ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ ЭХО ВОЙНЫ | Демография и потери населения в годы войны
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

«ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ ЭХО» ВОЙНЫ

На их долю выпали тяжёлые эпидемии кори и скарлатины, прокатившиеся по крупным индустриальным центрам России в 1935-1936 годах и унёсшие жизни детей прежде всего среди родившихся в эти годы, так как именно они имели ослабленное здоровье. Они были подвержены таким заболеваниям, как дистрофия, диспепсия, врождённая слабость, малокровие и т.д. Им предстояло пережить и Великую Отечественную войну, заменить ушедших на фронт на заводах и в поле. И именно это поколение вступило в детородный возраст в 50-е годы.


 

 

ВАЛЕНТИНА ЖИРОМСКАЯ,
доктор исторических наук,
ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН.

НАТАЛЬЯ АРАЛОВЕЦ,
кандидат исторических наук.
ЮРИЙ ПОЛЯКОВ,
академик РАН, доктор исторических наук,
председатель Научного совета РАН по исторической
демографии и исторической географии.

Потрясения ХХ столетия стоили России колоссальных человеческих потерь, которые продолжают сказываться и в третьем тысячелетии. Демографические последствия Великой Отечественной войны и других трагедий прошедшего века оценивают ведущие специалисты Института российской истории РАН...
Прошло полвека после окончания Великой Отечественной войны, а последствия людских потерь доходят до нас подобно кругам, расходящимся по реке от брошенного в воду камня. Потревоженный войной демографический океан до сих пор ещё не вошёл в свои берега. Демографическое эхо военных потерь населения докатилось и до третьего тысячелетия.

Проблема людских потерь в отечественной историографии изучена пока ещё недостаточно, хотя к ней обращались такие известные демографы, как Л.Л. Рыбаковский, А.Я. Кваша, В.И. Переведенцев и другие. В их работах она исследуется в числе факторов, воздействующих на динамику демографического развития СССР. Частично эта проблема освещается и в работах, посвящённых исчислению людских потерь нашей страны в годы Второй мировой войны, подготовленных Институтом российской истории и Отделением истории РАН. В 1990-е годы появился ряд исследований регионального характера. Однако их неоправданно мало.
В основу предлагаемого очерка авторами положены данные единовременного и текущего учёта населения РСФСР. В полной мере осознать демографические последствия Великой Отечественной войны можно, лишь учитывая тот факт, что Россия пережила перед этим трагическим событием Первую мировую и гражданскую войны, голод 1921 и 1932-1933 годов, массовые репрессии, насильственное переселение целых народов. Эти глубокие социально-политические потрясения привели к тому, что в России в канун войны оказались деформированными и возрастно-половая структура, и демографические процессы, что усилило негативное воздействие военных потерь на развитие населения на многие и многие десятилетия.
Прежде всего долгосрочные последствия имели потери, понесённые населением в годы Первой мировой и гражданской войн, поскольку они коснулись главным образом молодёжных и подростковых возрастных групп. Доля этих групп в населении России по сравнению с началом XX века сократилась в полтора раза. По переписи 1926 года, самая малочисленная возрастная группа — это 20-29 лет. Война унесла тысячи и тысячи мужских жизней, нарушив нормальное соотношение полов в населении в целом. По окончании гражданской войны (по переписи 1920 года), начиная с 18-летнего возраста, женщины в населении РСФСР составляли 60,7%, в Европейской России даже 61%. Но особенно в этом плане пострадали молодёжные группы 20-24 и 25-29 лет. Женщины среди них составляли соответственно 71 и 66%. Потери мужского населения в самых брачных и детородных возрастах тяжело сказались на демографической ситуации. Короткий период компенсаторной рождаемости, наблюдавшийся сразу по возвращении мужчин из армии в начале 20-х годов, не спас положения. Рождаемость и тогда не поднялась до предвоенного уровня, поскольку война и разруха вызвали повышение детской смертности, главным образом в районах активных военных действий. В результате доля детей до четырёх лет в возрастной структуре сократилась, уменьшился и удельный вес подростковой группы от 10 до 14 лет. Дети, народившиеся или умершие в раннем детском возрасте, могли бы успеть вырасти ко времени войны до взрослого состояния и увеличить численность самых трудоспособных групп населения. Это было тем более важно, что эти последние, как мы видели, понесли самые большие потери. На протяжении всего десятилетия 20-х годов они продолжали численно уменьшаться: сказывалось и ослабленное здоровье, и последствия ранений. Лица 30-49-летнего возраста составляли в середине 1920-х годов лишь 19% от всего населения РСФСР.
По логике вещей эта демографическая деформация должна была сгладиться в течение десятилетия между переписями 1926 и 1937 годами, поскольку со времени окончания войны прошло полтора десятка лет. Хотя демографическое эхо войны долго ещё сказывалось на составе населения по полу, но действовала и другая тенденция — выравнивание диспропорции полов, развивающаяся в нормальных социальных условиях. Но в 1937 году на деформацию соотношения полов влияли такие отрицательные факторы, как голод начала 30-х годов, насильственная коллективизация и усиливавшиеся репрессии. По нашим подсчётам, в 1930-е годы потери населения в СССР в целом составили 10-11 млн человек. Этот трагический факт имел своим следствием нарушение в соотношении полов во всех без исключения возрастных группах, поскольку и в указанное десятилетие смертность мужчин намного превышала смертность женщин. Резко обозначились так называемые «демографические ямы» в возрастно-половой пирамиде. Кроме все той же возрастной группы 20-29 лет, теперь прибавилась группа 30-39 лет, диспропорция полов видна в детском и подростковом возрастах. Уже в 4-летнем возрасте среди детей превалируют девочки — 51,1%. Преобладают они и в группах 5-9 и 10-11 лет. Необходимо помнить, что те, кому в январе 1937 года было 4 года, родились в тяжёлое время — голодный 1932 год. Группа 5-10 лет также пострадала от голода.


 
Население СССР в возрасте от 0 до 10 лет в 1937 году,
% от общей численности населения
Возраст
Город
Село
Всего
До 1 года
2,46
3,21
3,01
1 год
1,79
2,57
2,36
2 года
1,03
2,11
1,92
3 года
1,30
1,96
1,78
4 года
1,54
2,24
2,05
5 лет
1,69
2,65
2,39
6 лет
1,88
2,95
2,65
7 лет
1,89
2,88
2,61
8 лет
2,08
3,05
2,78
9 лет
2,01
2,69
2,51
10 лет
2,24
3,01
2,80


 

Среди мальчиков, более хрупких от природы, чем девочки, смертность от истощения была выше.
Кроме того, вообще среди 2-x,3-x и 4-x летних детей наблюдалась высокая смертность. В приведённой выше таблице виден провал (демографическая яма) в возрастах от 2 до 4 лет; численность и удельный вес этих возрастных групп ниже, чем у сопредельных с ними. Удельный вес возрастной группы от 0 до 4 лет в 1937 году составлял 11% от всех возрастов, а в 1926 году он поднимался до 15,2%. Следует к тому же иметь в виду, что в эти 11% входила возрастная группа от 0 до 1 года, т.е. родившиеся в 1936 году, когда была высокая рождаемость, связанная с запрещением абортов.
Если сравнивать по удельному весу возрастные группы от 0 до 14 лет в переписях 1926 и 1937 годах, то они равны: и в том, и в другом случае они составляли 37%. Однако период, предшествовавший 1937 года, характеризовался довольно длительным отсутствием войн, а в 1936 году было почти рекордное число новорождённых. Иными словами, голод нанёс демографическому развитию страны удар, превосходящий по силе последствия двух больших войн — Первой мировой и гражданской.
Следующий демографический провал в численности возрастных групп приходится на подростков 15-19 лет. Он был прямо связан с низкой рождаемостью в военные годы. В 1926 году им было около 5-9 лет, и они составляли 10% населения, а в 1937 году их удельный вес снизился до 8%. Если 13-летних подростков было почти 4 000 000, то 16-летних — только 2 600 000, а 17-летних молодых людей — 2 500 000.
Деформации в демографическом развитии имели крупномасштабный характер и наблюдались в большей или меньшей степени среди всех народов, населявших страну: и славянских, и финно-угорской языковой группы, и тюркской.
В результате демографических ям, связанных с людскими потерями в 1914-1921 годах и в 1930-е годы, население РСФСР в канун Великой Отечественной войны было гораздо малочисленнее, чем это должно было быть при благоприятных условиях для его воспроизводства. В 1934 году зафиксирован отрицательный естественный прирост населения, а по ряду районов в зонах голода превышение смертности над рождаемостью в начале 1930-х годов имело место и в последующие годы (Саратовская область, Республика немцев Поволжья и т.д.). Косвенные людские потери сократили численность лиц призывного возраста в период Великой Отечественной войны. Это была одна из причин, по которой призыв был распространён в конце войны на группы слишком молодого возраста. Положение усугублялось тем, что до войны так и не был преодолён дисбаланс в соотношении полов в пользу женщин.
Следует отметить, что особенно пострадали дети, рождённые в голодные 1932-1933 годах. На их долю выпали тяжёлые эпидемии кори и скарлатины, прокатившиеся по крупным индустриальным центрам России в 1935-1936 годах и унёсшие жизни детей прежде всего среди родившихся в эти годы, так как именно они имели ослабленное здоровье. Они были подвержены таким заболеваниям, как дистрофия, диспепсия, врождённая слабость, малокровие и т.д. Им предстояло пережить и Великую Отечественную войну, заменить ушедших на фронт на заводах и в поле. И именно это поколение вступило в детородный возраст в 50-е годы.
По подсчётам демографов, прямые людские потери в Великой Отечественной войне составили в СССР около 27 000 000 человек, включая всех погибших в результате военных и иных действий противника и из-за повышения уровня смертности в период войны как в тылу, так и в прифронтовой зоне и на оккупированных территориях. Здесь не учтены последствия снижения рождаемости в период войны, возрастания смертности в послевоенные годы и другие косвенные демографические потери. Согласно подсчётам М.В. Филимошина, косвенные потери населения СССР за время войны составили 23 000 000 человек, а по РСФСР — 14 000 000.
Огромные человеческие жертвы тяжело сказались на демографическом развитии российского населения. По переписи 1959 года наибольшие потери мужчин наблюдались в возрасте от 34 до 44 лет: они вступили в войну в возрасте 17-27 лет. Произошло сокращение доли мужчин и в более старших возрастах — 45-49 лет, испытавших на себе последствия не только Великой Отечественной, но и Первой мировой и гражданской войн. В итоге по окончании войны было нарушено соотношение полов в пользу женщин: в возрастных группах 40-44 года (1914-1918 годов рождения) на 100 женщин приходилось 61,6 мужчины-ровесника и 70,2 мужчины на 5 лет старше; 35-39 лет (1919-1923 годов рождения) соответственно — 62,6 и 59,6; 30-34 года (1924-1928 годов рождения) — 83,5 и 40,9. Причём наибольшее нарушение в соотношении полов в пользу женщин имело место в сельской местности.
Усугубилась существовавшая ещё в предвоенные годы диспропорция в самих возрастных группах. В РСФСР численность лиц в возрасте 60-69 лет в 1959 году по сравнению с 1939 годом составляла 129%, 70 лет и старше — 177%. В то же время дети, родившиеся во время войны и сразу после войны, имели небольшой удельный вес в возрастной структуре населения РСФСР, например, подростки 10-15 лет — 7,9%, 16-19 лет — 6,9%. Процент родившихся в голодные годы начала 30-х годов (25-29 лет в 1959 году) равнялся 9. Невысок был удельный вес и лиц, чьё рождение пришлось на предвоенные годы (1935-1940), — 9,8%, на их долю выпало тяжёлое военное детство. Послевоенная деформация соотношения возрастных групп свидетельствовала о постарении населения, особенно в деревне.
Изменения возрастно-полового состава населения вследствие людских потерь в годы Великой Отечественной войны оказали влияние на семью и демографические процессы на многие десятилетия.
После окончания войны в РСФСР в целом наблюдался кратковременный рост брачности. Анализ текущей статистики показал, что наибольшее число браков было зарегистрировано в 1946 году — 12,3 (на 1000 населения). Это было связано с вступлением в брак лиц, не успевших создать семьи до войны и отложивших это на период после её окончания. Уже в последующие два года наблюдается снижение брачности. В 1947 году на 1000 населения по РСФСР в целом было зарегистрировано 10,4 брака, а в 1948 году — 10,6. Аналогичная ситуация наблюдалась и в городах. Так, если на 1000 населения вступило в брак в 1946 году 19,7, то в 1947 году — 14,8, в 1948 году — 15,5.
В связи со значительной убылью мужского населения в сельской местности брачность там была ниже, чем в городе — на 1000 населения в 1946 году было зарегистрировано 8,5 брака, в 1947 году — 8,0, в 1948 году — 8,0, в 1949 году — 8,4. Тем не менее, в 50-е годы брачность сельчан увеличилась и в 1955 году составила (на 1000 населения) 10,4.
Снижение брачности среди населения РСФСР после кратковременного всплеска обусловливалось, как отмечалось выше, послевоенной диспропорцией полов. Это повлияло на снижение числа замужних женщин. По данным переписи населения 1959 года, по сравнению с материалами переписи населения 1939 года видно уменьшение числа замужних женщин практически во всех возрастных группах. Причём существенное сокращение было зафиксировано в поколениях женщин, которым в 1941 году было 17-25 лет и которые наиболее пострадали во время войны, поскольку среди них было много вдов и не вышедших замуж. После войны по сравнению с 1940 годом произошло снижение брачного возраста женщин. В 1959 году большая часть браков заключалась женщинами в 20-x, 24-x летнем возрасте. И максимальное число вступивших в брак имело возраст 22 года. Значительная часть женщин, чья молодость пришлась на годы войны, не имела возможности по её окончании найти супруга.
Война оказала дестабилизирующее влияние на брак в результате диспропорции полов и дефицита мужчин в брачном возрасте. После окончания войны стал наблюдаться рост разводов — на 1000 зарегистрированных браков в РСФСР было зафиксировано в 1946 году 7.9 разводов, в 1947 — 17.5, в 1948 — 25.8, в 1949 — 34.2, в 1950 — 40.7, в 1955 году — 68.3. Постепенное увеличение разводов отчасти было связано и с запоздалым их оформлением, поскольку они совершились фактически до войны, в условиях действия нового законодательства о браке и семье 1944 года. Об этом свидетельствовало повышение разводов сразу после войны в средних возрастных группах (30-39 лет), особенно у мужчин с длительной продолжительностью брака (от 5 до 20 лет). Возросло число разведённых женщин в средних возрастах, так как в послевоенных условиях им трудно было выйти замуж повторно. Однако в 50-е годы, когда в брачный возраст вступили поколения 1930-1939 годов рождения, ситуация изменилась в сторону увеличения расторжения браков с продолжительностью от года до 6 лет. Более половины расторгнувших брак находились в возрасте 25-39 лет.
Последствия военных лет обусловили специфику повторных браков, которая состояла в возросшей брачной активности мужчин. Избыток женского населения вселял уверенность в том, что в случае развода мужчина без особых затруднений мог создать новую семью. В СССР в 1950-1954 годах на 1000 разошедшихся или овдовевших через 5 лет вступили в повторный брак 552 мужчины и 146 женщин; через 10 лет — 673 мужчин и 219 женщин; в 1955-1959 годах, соответственно — 544 и 159, 653 и 234. Возникшая ситуация привела к росту продолжительности жизни в браке у мужчин и сокращению у женщин. То же наблюдалось и в РСФСР.
Материалы Всесоюзной переписи населения 1959 года показывают преобладание женатых мужчин во всех возрастных группах. Они были членами полных семей, причём в большинстве случаев — главами семей. Женщины, особенно в возрасте 50 лет и старше, наоборот, часто являлись одиночками или членами неполных семей.
Людские военные потери сказались на сокращении размеров семьи. По данным переписи 1959 года, в РСФСР средний размер семьи составлял 3.6 человека, а в 1939 году — 4.1. Более существенным было уменьшение сельских семей. В 1939 году они превышали городские семьи на 19%, а в 1959 году на 9.9%. Это явление демографы обычно связывают с демографическим переходом к новому типу воспроизводства населения в развитых индустриальных странах, с преобладанием нуклеарной малодетной семьи. Однако было бы неверным в данном случае забывать о последствиях войны: гибель супругов, повышенная смертность детей, преждевременная смерть членов семьи от полученных на фронтах ранений и т.д. Кроме того, тяжёлые материальные, жилищные условия в послевоенные годы сильно сократили в нашей стране прокатившийся по Западной Европе «беби-бум», не способствуя высокой рождаемости. Да и дети часто рождались на свет с ослабленным здоровьем или вовсе нежизнеспособные.
Убыль мужского населения вызвала снижение рождаемости практически во всех регионах РСФСР. Период повышенной компенсаторной рождаемости после войны был очень коротким. В основном он длился до начала 1950-х годов.
Данные текущей статистики показывают повышение рождаемости в РСФСР в 1947 году (на 1000 населения рождаемость составляла 24.4), и главным образом в 1949 году (соответственно 28.1). Уже в последующие годы было зафиксировано снижение рождаемости (в середине 50-х годов 25.6). Наиболее отчётливо это проявлялось в городах, где значительный рост рождаемости в России также приходился на 1947 год (на 1000 населения 31.3) и 1949 год (соответственно 33.4). Однако в 50-е годы и особенно в их конце и здесь началось снижение рождаемости (в 1957 году — 24.7, в 1959 году — 23.7). В сельской местности повышение рождаемости наблюдалось позже, чем в городе. Наибольший её пик был зарегистрирован в 1951 году (на 1000 населения 27.9). В 1954 году она составила 27,8, а в 1955-м несколько снизилась (27.4).
Аналогичные процессы были характерны для Советского Союза в целом — на 1000 населения родилось в 1939 году (в границах СССР до 17 сентября 1939 года) 47 человек, в 1940 году — 31,3, 1950 — 26,7, 1955 -25,7, 1958 году — 25,3, 1959 году — 25,0.
Все же в масштабах СССР в 50-е годы рождаемость была относительно высокой. В РСФСР она держалась на уровне 26,9% (в 1950 году). С 1963 году начинается её падение до 23,2%. Этот процесс продолжался интенсивно в 70-е годы и был связан с демографическим переходом от традиционного к современному типу воспроизводства населения. Показатель рождаемости в 1970 году составлял 14,6%, а в 1979 году — 15,7%. Эта причина, согласно исследованиям медиков, биологов, демографов, продолжала действовать в течение 18-25 лет. В данном случае, как мы видели выше, ситуация была сложнее, поскольку сказывались последствия тех демографических ям, с которыми СССР вступила во Вторую мировую войну. Однако продолжали сказываться и потери мужчин.
Неблагоприятная демографическая ситуация, сложившаяся в 90-е годы после некоторого подъёма рождаемости на рубеже 80-90-х годов, связанного с поощрительными правительственными мерами демографического характера, имеет немало глубоких социально-экономических и политических причин, возникших в это десятилетие. Однако и в сегодняшней напряжённой демографической ситуации немалую роль играют потери населения прошлых лет, особенно в годы Великой Отечественной войны. Отмечая отрицательные последствия потерь мужского населения, сказавшиеся на уровне рождаемости, необходимо иметь в виду, что определённую роль в её сокращении играет возможность регулирования деторождения, уровень брачности населения и другие причины.
Война нанесла значительный урон здоровью населения, повысив показатели смертности. Данные ЦСУ СССР и РСФСР показывают, что во второй половине 1940-х годов основными болезнями оставались туберкулёз лёгких, болезни сердца, воспаление лёгких, желудочно-кишечные заболевания, рак и другие злокачественные новообразования. В 1949 году в городах РСФСР смертность от этих болезней составляла 60% от общего числа умерших. Высокая смертность от болезней сердца и онкологических заболеваний была распространена главным образом у людей средних и пожилых возрастов (40 лет и старше), т.е. переживших не только Великую Отечественную, но и Первую мировую и гражданскую войны.
Ослабление общего биологического тонуса организма в условиях войны способствовало стремительному росту сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Так, статистические данные свидетельствуют о том, что в городах РСФСР в 1950 году туберкулёз, занимавший в 1949 году первое место по удельному весу в общем числе умерших, передвинулся на третье место. В 1949 году процент умерших от болезней сердца составлял 13.5, от воспаления лёгких — 12.5, от туберкулёза — 14.5, от желудочно-кишечных заболеваний — 10.5, онкологических болезней — 9.5; в 1950 году соответственно — 13.6, 13.3, 12.3, 11.4, 10.1.
В последующие годы это явление получило дальнейшее распространение. В 1959 году в городах СССР по сравнению с 1940 годом смертность от заболеваний органов кровообращения выросла в 1,2 раза, онкологии — в 1,5 раза и сократилась от всех других видов заболеваний. Тем не менее, в сельской местности смертность от инфекционных болезней, поражения органов дыхания оставалась высокой.
Сохранялся высокий уровень распространения среди детей (до года) воспаления лёгких и желудочно-кишечных заболеваний. В городах РСФСР в конце 40-х годов 32,9% детей (до года) умирало от воспаления лёгких и 28,6% от болезней желудочно-кишечного тракта. Наблюдалась высокая смертность детей от врождённой слабости, преждевременного рождения и различных болезней новорождённых. В начале 50-х годов в РСФСР смертность среди недоношенных составляла ежегодно около 20% от числа родившихся недоношенными. В 1954 году по сравнению с 1953 годом число мертворождённых выросло более чем на 2%. Это свидетельствовало об ухудшении генофонда населения.
Война отрицательно сказалась на физическом развитии новорождённых. Как показали исследования, это явилось следствием нарушения полноценного внутриутробного развития детей в военные годы из-за недостаточного питания матерей. В Ленинграде, например, в 1941 году суммарные средние величины веса новорождённых были более чем на 100 г. ниже по сравнению с 1938-1940 годами. В 1942-м физическое состояние новорождённых резко ухудшилось — их средний вес понизился на 600 г., средний рост — на 2 см, окружность груди — на 1,5 см, окружность головы — на 1,3 см. По данным 1965 года, у детей, рождённых в Москве в 1943-1944 годах, вес в сравнении с рождёнными в 1937 году ко времени достижения ими года жизни был на 650 г, а длина на 1,5 см меньше. В Свердловске наблюдалась та же картина — в 1942 году вес новорождённых снизился на 200 г у мальчиков и на 171 г у девочек, длина уменьшилась соответственно на 0,71 и 0,74 см.
Ухудшилось и физическое развитие дошкольников. Проведённые в 1957 и 1966 годах обследования, в частности, показали, что рост мальчиков 4-7 лет в 1945 году был меньше, чем у детей того же возраста в 1938 году, на 4-5 см, вес уменьшился на 2 кг у семилетних и на 1 кг у четырёхлетних. Аналогичная картина была зафиксирована у школьников. Так, у девочек наблюдалось во время войны отставание роста, особенно в 11 лет, у мальчиков максимальное отставание в развитии падало на возраст 13-14 лет. Вследствие этого подростки в 1945 году во всех возрастных группах были значительно слабее, чем в 1939-м.
Изучение влияния физического развития новорождённых, детей дошкольного возраста на продолжительность их жизни показало, что дефицит роста, веса, обусловленные тяжёлыми материальными условиями жизни в военные и послевоенные годы на протяжении 6-8 лет, остаётся некомпенсированным в течение последующих 13-15 лет даже при благоприятных условиях. В СССР физическое развитие населения по отдельным возрастным группам нормализовалась только к 1956-1958 годах. Это приводило в последующие годы к росту заболеваемости и смертности у поколений людей, переживших войну, особенно в младенческих и детских возрастах.
Анализ медицинской статистики показал, что у поколения людей, родившихся в 1941-1948 годах, заболеваемость и смертность, в том числе среди молодых и средних возрастов, значительно выше, чем у лиц предшествующих и последующих лет рождения. Прекращение увеличения продолжительности жизни в нашей стране к началу 70-х годов, а затем и уменьшение этого показателя во многом объясняется пониженным жизненным потенциалом людей, родившихся в войну и первые послевоенные годы.
Война не только увеличила, но и изменила структуру инвалидности. Проведённые исследования (1965) свидетельствуют, что наиболее распространённым видом последствий ранений военных лет стали остаточные явления травм головного мозга, огнестрельные остеомиелиты и болезни культей, поражения периферических нервов, а также органов зрения, грудной клетки, позвоночника и спинного мозга, органов брюшной полости, челюстно-лицевой области, заболевания внутренних органов, полученных на фронте, ложные суставы и незаживающие раны. Причём эти осложнения давали себя знать в течение 8 лет после ранения у более половины больных, лечившихся в госпиталях. Рецидивы осложнений (воспалительных процессов в области ранения) проявлялись с промежутками до трёх лет. Это приводило к снижению продолжительности жизни в данных группах населения. Инвалиды психоневрологического профиля (психозы, остаточные явления закрытой травмы черепа) преждевременно дряхлели, впадали в психопатическое состояние и т.д.
Таким образом, война значительно ослабила здоровье не только людей, её перенёсших, но и их потомства, что отражалось в последующие годы на характере заболеваемости, росте смертности, снижении рождаемости населения и требовало больших затрат на социальное обеспечение. Повышение смертности в послевоенные годы существенно снизило естественный прирост населения. Демографическое эхо войны сказывалось на протяжении ряда десятилетий. Подводя итоги, можно сказать, что война самым непосредственным образом повлияла на сокращение численности населения, уменьшение удельного веса мужчин, увеличение доли пожилых возрастных групп в российском обществе, ухудшила состояние здоровья людей. Она способствовала углублению неблагоприятных демографических тенденций, выражавшихся в медленном выравнивании возрастно-полового состава населения РСФСР, распространению психоневрологических и сердечно-сосудистых заболеваний, изменению структуры инвалидности, а также развитию в перспективе демографического кризиса 90-х годов. Вместе с тем она обострила проблему пополнения трудовых кадров, как в количественном, так и в качественном отношении. С ростом в обществе числа сирот, пожилых одиноких людей, инвалидов усложнилась нагрузка на формы социального и медицинского обеспечения населения

SENATOR — СЕНАТОР
 

 


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.