом в крайне опасную операцию он написал завещание и просил своих друзей вскрыть конверт, если он погибнет. Выдержка из него: «Я люблю жизнь, я еще молод. Но если для Родины, которую я люблю, как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью во имя освобождения ее от немецких оккупантов, я сделаю это. Пусть знает весь мир, на что способен русский патриот и большевик. Пусть запомнят фашистские главари, что невозможно покорить русский народ, как невозможно погасить солнце. Пусть я умру, но в памяти моего народа патриоты бессмертны…» (Правда.2007.№87). Эту святую память дискредитируют лжедемократы. А. Жовтис в «АиФ» (1991.№38) порочил подвиг Зои Космодемьянской. В книге В. Батшева “Власов” Зоя Космодемьянская представлена “психически больной школьницей», А. Матросов – бойцом штрафного батальона и уголовником. К сожалению, находятся люди, которые защищают клеветника и ищут нехорошее в прошлом молодого солдата Матросова, отдавшего свою жизнь за Родину. Накануне 60-летия Победы в английской газете «Обсервер» было написано: «Мощь самой сильной армии мира была истощена и, наконец, сломлена самопожертвенными подвигами русских солдат».

Нередко в СМИ проводится мысль, что мы скверно воевали, зря проливали кровь, наша Победа мало чего стоит. Ю. Слепухин глумливо писал, что фронтовики уходят из жизни «с позорным клеймом рабского поколения». Осенью 1943 г. он уехал вместе с родителями в Германию и по март 1945 г. работал на фашистов. После войны он не захотел возвращаться домой. Фронтовик Г. Куницын ответил ему: «Тот, кто во время войны, бросив Родину, не стрелял во врага, тот ведь позволял убивать своих… вы ставите под сомнение (а фактически и отрицаете) величие Победы. С какой насмешкой пишете о нынешних молодых, если они все-таки ценят подвиг: «Иногда ведь – странный народ! – они еще хотят знать, за что ордена эти получены, где заработаны». Для вас наши ордена – это против вас? И вас коробит, что еще не все молодые ныне без уважения относятся к нашим орденам. …Радуясь тому, что в День Победы публика в ресторане превращает единственного бывшего фронтовика в посмешище и. наконец, всей командой заламывает ему руки, чтобы всякая сволочь могда ударить его, вы признаетесь: «Ну, если даже говорить о самой что ни на есть накипи – взяточниках, ворах из торговой сети, босов «теневой экономики», – то все-таки, по мне, пусть уж лучше они правят сегодня бал, нежели добродетельные палачи былых времен». И правят: милионы преступлений, сын насилует мать. Дочь грабит отца. Оба убивают» (СК.1989.07. 11). Предатель Слепухин нагло назвал фронтовиков палачами…

Кое-кто полагает, что теперь не в счет вся жизнь моего поколения – и полуголодное существование в 30-е годы, и подвиг во время войны, и все то, что мы потом вынесли, поднимая страну из развалин и пепелищ. Поэт Ю.Кузнецов категорично рассуждал: «Сейчас нередко можно увидеть старого человека, утверждающего, что он фронтовик и, мол, спас Россию. Но …прежде всего спасли Россию те, кто погиб, потому что в своем поколении они были лучшими» (КО.1987.02.10). В. Щелкунов обличает фронтовиков: «Так что же получается: кто остался на полях сражений, их дети и внуки бедствуют! А вот фронтовики, оставшиеся в живых, свои детям и внукам все условия создали. Чувствуете, какая разница? А живут все, и оголтелая власть, и фронтовики за счет погибших. Повторяю: за счет погибших» (СР.2008.12.02).

Не стану возражать: я живу за счет погибших. Среди них мой отец, сложивший голову в 1941 г. в районе Ржева, мой дядя Василий Бойков нашел свою смерть тогда же от пули немцев. Другой дядя, Петр Бойков, был четырежды ранен, умер через пять лет после окончания войны. Другие дяди – Иван Бойков, Анатолий Огнёв, Михаил Огнёв, фронтовики, – умерли 15-20 лет назад. Но сам-то я тоже воевал, ранен и контужен на фронте, не живут ли такие, как Щелкунов, и за мой счет, за счет и моей крови, окропившей смоленскую землю? Все еще живы последние сотни Героев Советского Союза. Неужели Щелкунов ничем им не обязан?

Могу подтвердить мысль о том, что действительно очень трудная доля была у семей погибших фронтовиков. У моей матери, не считая меня, было четверо дочерей, самой младшей в июне 1941 г., когда отец ушел на войну, было пять месяцев. Как было маме прокормить и одевать их во время войны и после неё (пенсия на детей была мизерная) – это очень трудно представить нынешним людям, она и две её дочери, мои сестры, преждевременно ушли в могилу. Две других сестры сейчас инвалиды. В июне 1941 г. мне только что исполнилось 16 лет, 28 июня я приехал под Селижарово рыть противотанковый ров, затем работал в колхозе, на лесозаготовках – в жгучие морозы, – учиться не было возможности. С января 1943 г. был в армии. В 18 лет начал воевать на фронте командиром стрелкового отделения. На войне мне, как и миллионам наших солдат, довелось перенести непереносимые в обычной мирной жизни мучения и трудности. В апреле 1947 г. я вернулся в мирную жизнь, образование – один курс педучилища, нормально учиться, не работая, не было возможности, надо было стараться помогать матери и сестрам. Никаких привилегий я не имел, без какой-либо передышки, не давая себе никакого послабления, дорожа каждым днем и каждой копейкой, работал и учился в вечерней школе, на заочном отделении института, квартиру получил только в 1962 г. не как фронтовик, а как преподаватель вуза. Сейчас я, почетный профессор ТвГУ, заслуженный деятель науки, живу вместе с больной женой в двухкомнатной квартире. Моя биография фронтовика не обеспечила никаких привилегий моей дочери и моим внуку и внучке.

Великий русский поэт А. Твардовский в стихотворении «Я убит подо Ржевом» писал: «Те, что живы, что пали, – // Были мы наравне. // И никто перед нами // Из живых не в долгу, // Кто из рук наше знамя // Подхватил на бегу…» До 90-х годов ХХ века моя совесть полностью принимала мысль А. Твардовского: «Я знаю, никакой моей вины // В том, что другие не пришли с войны…». Правда, порой давали себя знать слова «но все же, все же, все же…». А когда, поправ законность и мораль, ельцинские палачи расстреляли Верховный Совет России, они стали ноющей раной на моем сердце.

Л. Толстой считал: «Есть два желания, исполнение которых может составить истинное счастье человека – быть полезным и иметь спокойную совесть». Но моя совесть на дает мне покоя. Моя беда состоит не только в том, что бездонная усталость намертво схватила меня, что все острее дает о себе знать букет болезней, но и в том, что жизнь движется не в том направлении, какое, по моему убеждению, должно торжествовать на благо всех людей. Меня не перестает терзать вопрос: как мы, победители в самой страшной войне, допустили в мирное время развал своей великой державы? Из очень давнего времени, которое теперь порой кажется странным сном, нереальностью, незаметными бесцветными пылинками подкатилась, сверля мое старческое сознание, мысль о какой-то и моей вине перед своим народом, Россией.

На вопрос, почему мы победили, Г. Жуков ответил: «Мы победили потому, что у нас был лучший молодой солдат. ...Да, когда война пошла вовсю, когда мельница заработала, все решил молодой, обученный, идеологически подготовленный солдат». Этот солдат воспитывался на книгах Н. Островского. В печати справедливо назвали невежественными пошляками работников образования, выбросивших роман «Как закалялась сталь» из списка изучаемых в школе произведений.

Маршал Г. Жуков, призывая молодежь «бережно относиться ко всему, что связано с Великой Отечественной войной», писал: «Я много раз видел, как солдаты подымались в атаку. Это нелегко – подняться в рост, когда смертоносным металлом пронизан воздух. Но они подымались! А ведь многие из них едва узнали вкус жизни: 19-20 лет – лучший возраст для человека – все впереди! А для них очень часто впереди был только немецкий блиндаж, извергавший пулеметный огонь». Неотвратимо быстро катятся годы, один за другим фронтовики умирают. Вместе с нами безвозвратно уходит наша святая правда о Великой Отечественной войне, когда в смертельно опасные для Родины годы, жертвуя своей жизнью, молодой кровью, своим здоровьем, мы защищали ее от рвущихся в нашу страну алчных захватчиков.

Мне было приятно читать слова моей бывшей студентки Альбины Кукайло в письме от 18.03.2005 г.: «Низкий поклон Вам за опаленную войной юность, за мужество, принципиальность, которые нужны нам и в мирное время не менее, чем на фронте». Т. Марфина, у которой отец погиб на войне, написала: «Весь день 9 мая проплакала. Жаль было моих родных, оставшихся на полях сражений. Вы, мои дорогие, спасли Родину. Но не смогли защитить тех, кто остался жив в этой войне. Да, мне очень жаль этих старых, седых, больных ветеранов – тех, кто выжил. Вы помогли спасти Родину от фашистского нашествия, но вы не спасли ее от более страшного нашествия – нашествия …изуверов, лишающих чести и достоинства наших внуков и правнуков, толкающих их в пучину разврата, пьянства, наркомании…» (СР.2004.05.06). Вот в этом, видимо, и заключаются истоки моих душевных терзаний, моей вины.

Лжедемократические деятели, иностранные спецслужбы и их печать особое внимание уделяли и уделяют нашей молодежи. Американский журнал «Кольерс», выпустивший в 1951 г. специальный номер, посвященный «завоеванию и оккупации» СССР американской армией, писал: «Необходимо добиться того, чтобы в будущей войне (в Советском Союзе) не было «Молодой гвардии», не было Космодемьянских и Матросовых». Антигосударственный, антинародный настрой характерен для основной массы работников «нашего» телевидения. Либеральные СМИ в немалой степени виноваты в том, что идея бескорыстного служения Родине у нынешних молодых людей в должной мере не востребована. Социологические исследования самочувствия молодежи в городах Тверской области в 2002 г. показали, что самое важное в жизни для 58% опрошенных – деньги, после них идет образование, профессия (57%), «на третьем месте – стремление получить от жизни побольше удовольствий (34%). …И в самом конце списка – действия ради будущего России (8%), идеалы, вера (5%). О доблести, о подвигах, о славе сегодня мечтают единицы». «Литгазета» (№18.2005) сообщила об опросах московских школьников о 60-летии Победы СССР в Великой Отечественной войне. Старшеклассники рассуждали: «Зачем вообще нужна была победа в этой войне? Если бы мы ее проиграли, рынок пришел бы к нам еще тогда, и мы бы давно были развитой европейской страной»; «Если бы мы сразу сдались немцам, сохранились бы наши люди и наши города в целости и сохранности. Не было бы никакой разрухи»; «Зачем так называемые герои совершали свои так называемые подвиги? Все эти Зои Космодемьянские, все эти Александры Матросовы?». История Отечественной войны деформировалась в умах многих молодых людей. Все еще нередко учителя внушают школьникам: «Никакого Александра Матросова, никакой Зои Космодемьянской не было. Это все ложь!» (ЛР.2002.01.02).

Развенчивая массовый героизм солдат Великой Отечественной войны, оскверняя имена-символы самопожертвенных подвигов – Зою Космодемьянскую, Александра Матросова, Николая Гастелло, Виктора Талалихина, Олега Кошевого, Лизу Чайкину и других славных сынов России, – либералы заявляют, что они не были героями, их создала советская пропаганда. Растленные ревизоры героизма нашего народа прикрывают свое проплаченное русофобство тем, что они, мол, освобождают историю России от неправды, добиваются истины. На самом деле они создают новые лживые мифы, растлевающие сознание наших людей. Выдающийся писатель-фронтовик Е.И. Носов сказал незадолго до своей смерти: «Боюсь, что с уходом последних участников тех событий правда о войне останется беззащитной» (НГ.2007.29.05).

Продолжение…

SENATOR - СЕНАТОР
 

 


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.