70-ЛЕТИЕ ОБОРОНЫ МОСКВЫ | СЕМНАДЦАТАЯ ТАНКОВАЯ БРИГАДА: описанная история боёв полностью подтверждается документами Центрального архива Минобороны РФ
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ОБОРОНА МОСКВЫ:
СЕМНАДЦАТАЯ ТАНКОВАЯ БРИГАДА

70-летию битвы под Москвой посвящается!
Pobeda-60 - Победа-60


 

 

Галина Грин

Владимир Чернов

В отечественной истории так сложилось, что некоторые факты, однажды описанные авторитетными учёными или прославленными полководцами Великой Отечественной войны, слепо принимаются на веру людьми, которые не имеют других источников информации. Но даже известные авторы прошлого, не имея нужного доступа к архивным документам, порой допускали ошибки. Ошибки, которые затем, как эхо многократно повторенные историками следующих поколений, превращались в мифы и легенды. Сегодня, когда массово рассекречиваются документы Великой Отечественной войны, исправить многие из этих ошибок вполне реально.
Продолжение темы предыдущей публикации журнала СЕНАТОР –
«ОБОРОНА МОСКВЫ: ОШИБКА МАРШАЛА ЖУКОВА», в следующем материале наших авторов: ведущего специалиста Центрального музея Великой Отечественной войны Галины Грин и Владимира Чернова. В нём речь идет 17 танковой бригаде и её роли в битве под Москвой 1941 году под командованием Героя Советского Союза Николая Якимовича Клыпина.


 

СЕМНАДЦАТАЯ ТАНКОВАЯ НА ВАРШАВСКОМ ШОССЕ

Командир 17ТБР – Герой Советского Союза майор Николай Якимович Клыпин

В своих мемуарах Г.К. Жуков указывал: «Имена героев, отличившихся в октябре 1941 года при защите столицы, невозможно перечислить. Не только отдельные воины, но и целые соединения стяжали боевую славу подвигами во имя Родины. Такие части и соединения были на любом из боевых участков… На подступах к Малоярославцу героически сражались части 312 стрелковой дивизии полковника А.Ф. Наумова и курсанты подольских пехотного и артиллерийского училищ. В районе Медыни насмерть стояли танкисты полковника И.И. Троицкого. У старинного русского города Боровска прославили свои боевые знамёна солдаты и командиры 110-й стрелковой дивизии и 151 мотострелковой бригады. Плечом к плечу с ними стойко отражали натиск врага танкисты 127-го танкового батальона. Ценой больших потерь противник оттеснил наши части к Протве, затем к реке Наре, но прорваться дальше не смог» ( Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления» – изд. АПН, Москва, 1969 – стр. 351)

Если подвиг Подольских курсантов уже достаточно широко освещён в публикациях, то гораздо менее известны боевые действия указанных выше 312 стрелковой дивизии (далее – СД) и 17 танковой бригады (ТБР). В 2010 году была опубликована хорошая книга Глеба Чугунова «Горькая осень 41-го» о боевых действиях в октябре 1941-го 312 СД. Настало время вспомнить и о других из вышеперечисленных частей – о 17 ТБР.

В предыдущей публикации мы начали рассказ об этой бригаде, которая в числе прочих в октябре 1941 года сыграла важную роль в обороне Москвы на Малоярославецком направлении. Кратко напомним, как обидная ошибка маршала Г.К. Жукова в фамилии командира этой бригады привела к многолетнему забвению боевых заслуг всей бригады. Всякий исследователь, желающий ознакомиться с делами бригады в Центральном архиве министерства обороны (ЦАМО), сразу же видел, что никакого командира по фамилии И.И. Троицкий в бригаде никогда не было. Становилось понятно, что здесь что-то не так, и чтобы не вступать в полемику с маршалом или цитирующими его официальными историками, дальнейшие боевые действия 17 ТБР не рассматривались вообще. Тем не менее, бригада достойно проявила себя не только под Медынью, но и в последующих боях, за что неоднократно отмечалась командованием в годы войны. В результате, в ноябре 1942 года 17 ТБР была преобразована в 9 Гвардейскую танковую бригаду, а заслуженные награды – ордена и медали, воины 17 ТБР начали получать уже в 1941 году.

Свои боевые действия бригада начала рано утром 9 октября 1941 года на рубеже р. Изверь, руководствуясь приказом, который дал приезжавший в бригаду накануне вечером – 8 октября 1941 года Г.К. Жуков: усилить разведку и вести изматывающие и сдерживающие бои. Это было единственно верным решением в условиях четырёхкратного превосходства сил немцев и отсутствия на этот момент других войск Красной Армии на Варшавском шоссе (ЦАМО РФ, ф. 3080, оп. 1, дело № 1, л. 9). Эти же задачи Г.К. Жуков поставил в этот день всем встретившимся ему частям Красной Армии, находившимся на Можайской линии обороны, проходящей от Можайска, через Малоярославец до Калуги. Если бы приказ звучал: Ни шагу назад!», то в результате боев на Варшавском шоссе, начиная от р. Изверь, протекающей западнее Мятлево, к Малоярославцу не осталось бы ни одного живого защитника, и до самой Москвы путь был бы открыт, как и рассчитывали немцы.

Также при изучении документов ЦАМО выяснилось, что под Боровском никогда не воевал 127 танковый полк, как указывалось в цитате, приведённой выше. Под Боровском в октябре 1941 года, помимо 151 мотострелковой бригады (МСБР) вели боевые действия танковый полк 152 МСБР, 17 танковый полк 17 ТБР и 5 танков, пришедшие на разведку из 22 ТБР, принадлежащей соседней 5 Армии.

17 ТБР формировалась в г. Владимир с 14 сентября по 4 октября 1941 года. Основу 17 ТБР составили оставшиеся кадры прибывших после боев 34 танковой дивизии (ТД) Северо-Западного Фронта и 48 ТД Западного Фронта. Большинство командного состава новой бригады перешло из 48 ТД, которая в июле-августе 1941 года вела бои в районе г. Великие Луки с тем же немецким 57 мехкорпусом и входящими в него 19 и 20 танковыми дивизиями, с которым им пришлось вскоре встретиться на Варшавском шоссе. И уже 4 октября бригада убыла на фронт в эшелонах. Пункт назначения – г. Мценск. Но 5 октября немцы неожиданно для нашего командования вошли в г. Юхнов, поэтому в связи с изменившейся обстановкой, эшелоны были в пути переадресованы на Малоярославецкое направление.

Карта битвы под Москвой 1941 года

Как воспоминал в своём письме в 1961 года начальник штаба 17 ТБР Александр Спиридонович Кислицын:

«Ночью в пути эшелоны с частями бригады переадресовали, и рано утром 6 октября бригада разгрузилась, километра три не доезжая города Малоярославец. Немцы бомбили эшелоны в пути, бомбили в ходе разгрузки, но все обошлось благополучно, и части бригады расположились в небольших рощах под Малоярославцем. Вечером 6.X. я вытянул половину бригады на шоссе Малоярославец-Медынь-Юхнов. Пошёл липкий снег. Он нас маскировал и мы, часов в 8 вечера, начали марш к городу Медынь.

Обстановка на фронте была чрезвычайной. Впереди нас и по бокам на большом расстоянии наших войск не было, и мы должны были, встретив немцев на пути в любом месте, остановить их, не пропустить к Москве. На 7.Х. в ночь, мы вышли в район 3-4 км западнее г. Медынь и расположились по обе стороны шоссе в рощах и перелесках….

7 октября штаб бригады посетил Маршал Буденный С.М. Вечером 8 октября расположение бригады посетил Командующий Фронтом Генерал армии Жуков Г.К.».

О том, как ехали в эшелонах и выгружались под бомбёжкой, интересно написал в своей книге «Конец «Тайфуна» бывший начальник связи 17 ТБР М.И. Мыциков:

«Без остановки проехали Малоярославец… Экипажи на ходу очищали снаряды от масла и набивали диски патронами. Дождь прекратился, выглянуло солнце, и все вокруг преобразилось. Километр за километром мелькали по сторонам идиллические картины осенней природы. Не верилось, что неподалёку грохочет смертельная схватка и что через несколько часов каждому из нас придётся вновь вплотную встретиться с огненным безумием войны. Но пока война была где-то вдали. Лишь в полдень над нами неожиданно повисла «рама» – самолёт-разведчик «Фокке-Вульф-189». Стало ясно, что фронт уже близко: ведь этот самолёт действовал только поблизости от передовой.

Вообще, все побывавшие на фронте знали, что после появления «рамы» жди неприятностей… В воздухе появились вражеские бомбардировщики Ю-87. Они шли несколькими волнами по тридцать самолётов в группе. Наш эшелон находился в те минуты в открытом поле. Вдали виднелся небольшой разъезд, за которым начинался хвойный лес.

Зенитных средств было мало, и фашисты беспрепятственно делали заход за заходом, сбрасывая на нас свой смертоносный груз. К счастью, прямых попаданий не было. Бомбы рвались по обе стороны пути, осыпая паровоз и платформы осколками и землёй.

Машинист отчаянно маневрировал: то неожиданно увеличивал скорость, то резко тормозил, то опять ускорял ход, так, что в глазах рябило.

Едва мы поравнялись со строениями разъезда, как в паровоз попала бомба. Колеса заскрежетали о рельсы, и эшелон резко остановился. Была отдана команда разгружаться.

Такую разгрузку я видел впервые: тяжёлые KB и тридцатьчетвёрки, запустив двигатели, разворачивались на платформах и буквально прыгали с них, а, приземлившись, сразу набирали скорость и устремлялись под зелёные кроны соснового бора.

На разъезде делалось что-то невообразимое. Выли моторы «юнкерсов», ревели танковые двигатели, скрежетали гусеницы об рельсы, грохотали взрывы бомб, поднимая в небо столбы земли и куски шпал. Свист, гром и скрежет заглушали стоны раненых, слова команд. Средь бела дня в дыму и пыли не было ничего видно – ни техники, ни людей. Першило в горле, слезились глаза, но мы спасали технику и материальную часть. И спасли. Помогли хорошая подготовка экипажей, спокойствие и распорядительность командиров. Все работали чётко, организованно, слаженно, чем и объясняется то, что удалось почти избежать потерь».

Дальнейшие исследования документов ЦАМО в фондах 17 ТБР, 312 стрелковой дивизии, Московского Военного округа, Московской зоны обороны, 43 Армии, Западного фронта помогли более полно воссоздать картину боевых действий Бригады. Выяснилось, что её использовали всякий раз, когда нужно было срочно прикрыть образовавшуюся брешь в обороне, в отсутствие других боеспособных частей. И, как правило, Бригада выполняла поставленные задачи в то время и в том же месте, когда рядом некоторые другие части просто бежали с поля боя. Даже противник – командование немецкого 57 МК, отмечало умелые действия 17 ТБР за 11 октября 1941 года:
 

«…Русские сидят почти во всех мелких населённых пунктах по обе стороны от дороги, частью более слабыми силами, частью с более крупными, и ожесточённо защищаются. Создаётся впечатление, что противник пытается силами боевых групп, состоящих из пехоты, артиллерии и танков, задержать быстрое продвижение по обе стороны от главной дороги или хотя бы замедлить его… Противник сегодня укрепился перед линией фронта… Его сильная сторона – танки, которые выступают звеньями и сражаются умело и ожесточённо» (Бундесархив Германии. RH/24-57/2. Дневник военных действий №1 Штаба 57 танкового корпуса Германии с 15.2 по 31.10.4, 11 октября1941)

Когда картина боев на Варшавском шоссе уже практически стала ясна, в делах Автобронетанкового управления 43 Армии и Западного фронта был обнаружен документ (ЦАМО, Ф.398 АБТВ 43 Армии,оп. 9308, д.3, л. 44-49, то же ф. 208 ЗФ, оп 2534 АБТВ, д.2, л. 72-78), составленный командованием бригады 5 ноября 1941 года через неделю после выхода Бригады на доукомплектование, когда линия фронта окончательно стабилизировалась. Этот документ – «Доклад о боевых действиях 17 ТБР за период с 6.10.41 по 26.10.41» на Варшавском шоссе с момента первого боевого столкновения с немцами на р. Изверь до рубежа р. Нара, где немцы был остановлены окончательно. Он ни в чем не противоречит остальным документам Бригады, армии и фронта, поэтому приведём тут именно этот доклад, чтобы почувствовать сжатый и лаконичный военный стиль – дух того времени – ведь с момента выхода из боев до написания этого отчёта не прошло и 10 дней.
 

«Доклад о боевых действиях 17 танковой бригады за период с 6.10.41 по 26.10.41

Сосредоточение бригады в районе г. Малоярославец.

В течение 6.10.41 части бригады выгружались на ст. Малоярославец. К 17.00 6.10.41 бригада сосредоточилась в лесу в 3 км юго-западнее г. Малоярославец, седлая старую Калужскую дорогу. Согласно распоряжения Ставки Верховного Главнокомандования от 6.10.41 бригаде приказано:

войти в подчинение командира 5 Гв. стрелковой дивизии и совместными действиями овладеть Юхнов.

Бригаде немедленно выступить и занять Медынь, где и ожидать подхода 5 Гв СД.

Сосредоточение бригады в районе Медынь.

С наступлением темноты части бригады выступили из района сосредоточения по маршруту Ильинское, Медынь и к 4.00 7.10.41 сосредоточились в перелесках 1,5 км юго-западнее Медынь.

Погода: снег, дождь. Дорога и шоссе всюду проходимы. Т.к. из г. Малоярославец не удалось связаться с командиром 5 Гв. СД вследствие порыва связи, в 19.00 6.10.41 был послан командир взвода МСПБ на машине ГАЗ-АА в г. Калуга с донесением командиру 5 Гв СД, в котором указан район сосредоточения бригады на 7.10.41.

7 и 8 октября части бригады находились в 1,5 км южнее г. Медынь, вели разведку в направлении Юхнов, приводили матчасть в порядок и готовились к предстоящим боевым действиям.

Установлена связь с ПО (передовым отрядом – авт.) Малоярославецкого УР (укрепрайона – авт.), действующего на западном берегу р. Угра. 8.10.41 связь с командиром 5 Гвардейской стрелковой дивизии была установлена через делегата связи, направленного из штаба бригады. Было известно о сосредоточении дивизии в районе г. Калуга. Прибытие дивизии в район Медынь по данным штабдива предполагалось не ранее 10.10.41.

Исходя из обстановки, сложившейся к половине дня 8.10.41 на участке передового отряда (ПО), в 15.00 было отдано частям предварительное распоряжение – подготовиться к маршу в район Гришино, Воронки, Вязище на рубеж р. Изверя, куда отходил ПО Малоярославецкого УР.

К исходу дня 8.10.41 бригаду посетил командующий войсками западного фронта Генерал Армии Г.К. Жуков, приказавший бригаде сосредоточиться на рубеже р. Изверя, и, ведя сдерживающие бои, изматывать противника; вести разведку в стороны от шоссе, установить сеть неподвижных постов наблюдения за противником, что и было сделано.

Под покровом ночи с 8 на 9.10.41 бригада выступила в направлении ст. Мятлево и далее в район Вязище, Воронки, Гришино. В течение 8.10.41 зенитным дивизионом 17 танковой бригады подбит бомбардировщик Ю-88.
 

Сосредоточение бригады на рубеже р. Изверя и начало боевых действий.

К 5.00 9.10 бригада сосредоточилась на восточном берегу р. Изверя, МСПБ (мотострелковый пулемётный батальон – прим. авт.) занял исходное положение на рубеже д. Вязище, Воронки, шоссе; 17 танковый полк (17 ТП) – 0,5 км западнее Гришино; зенитно-артиллерийский дивизион (17 ОЗАД) – на огневой позиции (ОП) 1 км западнее Гришино. По данным ПО, пред фронтом бригады было до пехотного полка противника, усиленного двумя дивизионами артиллерии, до 20 танков и бронемашин, до эскадрона конницы.

С утра 9.10.41 шёл дождь. Авиация противника в количестве 2-3 самолётов непрерывно вела разведку района сосредоточения бригады.

Около 7.00 противник силою до пехотного батальона с артиллерией начал наступление на ПО Малоярославецкого УР и на левый фланг МСПБ бригады. До роты автоматчиков продвинулось на восточный берег р. Изверя.

Атакой МСПБ, поддержанной танками, противник был отброшен на западный берег р. Изверя, потеряв до 70 человек убитыми и ранеными.

В 13.00 противник теми же силами при поддержке 3-х танков вторично повёл наступление на левый фланг МСПБ бригады. МСПБ при поддержке 2-х танков Т-34 вторично отбил атаку противника, уничтожив 3 танка противника и нанеся ему огнём батальона большие потери. Противник был рассеян.

В 15.00 до взвода автоматчиков зашли во фланг МСПБ, но действиями истребительной роты МСПБ они были полностью уничтожены.

В 16.00 противник пытался выйти в тыл бригады. В это же время была обнаружена

мотоколонна и до батальона пехоты в движении из района Чернышовка – Тужиловка на юг, – юго-восток. Огнём 17 МСПБ уничтожено 10 автомашин, пехота рассеяна.

В 17.20 до 2-х батальонов пехоты, с артиллерией, под прикрытием сильного миномётного

огня, противник повёл решительное наступление по всему участку обороны МСПБ, бросив в обход левого фланга МСПБ до роты пехоты, которой удалось форсировать реку Изверя.

Совместными усилиями МСПБ и 17 ТП, попытки противника прорвать оборону бригады были отбиты. Контратакой 2-й роты МСПБ рота противника, прорвавшаяся на восточный берег реки, была оТБРошена на западный берег.

Около 17.30-18.00 группа автоматчиков противника, проникшая лесом к д. Гришино, обстреляла группу легковых машин Штабрига, уходивших на шоссе. В 20.00 противник, обходя сильными группами автоматчиков фланги 17 ТП, при поддержке противотанковых орудий и нескольких минометных батарей, открыл сильный огонь по расположению полка.

Танковый полк и МСПБ, ведя заградительный огонь, по приказу командования начали организованно отходить вдоль шоссе на Мятлево. В итоге напряжённых боев в течение всего дня МСПБ понёс значительные потери: убито 5 человек начальствующего состава, 50 чел. бойцов и младшего начальствующего состава, ранеными 14 чел. начальствующего состава и 80 человек рядового и младшего начальствующего состава; без вести пропавшими – 10 человек. Общие потери – 159 человек.

17 танковый полк потерял 4 чел. убитыми и 3 человека ранеными, три танка Т-34, два из них – безвозвратно.

Взвод связи роты управления бригады потерял половину своего состава убитыми, ранеными и без вести пропавшими. Кроме того, противником сожжены 3 легковых машины штаба.

Потери противника: уничтожено 3 танка, 6 противотанковых орудий, 10 автомашин, взвод автоматчиков; уничтожено или рассеяно не менее батальона пехоты противника.
 

Выводы:

Действия бригады не были поддержаны нашей авиацией;

Отсутствие окопов полной профили, за отсутствием времени на их отрывку, приводит к излишним жертвам от миномётного и артиллерийского огня противника;

лесистый участок местности при превосходстве сил пехоты и артиллерии противника, весьма невыгоден для боя танковых частей.
 

Бой на рубеже западный берег р. Шаня.

В ночь с 9 на 10 части бригады организовали оборону на рубеже д. Хорошая, д. Радюкино, лес с-з Богданчиково (возм. Михальчуково).

С 6.00 10.10.41 бой разгорелся с новой силой Противник, подвинув за ночь силы при активной поддержке авиации и танков начал наступление вдоль шоссе на Медынь.. Одновременно противник вел активную разведку своими танковыми и мотоциклетными группами в сторону от шоссе. Отдельные группы автоматчиков проникли до Медынь.

Бой продолжался с переменным успехом до самого вечера. Особое упорство в этом бою проявил 17 танковый полк. Неоднократными атаками, огнём с места, по неполным данным за день боя уничтожено: 19 танков и 7 танкеток, 4 ПТО, до 230 солдат и офицеров убитыми и ранеными.

Наши потери: убитыми 12 человек, ранеными 25 чел, 4 шт. Т-40 и 3 шт. Т-34, 2 ПТО, 2 трактора, 2 ремонтные летучки типа А, 1 грузовая машина ЗИС-5, автокухня.

К исходу дня 10.10.41 по данным разведки и наблюдения перед фронтом бригады действовало не менее действовало не менее 2 пехотных полков с артиллерией и до 40 танков и танкеток.
 

Бой на участке Медынь-Ильинское.

11.10.41 в 4.00 командир бригады получил устный приказ командующего 43 Армией: ведя

наступление вдоль шоссе овладеть Медынь. Выполнение поставленной задачи было возложено на 17 танковый полк. 17 ТП в составе 1 танк Т-34 и 6 шт. Т-40, наступая на Медынь, был обстрелян артиллерией и пулемётами с восточной окраины Медынь. В результате этого полк задачи своей не выполнил.

В 8.00 11.10.41 танковому полку была поставлена задача: удержать шоссе восточнее Медынь и обеспечить действие пехоты Малоярославецкого УР (укрепрайона).

В 10.00 противник повёл наступление из д. Пушкино, силой до батальона пехоты с 6 танками:

Вдоль шоссе – до 2-х рот пехоты с 4 танками – на высоту 195,5 – до батальона пехоты с батареей 75 мм орудий.

В 11.00 в направлении д. Адуево и далее на северо-восток в направлении д. Синявино под прикрытием авиации двигалась мотоколонна с пехотой, до 70 автомашин и 30-35 танков.

В 11.30 противник обошёл левый фланг МСПБ. МСПБ и части УР начали отход на Ильинское.

В 13.00 17 танковый полк в составе 10 Т-34 и 8 Т-40 вступил в бой с наступающей пехотой и танками противника в районе роща 2 км Ю-З Марютино. В итоге боя уничтожено 2 ПТО и 2 танка противника.

К 14.00 17 танковый полк отошел в район Гусево, откуда контратаковал противника в направлении высоты 189,2. В этом бою 17 ТП уничтожил 2 танка, 3 ПТО, уничтожил и рассеял до батальона пехоты противника.

В 15.00 до 20 самолётов противника бомбили и обстреляли передний край обороны нашей пехоты и танки.

В 16.00 17 ТП начал отход на рубеж 1 км западнее Ильинское, который и занял к 18.00 11.10.41 г.

При отходе 17 ТП уничтожил 2 шт. 85 мм орудия врага на западной окраине Дуркино. МСПБ также отходил с боем на рубеж Ильинское.

По неполным данным противник за 11.10.41 г. потерял: 4 танка, 5 ПТО, 2 75-мм орудия.

Уничтожено и рассеяно до батальона пехоты.

12.10.41 17 МСПБ после трехдневных боев по приказу командира бригады приводил себя в порядок в районе 1,5 км вост. Сергиевка. 17 ТП, действуя совместно с частями 53 СД в 12.00 огнём с места начал бой с наступающей пехотой и ПТО на высоте 193,2. В итоге боя ТП уничтожил 3 ПТО и 2 автомашины с пехотой противника.

До 18.00 17 ТП удерживал рубеж обороны по восточным скатам высоты 193.,2.

В 18.30 после 10 минутного артналета до батальона пехоты с танками пытались снова атаковать передний край нашей пехоты.

Контратакой нашей пехоты, поддержанной танками, противник был отброшен, потеряв 3 танка. Около 21.30 танковым полком был захвачен в плен офицер, немедленно переданный в штаб 43 Армии.

Наши потери за день: 2 чел. убитыми, 7 чел ранеными. Подбит противником 1 Т-34 и 1 Т-40.

Потери противника: 3 ПТО, 2 автомашины, сбит один самолёт Мессермит-108, до взвода

пехоты.

13.10.41 с 7.00 17 ТП после артподготовки совместно с 475 стрелковым полком (СП) 53 стрелковой дивизии (53 СД) наступал в направлении Дуркино, Ст. Рыбино.

К 8.00 ТП достиг высоты 193,2. Авиация противника в течение всего дня сделала более 20 налётов в количестве до 24 самолётов, чем задержала наступление частей 53 СД.

17 ТП, выполняя задачу дня, к вечеру см боями вышел на рубеж 193,2, ст. Рыбино,

Сокольники, однако не подержанный действиями 223 СП 53 СД, успеха закрепить не смог. 17 МСПБ в бою не участвовал, приводя себя в порядок.

Потери врага за 13.10.41:

Сбито 2 бомбардировщика; уничтожено 3 шт. 75 мм орудий с прислугой, 3 танка, 4 транспортных машины, 1 легковая штабная машина, 2 мотоцикла, 2 ПТО, 1 миномётная батарея, до полутора рот пехоты.

Наши потери: убитых 3 чел., раненых – 7 чел, 3 Т-34 повреждены авиабомбами, 1 Т-40 –уничтожен.

В ночь на 14.10 части бригады отведены по приказанию командира 53 СД в район Шумятино.

14.10.41 17 зенитный дивизион сбил 2 бомбардировщика противника: Ю-88 и Хейнкель -111.
 

Действия бригады в районе Малахово, Абрамовское и Отяково.

К 23.00 14.10.41 бригада получила приказ командира 53 СД: к 6.00 15.10.41 сосредоточиться в районе Отяково, Щиглево.

Ночной марш совершён по маршруту: Шумятино, г. Малоярославец, Климовское, Отяково. Участок пути от дороги, идущей на Боровск до Климовское был весьма тяжел. Грузовые машины приходилось почти все тащить силами бойцов , из-за чего части бригады сосредоточились в указанный район с опозданием на 2 часа.

В течение 15.10.41 17 ТП совместно с частями 53 СД вел бой с пехотой противника у Никольское, Абрамовское, Малахово.

17 МСПБ к 18.00 15.10.41 занял оборону на рубеже Тюнино-Щиглево. (на левом фланге 475 СП 53 СД). 3/475 СП начал отходить, но поддержанный действиями 17 МСПБ был снова возвращён на свои позиции.

За день боя у противника уничтожено: 15 ПТО, 1 танктка,2 миномётных батареи, до 150 чел. пехоты, разгромлен штаб в деревне Абрамовское.

Наши потери: 1 чел. убит, 9 чел. ранено. Не вернулись с поля боя 4 танка Т-34 с экипажами.

В ночь на 16.10.41 бригада получила приказ Командующего 43 Армией о передислокации.

Перед бригадой снова стояла задача совершить ночной марш в трудных условиях.
 

Действия в районе Боровск.

С 8.00 16.10.41 бригада совершает марш по маршруту Никольское, Отяково, Климовское, Городня, имея задачу: совместно с действиями 223 СП захватить г. Боровск. Погода: снег, грязь, просёлочные дороги труднопроходимы для всех видов колёсных машин. На участке между Климовское-Городня снова пришлось вытаскивать машины на протяжении нескольких километров.

Части бригады в течение дня сосредотачивались в районе Городня, ведя разведку в направлении Тимашово – Уваровское – Боровск.

С 223 СП в течение дня связи установить не удалось, несмотря на ряд мер, т.к. полк по существу разбежался. Лишь к исходу дня удалось собрать остатки полка в количестве 60 человек в район Городня.

К исходу дня была установлена связь с 1 СП 113 СД. Боевые действия на Боровском направлении начались 17.10.41. По приказу Командующего 43 армией бригаде ставилась задача: ударом с юга и юго-запада захватить г. Боровск.

17 ТП к 6.00 17.10.41 занял исходное положение для наступления в районе северная окраина Тимашово, седлая дорогу на Боровск.

К 17.10 17.10.41 17 МСПБ прошёл Тимашово. К 8.00 в Уваровское разведкой установлено наличие противника силой до роты мотопехоты, 3 средних и 3 малых танка, 3 бронемашины, 6 ПТО, 2 орудия полевой артиллерии.. В Акулово обнаружен взвод и взвод конницы с бронемашинами.

Наступление бригада начала в 13.00 17.10.41, артподготовки на участке не было, вследствие отсутствия артиллерии. Сосед справа– 1 СП, сосед слева – сводная рота 223 СП (60 чел.)

В 13.00 17 МСПБ и 17 ТП находились 1,2 км северо-восточнее Сорокавет, в тесном взаимодействии атаковали Уваровское, выбив оттуда противника.

К 124.30 ТП и МСПБ достигли рубежа безымянный ручей – с. Уваровское.

В 18.00 после упорного сопротивления обороны противника была прорвана на подступах к юго-западной окраине г. Боровск. Фашисты бросили окопы и поспешно отошли на южную окраину Боровск. Северо-восточнее опушки леса 1 км юго-западнее г. Боровск, недостаточно активное действие 113 СП и по существу отсутствие 223 СП позволили противнику организовать сильную оборону на окраине г. Боровск.

В период 20.30 – 21.30 17.10.41 противник открыл сильный арт. миномётный огонь по 17 МСПАБ и 17 ТП. Сводная рота 223 СП побежала назад, и лишь личным вмешательством начальника штаба 17 ТП капитана Н.Н. Медведева и командира МСПБ капитана Н.К. Масленникова и командира 1 танкового батальона 17 ТП капитана Позолотина была остановлена и приведена в порядок.

В течение дня противник понёс большие потери людьми, подбита 1 бронемашина, захвачены 2 автомашины, 2 автомата, телефонное имущество. Ночью МСПБ захватил 3 пленных – 2 ефрейтора и 1 рядовой, которые были направлены в ШТАРМ.

Наши потери: убитых 31 чел., раненых – 28, без вести пропало – 4 чел.

Ночь на 18.10.41 прошла в ночных поисках. К 8.00 18.10.41 части бригады готовились к окончательному разгрому противника и захвату Боровск.
 

Выход из района Боровск в район Кресты.

В период между 8.00-9.00 18.10.41 бригада получила приказ командующего 43 Армией и немедленно выйти из района Боровск и сосредоточиться в районе Угодский Завод, двигаясь через Городня, Малоярославец, Белоусово, Угодский Завод. Положение бригады создавалось тяжелое: АТР, РВР и ТЭП бригады в это время были в 1,5 км от г. Малоярославец 17 ТП и 17 МСПБ – под г. Боровск; штабриг, рота управления, разведрота и зенитный дивизион – в районе Городня. Принятыми мерами тылы бригады были немедленно рокированы через Малоярославец – Белоусово, Угодский Завод, понеся в районе Малоярославец незначительные потери.

Главные силы бригады отходили через Городня, Потресово вброд через р. Протва (в центре Потресово), Обнинское, Белоусово. Попытки прорваться по шоссе у Ратманово не увенчались успехом, т.к. на шоссе уже был противник. Попытка ночью на 19.10.41 прорваться через Обнинское на Белоусово также не увенчалась успехом, т.к. Белоусово было занять противником.

19.10.41 в 6.00 части бригады начали отход по маршруту Самсоново, Белкино, Балабаново, и к исходу дня части бригады, за исключением зен. дивизиона, собрались в Добрино.

20-21.10.41 части бригады выходили по маршруту Иклинское, Каменское, Зинаевка на шоссе в районе Кресты.

Зендив по этому же маршруту вышел в район шоссе только 26.10.41 одиночными машинами и полностью сосредоточился в районе Кутузово 30.10.41.

Марш исключительной трудности по бездорожью для отставших машин и зендива, начиная с 20.10.41, зачастую под огнём противника, привёл к большим потерям колёсных машин и частичной потере личного состава (пропавшие без вести).

Потере значительного количества машин способствовало отсутствие тракторов в составе идущих частей и отсутствие исправных танков.
 

Действия бригады в районе Карсаково, Чернишня, Рождествено.

С 21.10.41 остатки бригады в составе 1 танка Т-34, 1 танка Т-40, 1 взвода минометной роты и до роты стрелков МСПБ, прибыв в район Кресты, были немедленно направлены в распоряжение командира 53 СД, а затем в состав сводной дивизии.

26.10.41 Штабриг, остатки разведроты и роты управления, АТР и РВР, остатки ТП с

разрешения начальника штаба 43 Армии отведены из района Юдановка в район Кутузово для доукомплектования боевой матчастью и личным составом.

Боевой матчасти по состоянию на 30.10 в бригаде нет, указаний о получении тоже нет. Части бригады приводят себя в порядок, ремонтируется матчасть колёсных машин, получается со склада недостающее имущество.

Командир 17 ТБР, Герой Советского Союза
Военный комиссар бригады
Начальник штаба 17 ТБР

подполковник п/п КЛЫПИН
полковой комиссар п/п ШИБАЕВ
подполковник п/п КИСЛИЦЫН.


 

Описанная история боев 17 ТБР на Варшавском шоссе от р. Изверь до р. Нара несколько противоречит общепринятой доселе истории, написанной в 60-х и 70-х годах исключительно с точки зрения командования Московского Военного округа. Но она полностью подтверждается документами ЦАМО, находящимися на хранении в фондах 17 ТБР, 43 Армии и Западного фронта. В истории обороны Москвы оказалось гораздо больше подвигов, чем об этом принято было думать раньше. Причиной этого явилось то, что в ЦАМО документы МВО за указанный период имеются в далеко неполном количестве. Есть несколько карт и немногие разрозненные приказы и сводки, не дающие полной картины обороны. Нет полного списка потерь ни подольских курсантов, ни 312-й, ни 53-й, ни 17-й стрелковых дивизий. История обороны Москвы на этом направлении писалась через 25-30 лет после окончания войны по воспоминаниям оставшихся в живых участников боев, при этом результаты боев и события были зачастую позаимствованы из документов 17 ТБР. К середине 60-х годов погибли или умерли все, кто руководил 17 танковой бригадой, мемуары писать было некому, а ЦАМО хранил свои секреты до 2000-2007 года.

Многие фотографии, сделанные немецким фотографом в 1941 году, а также описания этих же боев, описанные немецкой стороной, подтверждают приведённый отчёт, составленный командованием 17 ТБР сразу по выходе из боев. Они опубликованы недавно в журнале «Фронтовая иллюстрация», знатоком танковой техники, исследователем А. Буйловым в выпуске №1 за 2011 г. под названием «Остановившие «Тайфун». И сейчас, когда многие документы военной поры рассекречены, настала пора написать настоящую историю Великой Отечественной войны по документам, чтобы фальсификации истории не осталось места.

Начало темы – в предыдущем материале об ошибке маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.