НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС | Апофеоз Второй мировой войны: военный трибунал
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ

Pobeda-60 — Победа-60
 

«Советский народ не ставит перед собой задачу уничтожения Германии, но преследует цель ликвидации фашистского государства и его вдохновителей, уничтожения гитлеровской армии, разрушения ненавистного «нового порядка в Европе» и наказания его инициаторов. Пусть знают эти палачи, что им не уйти от ответственности за свои преступления и не миновать карающей руки замученных народов».
Иосиф Сталин,
автор идеи проведения Международного военного трибунала.

 

ФРЕД ИСКЕНДЕРОВ,
главный редактор Федерального журнала «СЕНАТОР».

Нюрнбергский суд — международный военный трибунал20 ноября 2005 года исполнилось 60 лет со дня начала работы Международного военного трибунала (МВТ) над главарями нацистской Германии, проходивший в течение 10 месяцев и 10 дней — с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года в Нюрнберге (Германия). В этот же день, но 190 лет назад (20 октября 1815 года), в Париже состоялось подписание мирного договора между Францией и союзными державами — Россией, Великобританией, Пруссией и Австрией. По этому договору Франция должна была выплатить контрибуцию в размере 700 миллионов франков, а на её территории сроком на 3-5 лет оставались оккупационные войска союзников. Так закончилась для России Отечественная война с французами, а Великая Отечественная — война с фашистской Германией, закончилась полным крахом этой страны и делением её на две части — Восточную и Западную, апофеозом которого стало решение международного суда — карающая рука замученных фашистами народов мира.

 

КАРАЮЩАЯ РУКА ЗАМУЧЕННЫХ НАРОДОВ

МВТ — международный судебный орган по преследованию и наказанию главных военных преступников Второй мировой войны 1939-45 годов, он был образован по Лондонскому Соглашению (8 августа 1945 г.) между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции. О необходимости проведения международного суда над гитлеровцами впервые было инициировано Правительством СССР в заявлении «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы» (14 октября 1942 г.). В нем говорилось: «Советское правительство считает необходимым безотлагательное предание суду специального Международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии».
Однако оно не сразу получила поддержку в мире и, особенно в Великобритании, где правительство встретило его в штыки. В сообщении, переданному английскому послу в СССР «для его личной информации», говорилось, что «имеются серьезные возражения... против создания специального международного суда по делу главных военных преступников». Затем были приняты и рекомендации так называемого «специального комитета», созданного Правительством Великобритании под нажимом союзных правительств оккупированных стран Европы и самой общественности Англии. В частности, подчеркивалось, что «предложение о каком-либо международном суде для наказания военных преступников должно быть решительно отклонено...» (Лондон, 29 июля 1942 г.).

Советскому правительству нелегко давалось идея проведения международного трибунала над главарями фашистской Германии. И вполне понятно, почему оно спешило быстрее договориться об открытии второго фронта и о создании МВТ над главарями фашистской Германии. В докладе Сталина, посвященном 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции от 6 ноября 1942 года, говорилось: «Советский народ не ставит перед собой задачу уничтожения Германии, но преследует цель ликвидации фашистского государства и его вдохновителей, уничтожения гитлеровской армии, разрушения ненавистного «нового порядка в Европе» и наказания его инициаторов. Пусть знают эти палачи, что им не уйти от ответственности за свои преступления и не миновать карающей руки замученных народов».
Положение на фронтах — героические победы Советской Армии в битвах на Волге и под Курском, прорыв блокады Ленинграда, изгнание врага со значительной территории Советского Союза, а также активизация действий союзников в Северной Африке и Италии — коренным образом изменили и международную обстановку, отныне в исходе войны не было ни малейших сомнений. Да и боевой союз СССР, США, Англии и других народов получил свое дальнейшее развитие, что придало инициативе СССР о военном трибунале международную поддержку (30 октября 1943 года). Она была официально закреплена в Московской Декларации «Об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства» и подписано представителями Англии, США и СССР.
Первым из числа лидеров стран антигитлеровской коалиции эту идею поддержал Президент США Франклин Рузвельт. В письме к М.И. Калинину он писал: «Сотрудничество в выполнении большой военной задачи, стоящей перед нами, должно стать преддверием к сотрудничеству в выполнении еще большей задачи создания мира во всем мире» (7 ноября 1942 года). А весной следующего года такое решение принял и Премьер-министр Великобритании Уильямс Черчилл, о чем сообщил в Москве его министр иностранных дел Антони Иден (3 мая 1945 г.).
Тем не менее, в ходе обсуждения Московской Декларации был момент, когда Премьер-министр Англии У. Черчилль пытался убедить главу Советского правительства — расстрелять главных военных преступников без суда и следствия. Созвучное мнение было и у Государственного секретаря США К. Хэлли, представлявший свою страну на этом форуме министров иностранных дел. Вот как выразил он свое мнение об итогах Московской конференции: «Если бы я выбирал путь, я бы предал Гитлера, Муссолини, Тодзио и их основных соратников военно-полевому суду. И на рассвете следующего дня произошел бы исторический инцидент». Но советское правительство настаивало именно на судебном процессе, коим стал Международный военный трибунал в Нюрнберге.
Еще весной 1943 года Советское Правительство довело до сведения всех народов мира новые факты и документы о неслыханных злодеяниях, чинимых нацистами над угнанными в Германию советскими мирными гражданами, и заявило о неминуемом возмездии за эти преступления. Тогда позиции союзников по этому вопросу еще были далеки от желаемого и потому на Московской Конференции Советский Союз вновь начал демонстрировать свою настойчивость и в результате вопрос был решен принципиально, что — фашистским главарям не уйти от расплаты. Таким образом, 30 октября 1943 года Рузвельт, Сталин и Черчилл подписали «Декларацию об ответственности гитлеровцев», которая была тут же опубликована, как один из важнейших документов московского совещания министров иностранных дел СССР, Великобритании и США.
При всех сложностях достижения всестороннего согласия между сторонами Московская Декларация сыграла важную роль в наказании военных преступников, установив не только принцип ответственности гитлеровских преступников, но и принцип их подсудности. И неслучайно «Декларация об ответственности гитлеровцев» была опубликована как неразрывная часть всей программы союзников по разгрому фашизма и послевоенному устройству мира наряду с такими важными документами, как «Декларация четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности», декларации о Германии, об Австрии и об Италии, решение о создании Европейской консультативной комиссии для изучения проблем, связанных с окончанием военных действий.
Стремительное продвижение Советской Армии на запад, расширение движения Сопротивления в оккупированных странах и освобождение народно-демократическими силами обширных территорий делали все более актуальной проблему послевоенного устройства мира. В этих условиях Советское правительство сочло необходимым огласить развернутую программу своего внешнеполитического курса. В докладе Председателя Государственного Комитета Обороны СССР (от 6 ноября 1943 г.) говорилось, что «Советское правительство вместе с правительствами союзников должно будет:
— освободить народы Европы от фашистских захватчиков и оказать им содействие в воссоздании своих национальных государств;
— предоставить освобожденным народам Европы полное право и свободу самим решать вопрос об их государственном устройстве;
— принять меры к тому, чтобы все фашистские преступники, виновники нынешней войны и страданий народов, в какой бы стране они ни скрывались, понесли суровое наказание и возмездие за совершенные ими злодеяния.
— установить такой порядок в Европе, который бы полностью исключал возможность новой агрессии со стороны Германии;
— создать длительное экономическое, политическое и культурное сотрудничество народов Европы, основанное на взаимном доверии и взаимной помощи, в целях восстановления разрушенного немцами хозяйства и культуры».
О трудностях послевоенного проведения международного трибунала над фашистами говорит еще и тот факт, что уже во время заключения Лондонского Соглашения между великими державами из-за разногласий вновь возникла проблема. Тогда американская сторона решила поставить вопрос: «а не вывести ли СССР из состава участников МВТ?». С этим вопросом глава делегации Р. Джексон счел необходимым покинуть Лондон и отправиться в Бабельсберг, где размещалась американская делегация, которая участвовала в работе Потсдамской конференции. В присутствии государственного секретаря США Д. Бирнса, помощника военно-морского министра Д. Макклоя, бригадного генерала Э. Беттса и других он сообщил о серьезных разногласиях по многим фундаментальным вопросам между американской и советской делегациями. И заявил, что «возможно, соглашение не будет достигнуто», и поставил вопрос о создании международного трибунала без участия Советского Союза.
Но в той конкретной исторической обстановке, когда победа над Германией уже была достигнута в совместной борьбе, в которой решающий вклад внес Советский Союз, когда продолжения сотрудничества настоятельно требовал ход войны с Японией, американская дипломатия не могла пойти на срыв соглашения с Советским Союзом. Исходя из общих установок, которыми руководствовалась американская дипломатия, совещание пришло к выводу: сделать все возможное для достижения соглашения с советской делегацией относительно создания Международного военного трибунала. Иначе говоря, Джексон уполномочивался «достичь соглашения с русскими и другими делегациями или кем-либо из них, но предпочтительно с участием русских».
Достижению соглашения способствовала и гибкая позиция советской дипломатии, которая сочла целесообразным пойти на уступки в вопросах, не имевших принципиального характера. В частности, 30 июля 1945 года на заседании министров иностранных дел трех держав в Потсдаме В.М. Молотов заявил, что Советский Союз согласен на выбор любого места проведения процесса над главными военными преступниками (г. Нюрнберг). Дело в том, что в этом пункте делегация США занимала абсолютно непреклонную позицию, стремясь к проведению процесса именно в американской зоне оккупации Германии.
Советский Союз не только добивался четкого формулирования принципов ответственности и наказания военных преступников, но и первым стал принимать практические меры для выполнения своих торжественных обязательств. Еще до этого времени Указом Президиума Верховного Совета СССР (от 2 ноября 1942 года) была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Указ предусматривал, что в задачу Чрезвычайной государственной комиссии входит полный учет злодейских преступлений нацистов и причиненного ими ущерба советским гражданам и социалистическому государству, установление личности немецко-фашистских преступников с целью предания их суду и суровому наказанию; объединение и согласование уже проводимой советскими государственными органами работы в этой области. Комиссии предоставлялось право поручать надлежащим органам производить расследования, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные документальные данные, относящиеся к преступным действиям оккупантов и их сообщников.

 

В С Т А Т Ь, СУД ИДЕТ!

Первое организационное заседание МВТ состоялось в Берлине 9 октября 1945 года. Дворец юстиции в Нюрнберге, где долгие месяцы заседал МВТ, был избран неслучайно: во-первых, это был любимым городом А.Гитлера и являлся цитаделью фашизма: а во-вторых, в Нюрнберге не было сплошь разрушенных районов, как в Берлине и других городах, хотя и был сильно разрушен. Здесь имелись необходимые здания для суда и тюрьмы, помещения для трибунала, его аппарата, свидетелей, представителей прессы и общественности. И для этого лучше всего подходило здание Дворца юстиции, который более-менее отвечал требованиям для проведения такого масштабного и длительного судебного процесса.
8 августа 1945 года сторонами был принят Устав МВТ, как неотъемлемая часть Лондонского Соглашения, определившего организацию и юрисдикцию трибунала, отныне он имел право судить и наказывать лиц, которые индивидуально или как члены организации совершили различные преступления против мира и всего человечества. Каждое из четырёх правительств — СССР, США, ВЕЛИКОБРИТАНИЯ И ФРАНЦИЯ, назначали в состав МВТ одного члена, одного его заместителя и главного обвинителя. Для координации действий по расследованию и поддержанию обвинения был образован комитет из главных обвинителей: Р.А. Руденко — СССР, Р.Х. Джексон — США, Х. Шоукросс — Великобритания, и Ф. де Ментон — Франция.
Комитет обвинителей и делегации всех четырех стран провели огромную работу по подготовке процесса: составили список обвиняемых, разработали регламент МВТ, собрали и систематизировали массу доказательств, допросили подсудимых и свидетелей, выработали единую линию всех обвинителей на процессе. Столь основательная подготовительная работа, проведенная перед процессом, в большой мере обеспечила успешный ход всего судебного разбирательства дел главных военных преступников. Р. Джексон во вступительной речи отметил:
«Никогда еще в истории права не делалось попытки включить в рамки одного процесса события целого десятилетия, происходившие на целом континенте и касающиеся ряда стран, бесчисленного количества людей и происшествий. Несмотря на масштабы этой задачи, мир потребовал немедленных действий. Надо было удовлетворить это требование, даже в ущерб профессиональному мастерству. У меня на родине давно учрежденные суды, следующие привычному нам процессу судопроизводства... редко начинают процесс через год после совершения преступления. Однако менее восьми месяцев тому назад этот зал, в котором вы заседаете, был вражеской крепостью под властью германских войск CC. Менее восьми месяцев тому назад почти все наши свидетели и документы находились в руках врага. Закон не был кодифицирован; судопроизводство не было установлено; трибунал не был учрежден..., сотни тонн официальных немецких документов не были просмотрены; почти все подсудимые были на свободе, и четыре державы, возбудившие судебное преследование, еще не объединились для совместного суда над обвиняемыми... Однако это дело вполне достаточно подготовлено для того, чтобы по нему было вынесено решение».
Итак, наступил 20 ноября 1945 года и Международный военный трибунал в Нюрнберге приступил к своей работе. На скамье подсудимых оказалась почти вся правящая верхушка нацистской Германии — ведущие нацистские политики, промышленники, военачальники, дипломаты, идеологи, которым вменялись в вину преступления, совершенные гитлеровским режимом. В списке обвиняемых были: Герман Вильгельм Геринг, Рудольф Гесс, Иоахим фон Риббентроп, Роберт Лей, Вильгельм Кейтель, Эрнст Кальтенбрунер. Альфред Розенберг, Ганс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер, Вальтер Функ, Гельман Шахт, Густав Крупп фон Болен унд Гальбах, Карл Дениц, Эрих Редер, Бальдура фон Ширах, Фриц Заукель, Альфред Иодуль, Мартин Борман, Франц фон Папен, Артур Зейсс-Инкварт, Альберт Шпеер, Константин фон Нейрат, Ганс Фрич.
Трибуналу также надлежало рассмотреть и вопрос о признании организаций гитлеровского режима руководящего состава нацистской партии, штурмовые (СА) и охранные отряды Национал-социалистской партии (СС), служба безопасности (СД), государственная тайная полиция (гестапо), правительственный кабинет и генштаб. В основу обвинительного заключения была положена концепция общего плана или заговора, составленного подсудимыми в целях достижения мирового господства путем совершения преступлений против мира, военных преступлений или преступлений против человечества. Поэтому всем подсудимым было предъявлено обвинение в составлении и осуществлении заговора против мира и человечности (убийство военнопленных и жестокое обращение с ними, убийство гражданского населения и жестокое обращение с ним, разграбление общественной и частной собственности, установление системы рабского труда и пр.), в совершении тягчайших военных преступлений.
В ходе процесса проведено более 400 открытых заседаний, было допрошено 116 свидетелей, рассмотрены многочисленные письменные показания и документальные доказательства (в основном официальные документы германских министерств и ведомств, генштаба, военных концернов и банков). Конечно, обвиняемые и их адвокаты стремились доказать юридическую несостоятельность Устава Трибунала, взваливали всю ответственность за совершенные преступления на Гитлера, СС и гестапо, выдвигали встречные обвинения в адрес стран-учредителей Трибунала. И нет ничего странного в том, что ни один из подсудимых не признал себя виновным — такова суть преступников всех мастей.

 

ОСКОРБЛЕННАЯ СОВЕСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

«Союз Советских Социалистических Республик, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Соединенные Штаты Америки, Французская республика в лице нижеподписавшихся Руденко Р.А., Хартли Шоукросса, Роберта Г. Джексона, Франсуа де Ментона, должным образом уполномоченных своими правительствами для расследования обвинений и судебного обвинения главных военных преступников в соответствии с Лондонским соглашением от 8 августа 1945 года, и Уставом данного Трибунала, обвиняют в преступлениях против мира, в военных преступлениях, в преступлениях против человечности и в создании общего плана или заговора для совершения этих преступлений, перечисленных в уставе Трибунала, и в соответствии с изложенным обвиняют перечисленных выше лиц обвиняемыми в нижеуказанных преступлениях…
Все обвиняемые совместно с другими лицами в течение нескольких лет, предшествующих 8 мая 1945 года, являлись руководителями, организаторами, подстрекателями и соучастниками создания и осуществления общего плана или заговора для совершения преступлений против мира, военных преступлений и преступлений против человечности, как они определяются в уставе данного Трибунала, и в соответствии с положением Устава несут индивидуально ответственность за свои собственные действия и за все действия, совершённые любым лицом для осуществления такого плана или заговора.
Все обвиняемые и другие лица в течение многих лет участвовали в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые стали войнами в нарушение различных международных договоров, соглашений и обязательств».
Формула обвинительного заключения МВТ гласил: начало войны против Польши — 1 сентября 1939 года, против Соединенного Королевства и Франции — 3 сентября 1939 года, против Дании и Норвегии — 9 апреля 1940 года, против Бельгии, Нидерландов, Люксембурга — 10 мая 1940 года, против Югославии и Греции — 6 апреля 1941 года, против СССР — 22 июня 1941 года, и против США — 11 декабря 1941 года.
В своем развитии общий план или заговор подсудимых охватывал военные преступления, выражавшиеся в том, что обвиняемые намечали и осуществляли бесчеловечные войны против стран и народов, нарушая все правила и обычаи ведения войны, систематически применяя такие способы, как убийства, зверское обращение, посылка на рабский труд гражданского населения оккупированных территорий, убийства, зверское обращение с военнопленными и лицами, находящимися в плавании в открытом море, взятие и убийства заложников, грабеж общественной и частной собственности, бессмысленное разрушение больших и малых городов деревень и неоправданное военной необходимостью опустошение. Общим планом или заговором предусматривались, а подсудимыми предписывались к исполнению такие средства, как убийства, истребление, обращение в рабство, ссылки и другие бесчеловечные акты как в Германии, так и на оккупированных территориях, совершённые до и во время войны против гражданского населения, преследования по политическим, расовым и религиозным мотивам во исполнение плана по подготовке и осуществлению беззаконных или агрессивных войн. Многие из таких действий были совершены в нарушение внутренних законов соответствующих стран.
22 июня 1941 года гитлеровские войска, вероломно нарушив пакт о ненападении между Германией и СССР, без объявления войны напали на советскую территорию, начав тем самым агрессивную войну против СССР. И с первого дня вторжения на территорию СССР гитлеровские заговорщики в соответствии с детально разработанным планом начали осуществлять разрушение городов и сёл, уничтожение фабрик и заводов, колхозов и совхозов, электростанций и железных дорог, ограбление и варварское разрушение национально-культурных учреждений народов СССР, разрушение музеев, школ, больниц, церквей, исторических памятников, массовый угон советских граждан на подневольную работу в Германию, а также физическое истребление взрослого населения, стариков и детей, особенно русских, белорусов, украинцев, и повсеместное истребление евреев.
Все обвиняемые совершили военные преступления между 1 сентября 1939 года и 8 мая 1945 года в Германии, во всех странах и областях, которые были оккупированы германскими вооруженными силами, в том числе в Австрии, Чехословакии, Италии и в открытом море.
Действуя по уговору с другими, все обвиняемые составили и выполнили общий план или заговор с целью совершить военные преступления. Этот план повлек за собой в числе других преступных действий практику тотальной войны, включающую методы боевых действий и военной оккупации, прямо противоречащие законам и обычаям войны, и совершение преступлений на полях сражений при столкновениях с вражескими армиями и против военнопленных, а на оккупированной территории против гражданского населения этих территорий.
Указанные методы и преступления явились нарушениями международных Гаагской и Женевской конвенций, внутренних уголовных законов стран и общих принципов уголовного права, поскольку эти принципы вытекают из уголовного права всех цивилизованных наций.
В течение всего времени оккупации, обвиняемые, с целью терроризирования жителей, убивали и мучили граждан, жестоко обращались с ними и заключали их в тюрьмы без законного судебного процесса. Убийства и жестокое обращение производились разными способами, включая расстрелы, повешение, отравление газом, доведение до голодной смерти, чрезмерную скученность, систематическое содержание впроголодь, принуждение к работе, непосильной для тех, на кого она возлагалась, несоответствующее санитарное и медицинское обслуживание, жестокости и пытки всех видов, включая пытки каленым железом и вырывание ногтей, и производство опытов над живыми людьми путем оперирования их, и другие способы.
На некоторых оккупированных территориях обвиняемые препятствовали исполнению религиозных обрядов, преследовали духовенство и монахов, экспортировали церковную собственность. Они проводили умышленное и систематическое истребление народов, то есть массовое истребление людей, принадлежащих к определенным расам и национальным группам, умерщвление гражданского населения оккупированных территорий, с тем, чтобы уничтожить отдельные расы и слои населения, а так же национальные, расовые и религиозные группы. Лица гражданского населения систематически подвергались пыткам всех видов с целью получения от них разных сведений.
Такие убийства и жестокое обращение имели место в концентрационных лагерях и подобных учреждениях, устроенных обвиняемыми, в таких концентрационных лагерях, как в Бельзене, Бухенвальде, Дахау, Бриндонке, Грине, Наувейлере, Вигхте, Амерсфурте и в значительном количестве крупных и мелких городов и деревень, включая Орадур Сюр, Глан и Осло.
Способы, применяемые для истребления людей в концентрационных лагерях, были: жестокое обращение, псевдонаучные опыты (стерилизация женщин в Освенциме и Равенсбурге, искусственное заражение раком матки в Освенциме, тифом в Бухенвальде, анатомические «исследования» в Нацвейлере, инъекции в области сердца в Бухенвальде, пересадка костей и вырезание мышц в Равенсбрюке и множество других), были созданы специальные препараты умерщвления людей — «Циклон А» и «Циклон Б», сконструированы газенвагены и душегубки, газовые «бани», специальные кремационные печи.
После вторжения в Польшу и СССР, германское правительство и германское верховное командование начали проводить систематическую политику убийства гражданского населения восточных стран и жестокое обращение с ним по мере того, как эти страны оккупировались немецкими вооруженными силами. Развязав вторую мировую войну и приняв план нападения на СССР («ПЛАН БАРБАРОССА»), гитлеровские главари разработали вместе с ним и ряд чудовищных документов, в которых преступления и зверства были возведены в разряд государственной политики.
Вот, некоторые из этих документов: «Распоряжение об особой подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мероприятиях войск» (от 13 мая 1941 г.), которое предусматривало массовое уничтожение советского мирного населения; «ПЛАН ОЛЬДЕНБУРГ» и «ЗЕЛЕНАЯ ПАПКА» Геринга определяли правила ведения экономической войны на оккупированной территории, под которой понималось ограбление захваченных районов и уничтожение их промышленного потенциала…
В ходе войны эти планы претворялись в жизнь с еще большим остервенением и изуверством. Например, приказ «МРАК И ТУМАН» от 2 декабря 1941 года предписывал заключение без суда и следствия любого лица на оккупированных территориях, а приказ от 16 сентября 1941 года позволял беспощадное подавление освободительного движения в оккупированных странах и расстрелять заложников. «ПРАВИЛА» от 8 сентября 1941 года об обращении с советскими военнопленными, санкционировало их безнаказанное уничтожение. Таким чудовищным документом являлась и секретная директива военно-морского штаба от 29 сентября 1941 года «БУДУЩЕЕ ГОРОДА ПЕТЕРБУРГА», которая предписывала стереть Ленинград с лица земли и уничтожить все его население…
Это всего лишь незначительная часть преступных приказов гитлеровского правительства и военного командования, которые санкционировали зверства немецко-фашистских войск, но при этом преступления всегда рассматривались фашистскими главарями как одно из важнейших средств достижения победы.
Как-то в беседе с Раушнингом о цели подобной политики Гитлер отметил: «Мы должны развить технику обезлюживания. Если вы спросите меня, что я понимаю под обезлюживанием, я скажу, что имею в виду устранение целых расовых единиц: Одна из главных задач немецкой государственной деятельности на все время — предупредить всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами дальнейшее увеличение славянской расы».
В целом за годы войны в концлагерях, в пунктах массового уничтожения людей фашистские преступники замучили и убили более 12 000 000 человек, а в послевоенные годы Гитлер планировал уничтожить еще 30 000 000 славян и полностью истребить евреев. Но уже были уничтожены около 1 500 000 человек в Майданеке и около 4 000 000 человек в Освенциме, среди которых граждане СССР, Польши, Чехословакии, Югославии, Англии, США и других стран.
В Львове и Львовской области было истреблено около 700 000 граждан СССР, включая 70 деятелей науки и искусства, а также граждан США, Англии, Франции, Нидерландов и Югославии, доставленных в эту область из других концентрационных лагерей. В еврейском гетто с 7 сентября 1941 года по 6 июля 1943 года свыше 133 000 человек было замучено и расстреляно.
В Эстонии было расстреляно множество мирных жителей. В один только день 19 сентября 1944 года в лагере Клого немцы расстреляли 2 000 мирных граждан, а их трупы были сожжены на кострах.
В Литве имели место массовые убийства советских граждан: в Панорах — 100 000 человек, в Каунасе — больше 70 000, в Алитусе — около 60 000, в Пренаях — свыше 3 000, в Вильямполе — около 8 000, в Мариамполе — около 7 000 и в соседних городах — 37 640 человек.
В Латвии — 57 7000 человек, в Ленинграде — 172 000 человек, включая свыше 20 000 человек, которые погибли от голода, холода и бомбежек. А в Краснодаре около 6 700 человек гражданского населения было убито путем отравления газом в «душегубках» или были замучены и расстреляны.
В Сталинграде и Сталинградской области после изгнания оттуда немцев было найдено более 40 000 трупов, все тела были изуродованы с особой жестокостью.
В Орле было убито 5 000 человек, в Новгороде и Минске несколько десятков тысяч. В Крыму мирные граждане были погружены на баржи, вывезены в море и потоплены. Таким путем было уничтожено свыше 144 000 человек.
На Украине чудовищными способами было убито множество людей: в Бабьем Яру — свыше 100 000 человек, в Киеве свыше 195 000. В Ровно и Ровенской области около 100 000 человек. В Одессе, по меньшей мере, было убито 200 000 человек. В Харькове около 195 000 человек было замучено, расстреляно или удушено в «душегубках».
Наряду с взрослыми нацисты истребляли детей. Они убивали их вместе с родителями, группами и по одиночке. Они убивали их в детских домах, в больницах, заживо хороня в могилах, бросая в огонь, отравляя их, производя над ними опыты, беря у них кровь для немецких солдат, бросая их в тюрьмы, гестаповские камеры пыток и концентрационные лагеря, где дети умирали от голода, пыток и эпидемических заболеваний…
Надо отметить, что все приведенные цифры занижены, поскольку с июня 1943 года немцы проводили мероприятия, направленные на то, чтобы скрыть следы своих преступлений.
В течение всего периода германской оккупации западных и восточных странах германское правительство и верховное командование проводили политику увода физически здоровых граждан из оккупированных стран в Германию и в другие оккупированные страны для работы на положении рабов на военных заводах и для других работ, связанных с военным усилением Германии.
Существуют также данные о таких уводах населения из Франции, Дании, Люксембурга, Бельгии, Голландии, СССР, стран Восточной Европы. Из СССР оккупационные власти отправили в рабство около 4 000 000 человек.
Такой увод в рабство противоречил международным конвенциям, в частности статье 46 Гаагских Правил 1907 года, законам и обычаям войны, общим правилам уголовного права.
Обвиняемые убивали и жестоко обращались с военнопленными, лишая их необходимой пищи, жилья, одежды, медицинского обслуживания, заставляя работать их в нечеловеческих условиях, пытая их, а затем убивая их. А военнослужащих тех стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, часто убивали, когда они сдавались в плен. Эти убийства и жестокое обращение производились вопреки международным конвенциям, в особенности статьям 4, 5, 6, 7 Гаагских Правил 1907 года и статьям 2, 3, 4, 6 Конвенции о военнопленных (Женева, 1929 год), законам и обычаям войны, общим правилам обращения с военнопленными.
Особое место в формуле обвинения занимал и такой пункт, как «бесцельные разрушения»: по приказу обвиняемых бесцельно разрушались города и деревни и совершались другие разрушения, не оправданные военной необходимостью и соображениями военного характера. Только на территории СССР нацисты уничтожили или разрушили 1 710 городов и более 70 000 деревень и населенных пунктов, более чем 6 000 000 зданий и оставили без крова около 25 000 000 человек. Среди наиболее разрушенных городов: Сталинград, Севастополь, Киев, Минск, Одесса, Смоленск, Новгород, Псков, Орел, Харьков, Воронеж, Ленинград, Мурманск…
Немцы также разрушили огромное количество музеев, вывезли предметы искусства, они разрушили 1 670 православных церквей, 237 римско-католических, 69 часовен, 532 синагоги…
На оккупированных территориях обвиняемые в принудительном порядке вербовали и заставляли жителей работать, используя их труд для целей, иных, чем удовлетворение нужд оккупационных армий, и в объеме, значительно превышавшем ресурсы упомянутых стран. Все гражданское население, завербованное таким способом, принуждали работать на германскую военную машину. От гражданского населения требовалась регистрация, и многие из тех, которые регистрировались, были вынуждены вступить в организации Тодта и в легионы Шпеера, которые были полувоенными организациями, проходившими военную подготовку. Эти действия нарушали статьи 46 и 50 Гаагских Правил 1907 года. Гражданские лица, завербованные в легион Шпеера, как указано выше, принуждались под угрозой лишения их пищи, денег, удостоверений личности принимать торжественную присягу с признанием безусловного повиновения Адольфу Гитлеру, фюреру Германии, которая являлась для них враждебным государством.
В Лотарингии служащие граждане, чтобы сохранить работу, были обязаны подписать декларацию, по которой они признавали «возвращение их страны в состав Германии, обязывались безусловно подчиняться приказам их начальников и вступить на действительную службу фюреру и Великой Национал-социалистской Германии». Обязательство подобного рода было навязано гражданам Эльзаса.
На некоторых оккупированных территориях, аннексированных Германией, обвиняемые методично и неуклонно пытались ассимилировать их с Германией в политическом, культурном, социальном и экономическом отношении. Предпринимались попытки уничтожить прежний национальный характер этих территорий. Во исполнение этих планов и замыслов обвиняемые насильно высылали жителей, которые не являлись немцами, и вместе них вселяли тысячи немецких колонистов. Этот план включал в себя экономическое господство Германии, занятие территорий, учреждение марионеточных правительств, присоединение к Германии оккупированных территорий и принудительная вербовка их населения в германские вооруженные силы, что противоречили Гаагской конвенции 1907 года, основным принципам уголовного права, и другим законам и обычаям воин.
Обвиняемые совершили преступления против человечности в период с 1939 года по 8 мая 1945 года в Германии и на всех территориях, оккупированных германскими вооруженными силами начиная с 1 сентября 1939 года, а также в Австрии, Чехословакии, Италии и в открытом море. Они проводили политику преследования, репрессий и истребления тех граждан, которые были врагами нацистского правительства, и общего плана или заговора, подозревались в этом, или рассматривались в качестве возможных врагов. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, содержали их в так называемом «предварительном заключении» и концентрационных лагерях, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их.

 

ПРИГОВОР ТРИБУНАЛА

Решения МВТ принимались большинством голосов, процесс был построен на сочетании процессуальных порядков всех представленных в МВТ государств. И в конце сентября начале октября 1946 трибунал огласил приговор, в котором были проанализированы принципы международного права, аргументы сторон, дана картина преступной деятельности режима на протяжении более чем 12 лет его существования.
Нюрнбергский военный трибунал приговорил: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно) — к смертной казни через повешение.
Гесса, Функа, Редера — к пожизненному заключению.
Шираха, Шпеера — к 20, Нейрата — к 15, Деница — к 10 годам тюремного заключения.
Фриче, Папен, Шахт были оправданы. Переданный суду Лей незадолго до начала процесса повесился в тюрьме, Круп (промышленник) был признан неизлечимо больным, и дело по нему было прекращено.
После отклонения Контрольным Советом по Германии ходатайств осужденных о помиловании приговоренные к смертной казни в ночь на 16 октября 1946 были повешены в Нюрнбергской тюрьме (за 2 часа до этого Г. Геринг покончил жизнь самоубийством). Трибунал также объявил преступными организации СС, СД, гестапо, руководящий состав национал-социалистической партии (НДСАП), но не признал таковыми СА, германское правительство, генштаб и верховное командование вермахта. Но член трибунала от СССР Р. А. Руденко заявил в «особом мнении» о несогласии с оправданием трех подсудимых, высказался за смертную казнь в отношении Р. Гесса.
Международный военный трибунал признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера, наказал как уголовных преступников государственных деятелей, виновных в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, справедливо покарал организаторов и исполнителей преступных планов истребления миллионов людей и покорения целых народов. А его принципы, содержащиеся в Уставе трибунала и выраженные в приговоре, были подтверждены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 года, как общепризнанные нормы международного права и вошли в сознание большинства людей.

 

ТОКИЙСКИЙ ТРИБУНАЛ

Продолжением Нюрнбергского процесса в Европе стал МВТ для Дальнего Востока, который был образован приказом Главнокомандующего союзных войск на Дальнем Востоке генерала Макартура 19 января 1946 года, он же назначил и главного обвинителя МВТ для Дальнего Востока. Требование суда над японскими военными преступниками было сформулировано в Потсдамской декларации (26 июля 1945 г.), а в Акте о капитуляции Японии от 2 сентября 1945 было дано обязательство «честно выполнять условия Потсдамской декларации», включая наказание военных преступников. Для него были утверждены правила процедуры, регламентировавшие: извещение подсудимых, представление дополнительных документов, порядок ведения процесса, допроса свидетелей, рассмотрения ходатайств, ведения протокола и т.д.
В составе трибунала были представлены 11 государств: СССР, США, Китай, Великобритания, Австралия, Канада, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Индия и Филиппины. Всем союзным государствам, находившимся в войне с Японией, было предоставлено право выделить своего представителя в качестве дополнительного обвинителя, но этим правом воспользовались только перечисленные выше 11 государств.
Наряду с Токийским судом параллельно проводились и другие процессы, наиболее значительными из них — Манильский и Хабаровский процессы. В ходе процесса МВТ для дальнего Востока было проведено 818 открытых судебных заседаний и 131 заседание в судейской комнате; трибунал принял 4356 документальных доказательств и 1194 свидетельских показания (из которых 419 были заслушаны непосредственно трибуналом). Токийский процесс стал более длительным, чем Нюрнбергский процесс, и он проходил с 3 мая 1946 года по 12 ноября 1948 года — 2 года 5 месяцев и 9 дней.
Обвинительное заключение по делу 28 главных японских военных преступников было составлено от имени США, Китайской Республики, Великобритании, СССР, Австралии, Канады, Франции, Нидерландов, Новой Зеландии, Индии и Филиппин. Оно содержало 53 пункта, сгруппированных в трех главах.
Первая глава содержала обвинение в преступлениях против мира в соответствии со статьей 5 Устава Международного Военного Трибунала для Дальнего Востока. Пункт «а» этой главы предусматривал следующие преступления: планирование, подготовка, развязывание или ведение объявленной или необъявленной агрессивной войны или войны, нарушающей международное право, договоры, соглашения или обязательства, или же участие в совместном плане или заговоре в целях осуществления любого из упомянутых выше действий. А пункт «б» устанавливал ответственность за преступления против правил и обычаев войны.
Вторая глава определяла ответственность за убийства, заговоры и покушения на убийство, являющиеся действиями, за которые перечисленные лица, каждый из них в отдельности, несут персональную ответственность. Эти действия являются одновременно и преступлениями против мира, против законов войны и преступлениями против человечности, а также нарушением всех параграфов статьи 5 упомянутого Устава, международного права и внутренних законов всех или одной и более стран, где эти преступления совершались (включая Японию).
Третья глава содержала обвинения в преступлениях против обычаев войны и в преступлениях против человечности, являющихся актами, за которые названные лица и каждый из них в отдельности несут персональную ответственность согласно статье 5 Устава МВТ для Дальнего Востока и согласно международному праву или одному из них.
Например, пункт 45 гласил: «Обвиняемые Араки, Хасимато, Хата, Хиранума, Хирота, Итагаки, Кал, Кидо, Мацуи, Муто, Судзуки и Умедзу 12 декабря 1939 года и в последующие дни посредством незаконных приказов, попустительства и разрешения вооруженным силам Японии напасть на город Нанкин, в нарушение договорных статей, перечисленных в пункте 2 данного документа, и путем организации массовых убийств его жителей и нарушения международного права незаконно убили тысячи лиц гражданского населения и разоруженных солдат Китайской Республики, имена и численность которых в настоящее время неизвестны».
Пункты «б» и «е» статьи 5 предусматривали ответственность за такие преступления против законов ведения войны и против человечности, как убийства, истребление, порабощение, а также другие бесчеловечные акты, совершенные как по политическим, так и расовым мотивам, которые были произведены во время совершения любого преступления или в связи с ним, независимо от того, нарушало ли такое действие внутренние законы той страны, где оно совершалось.
Во всех пунктах обвинительного заключения были детализированы как сами многочисленные акты преступных деяний, так и формы конкретного участия в них отдельных обвиняемых. Все обвиняемые занимали самые высокие посты в правительстве и командовании вооруженными силами. Было отмечено, что все преступления были заранее запланированы в целях осуществления бредовой идеи японской военщины: обеспечить господство Японии, нацистской Германии и фашистской Италии над миром. Осуществление агрессии сопровождалось неслыханными жестокостями, полным попранием принципов свободы и уважения человеческой личности, разорением экономики, уничтожением культурных ценностей.
Подсудимым была обеспечена возможность защищаться на суде, представлять доказательства, участвовать в допросах, каждый из них имел 3-4 адвокатов. Виновность всех подсудимых полностью подтвердилась. После совещания, длившегося более 6 месяцев, трибунал 4 ноября 1948 приступил к оглашению приговора (1214 страниц). Приговор констатировал, что на протяжении всего рассматриваемого трибуналом периода (1928-45) внешняя и внутренняя политика Японии была направлена на подготовку и развязывание агрессивных войн. Подсудимые совместно с главарями фашистской Германии и Италии стремились к завоеванию мирового господства, порабощению других народов. Подробно был рассмотрен вопрос об агрессивных действиях против СССР, составлявших один из основных элементов японской политики. На протяжении ряда лет правительство Японии вело захватническую войну против Китая, грабило и уничтожало китайское население, в декабре 1941 японская военщина напала без объявления войны на американскую военно-морскую базу Пёрл-Харбор, а также на Гонконг и Сингапур.
Материалы процесса раскрыли истинные цели, которые преследовал японский «новый порядок» в Восточной Азии, раскрыли экспансионистские замыслы японских империалистов, пытавшихся под фальшивыми лозунгами создать паназиатскую Империю ЯМАТО. Было рассмотрено и проанализировано большое число материалов и показаний, 4356 документальных доказательств о преступлениях, совершенных военными и политическими лидерами Японии.
12 ноября 1948 года Международный Военный Трибунал в Токио огласил приговор главным японским военным преступникам. Всего на этих судебных процессах было осуждено 4226 японских военных преступников, из них казнено 941 человек.
К смертной казни через повешение были приговорены Коки Хироти, Сейсиро Итагаки, Хейтиро Китура, Иване Мацуи, Якиро Муто, Хидеки Тодзио, Кенузи Доихара.
К пожизненному заключению были приговорены: Наоки Хосино, Садао Араки, Коици Кидо, Кунлаки Койго, Дзиро Минами, Такаумо Оки, Хироси Осита, Кеирио Сато, Сигетыро Симада, Тейици Судзуки, Тосио Сиратору, Иосидзиро Умедзу, Оконори Кайя, Сюнропу Хата, Киициро Хиранума, Кингоро Хасимото. Подсудимый Сигенори Того был приговорен к 20 годам, а подсудимый Мамору Сигемицу — к 7 годам тюремного заключения. Двое подсудимых — Осами Нигано и Иосуки Мацуока — умерли во время судебного разбирательства, а подсудимый Сюмей Окава (идеолог японского империализма) был признан умалишенным, поэтому его дело было прекращено до его выздоровления.
Среди осужденных были: 4 бывших премьер-министров (Тодзио, Хиранума, Хирота, Койсо), 11 бывших министров (Араки, Хата, Хосино, Итагаки, Кайя, Кидо, Симада, Судзуки, Того, Сигэмицу, Минами), 2 послов (Осима, Сиратори), 8 представителей высшего генералитета (Доихара, Кимура, Муто, Ока, Сато, Умэдзу, Мацуи, Хасимото).
Приговор над осуждёнными к смертной казни был приведён в исполнение в ночь на 23 декабря 1948 в Токио (Япония).
Токийский процесс, также как и Нюрнбергский процесс, имел существенное значение для утверждения принципов и норм современного международного права, рассматривающих агрессию как тягчайшее преступление. Отвечая на небывалые в мировой истории злодеяния фашистов и милитаристов, эти процессы стали важной вехой в развитии международного права. Ведь впервые к уголовной ответственности были привлечены официальные лица, ответственные за планирование, подготовку и развязывание агрессивных войн. Было признано, что положение главы государства, ведомства или армии, а также исполнение распоряжений правительства или преступного приказа не освобождают от уголовной ответственности.
По сей день принципы Нюрнбергского и Токийского процессов служат основанием для отказа выполнять преступный приказ, предупреждают о грядущей ответственности тех руководителей государств, которые совершают преступления против человечества. Эти процессы стали международными в полном смысле этого слова, ибо выражали волю всех стран, подписавших или присоединившихся к Лондонскому соглашению. Всему миру было продемонстрировано, что и в послевоенное время имеется существенная основа для плодотворного сотрудничества между государствами с различным социальным строем — это воля людей к миру и упрочению международного правопорядка. Однако, 9 августа 1945 года (в день наступления советских войск на дальнем Востоке), когда все газеты наряду с сообщением о подписании Лондонского соглашения и создании Международного военного трибунала, они также сообщили и о том, что американская авиация сбросила атомную бомбу на Нагасаки (на Хиросиму — 6 августа). Подписывая соглашение о наказании за военные преступления, американское командование в то же время совершили не менее чудовищные преступления против гражданского населения Японии.
Не секрет, что эти бомбы были нацелены не только на Японию, но и на СССР, чтобы запугать своего недавнего союзника по антифашистской коалиции, вынудить его на уступки и, в конечном счете, подчинить своей воле. А на деле весь мир был поглощен эпохой «двойных стандартов» и началась новая эра — эра «холодной войны».
В материале использованы фотографии из ГА РФ

SENATOR — СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.