ДЕЛО ЧЕСТИ РОССИИ | Елена Драпеко: Победа нуждается в защите – таков лейтмотив выступлений членов Международного Совета и Жюри МТК «Вечная Память»
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ДЕЛО ЧЕСТИ РОССИИ
 

 

Елена ДРАПЕКО,
член Международного общественного совета
и жюри
МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ»

Елена ДРАПЕКОКогда меня пригласили в жюри конкурса, сразу возникло чувство в лад с какой-то давно назревшей внутренней потребностью, да и сам конкурс, кстати говоря, оказался очень своевременным и актуальным сегодня для нашего общества.

Такое внимание к этой войне – не праздный интерес, это живая история для миллионов наших людей. Я – не исключение, тем более что рождена в семье фронтовика и профессионального военного; война и ее отголоски были частой темой и моего творчества. А сейчас, когда я стала депутатом и на мне повышенная ответственность за честь и достоинство моей страны и моего народа, становишься еще восприимчивее оттого, что так больно царапают по живому, когда тут и там унижают и оскверняют память и достоинство наших отцов и дедов – победителей фашизма.

На идеологическом фронте – перевирание всего и вся, размывание граней между фашистским агрессором и тем, кто, обливаясь кровью, встал на его пути один во всем мире. Правители прибалтийских стран, жители которых уцелели в качестве народов только благодаря подвигу Красной Армии, вдруг наперебой, 60 лет спустя, загалдели о том, что они «не освобожденные, а жертвы освободителей». Выдвинули дебильные претензии, только не хватает того, чтобы их президенты и министры заняли место в едином строю с эсесовскими и другими фашистскими недобитками из числа своих сограждан.

Как будет хорошо, если люди пишущие и думающие – писатели и журналисты, историки и другие, примут активное участие в нашем конкурсе – убедительно и талантливо напомнят всем, что было на самом деле на полях сражений Великой Отечественной. Долгие годы эта тема была чрезвычайно плодотворной для нашей литературы и искусства, были созданы прекрасные произведения. Но многое умалчивалось, не договаривалось, ни все мы обо всем знали. Теперь, когда из архивов и спецхранов на свет божий потоком выходит прежде недоступная информация, картина войны складывается куда более сложная, чем рисовалась раньше. Но откуда берутся у нас такие люди, которые поставили себе задачу – не отражение войны на новом уровне правды, пусть даже горькой и ранящей, а предательское охаивание трагедии и славы своего народа? Надо признать: они мастеровито пишут, искусно симулируют искреннее негодование и скорбь в публицистических передачах, эффектно снимают фильмы.

Очень кстати возникает такой гипотетический вопрос: а кем бы они стали в годы войны? Поэт Михаил Борисов, участник Курской битвы и Герой Советского Союза, уже ответил на это: «Они стали бы первыми уклонистами от выполнения этой своей священнейшей обязанности, первыми дезертировали, первыми предали бы Родину, коих было немало и в годы войны…»

Разве не дело чести – померяться с ними силами, проведя такой конкурс о славе и героизме наших предков, о трудовом подвиге нашего народа и его горе в годы Великой Отечественной войны?..

Я родилась после войны, но отчасти именно поэтому могу судить, насколько она значима для нашей истории, особенно для мировосприятия человека моего поколения. Ведь долгие годы она была рядом с нами, она была для нас как нечто недавнее, великое и общее; чем искренне гордились и те, кому не привелось понюхать пороха.

Великая Отечественная война – почти в каждой семье, она – непреходящая боль утраты, ведь редко чью дверь миновали «похоронки». Не обошли и нашу семью: два моих дяди погибли на Синявинских высотах… Бесконечные рассказы фронтовиков, детские игры в войну и фильмы о войне. Безоговорочное чувство благодарности павшим и пережившим эту страшную войну. А потом – мои кинороли с Лизой Бричкиной во главе («...А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ»), ставшие частицей не только моей жизни, но и меня самой.

На каком-то этапе нашей застойной действительности «вечной памятью» начали спекулировать, пытаясь оживить ею очевидное оказенивание официальной идеологии. Но славный подвиг наших предков не померк от этого, не утратил своей ранящей и вдохновляющей силы – он оказался выше любых пропагандистских издержек. Потому что это подвиг народа, подвиг народного духа, самых его глубин. Не только победа в битве за свое существование, но и торжество национальной идеи – идеи жизни в первую очередь не обыденному, а по самому большому счету, По счету высших целей, высшей справедливости, в каких бы понятиях они не выражались на конкретном историческом этапе. Прекрасно сказал патриарх Алексий, что русский Солдат, полагая «живот свой за други своя» и за Отечество, тем самым становился сопричастником жертвы Иисуса Христа. Осознавал Он это или нет?

Конечно, «русский солдат» – это собирательно, в том самом смысле, в каком соседи по планете раньше называли русскими всех советских, а теперь – всех российских людей. Но, разве можно забыть иссушенных среднеазиатским солнцем седобородых аксакалов, по сей день прикалывающих по праздникам к своим полосатым халатам длинные колодки наград? Как пройти мимо стоящих в центре любого горного аула скорбных камней с бесконечно длинными списками?.. Поэтому особенно противна кощунственные бредни и фальсификации новоявленных историков Второй мировой: будто бы в предвоенные годы Сталин в сговоре с Гитлером преспокойно загребал свою долю Восточной Европы!..

Позвольте: разве не западные демократы сначала сорвали переговоры с СССР о совместном противостоянии третьему Рейху, а потом в Мюнхене ради своего спокойствия скормили фашистам Чехословакию? Кстати, заслуженно гордящиеся своей многострадальностью поляки в ту годину не удержались и прихватили часть сопредельного славянского государства. Разве не сама старуха-Европа прогадала и оказалась всеми народами в плену Третьего рейха?

Да, Советский Союз присоединил в 39-м и 40-м некоторые территории, но это были или земли Российской империи – Прибалтика и Бессарабия, или исторически спорные земли, как Галиция – Западная Украина. Было ли это несправедливо? Отчасти да, но тогда и мир был другим, когда понятие «справедливость» вполне вмещалось в понятие «обеспечения собственной безопасности». Не захватишь ты – захватит твой потенциальный противник. Впрочем, если сейчас запахнет жареным, то вряд ли будет иначе, чем тогда.

Утверждают, что Сталин сам был готов вот-вот напасть на Гитлера, но этот злодей всего лишь удачливо успел опередить своего коллегу-диктатора. Помилуйте! Понятно, когда такое несет предатель-перебежчик Суворов (бывший разведчик ГРУ В.Резун – ред.) в своем «Ледоколе» – это не более чем сенсационное бульварное чтиво для квазиинтеллигенции либерально-русофобской ориентации. Но когда подобное звучит в устах людей, считающих себя профессиональными историками, да еще на государственных телеканалах. Даже Гитлер не придерживался такой точки зрения: в его обращении к немецкому народу 22 июня 1941 года нет не звука о прямой военной угрозе, а только о демонстрации советами военной силы. Зато совершенно откровенно: «Я решился сегодня снова передать судьбу и будущего германского Рейха и нашего народа в руки наших солдат и да поможет нам Бог в этой борьбе».

Да, руководители нашей страны были убежденными коммунистами, и идея «мировой революции» наверняка не совсем еще выветрилась из их голов. Но при этом они были прагматиками, а не самоубийцами. После надсадной, оплаченной непомерной кровью победы над Финляндией в Зимней войне по ее итогам в Кремле была проведена очень представительная конференция. Присутствовала как вся верхушка Красной Армии со Сталиным во главе, так и командиры среднего звена. Но даже там прозвучали из самых высокопоставленных уст слова: хорошо еще, что мы получили возможность трезво взглянуть на себя в боях с финнами, а не с Германией.

Еще страшнее утверждения, что будто советских людей поднимали на борьбу преимущественно партийно-энкэвэдэшным террором, под дулами автоматов. Это заведомая подлость и говорить такое стало возможным только потому, что ушло из жизни большинство тех людей – носителей святой правды священной войны.

Чего спорить? Революционный катаклизм дорого обошелся нашему народу. Страна получила сильнейшее «сотрясение мозга»: сколько умнейших людей эмигрировало, сколько погибло, а сколько проглотило язык. Поэтому многое привело к убийственному кошмару первых дней и месяцев войны. Но задумаемся: мощнейшая, опытная, отрегулированная до мелочей, мужественная германская армия наносит СССР внезапный удар. Вообразимо ли, чтобы такая сила в итоге оказалась поверженной? Разве дело в заградотрядах или штрафных батальонах? Многие из тех, кто прошел всю войну, хоть и слышали о них, но не видели. И не восстал же народ, не капитулировал в смертельной блокаде Ленинград, и мысли такой не было у людей, умирающих жестокой смертью. На краю пропасти народ мобилизовал все свои силы, воскрес патриотизм. Ведь неслучайно до последнего стояли под Москвой, прекрасно осознавая, что Столица – символ национального единения и единения всех народов СССР. Москва тогда воспринималась как сердце всего Союза, а если поразят его, то конец настанет и всем народам страны. Это понимали на фронте, это понимали и в тылу, это понимал каждый – и стар, и млад.

А ведь московская битва не стала той точкой, после которой произошел перелом во всей войне. Меньше чем через полгода настали деньки, пожалуй, пострашнее лета 41-го: под Харьковом, под Керчью, под Таганрогом, тянулись эти дни до тех пор, пока за спиной у обороняющихся и бесконечно отступающих войск не замаячил еще один знаковый рубеж – Волга. Вот тогда солдаты, вроде бы уже примирившиеся неизбежной погибелью, вдруг прозрели сквозь эту неизбежность во имя жизни и спасение своего народа. «Ни шагу назад!» – и опять перед врагом они встали стеной…

Не пустые, не с затертых лозунгов эти слова – «победа добра над злом». Надо признать: всенародное сплочение, фронтовое товарищество, самопожертвование с известными оговорками демонстрировали и немцы. Но в этом было что-то от подельничества преступного сообщества, от разбойничьей романтики «нации господ». Братство же всех, справедливость для всех – это было нашим.

Беда, так повелось издревле на Руси, как клюнувший жареный петух и как грянувший над мужиком гром среди ясного неба преобразила страну. Осмысленность действий, невиданная ранее сплоченность и организованность всех частей единого целого воцарились и в армии, и в промышленности, и на транспорте. Огромный научный и технологический скачок.

Важнее была в этот период динамика «человеческого фактора»: на фронте возросла инициативность бойцов и командиров, их тактическое мастерство, их оснащенность. В последние годы войны уже не было ворошиловского навала плотных масс пехоты на вражеские пулеметы и пушки. По немецкому примеру научились атаковать штурмовыми отрядами, поддерживаемыми танками и авиацией. Самое главное – утвердилось личное достоинство человека, не из книг, а собственными нечеловеческими усилиями, собственной судьбой постигшего самое сокровенное в сути людской. Солдаты Великой войны накрепко затвердили Великие истины – братство всех народов, превосходство духовности над приземленностью.

Вспомним: какая замечательная фронтовая лирика родилась в те годы, какой был «Теркин»! Какая тонкая поэзия, задумчивая, совсем даже не фанфарная, которая вскоре вызвала к жизни и симоновскую, и «лейтенантскую» прозу. А германский дух на этом фронте за всю войну разродился разве что мещанско-душещипательной песенкой, всю войну вешавшейся из Белграда солдатам вермахта.

Не здесь ли – обетования нашего будущего, огромная духовная потенция для устроения его? Ведь эти истины и тот заряд национального достоинства, которые наши солдаты, наши отцы и деды, несли в себе, они как могли, передали своим детям и внукам. И давайте не будем иронически хмыкать – «а кончилось-то все вон чем!». Потому что еще ничего не кончилось, и никогда не кончится тем, что есть. Просто Россия увязла в очередной неизбежной трясине на своем разудалом, одному Богу и тайникам души народной ведомом пути. А те корни, что утвердились в те страшные военные годы, еще в нас прорастут – и никуда нам от этого не деться.

Поэтому я желаю успеха участникам конкурса! И с нетерпением жду его результатов.

SENATOR - СЕНАТОР
 

 


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.