ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ | Ученица 10 класса школы №3 г. Искитима Наталия Ермакова о погибшем на войне прадедушке Фёдоре Ермакова – в честь Победы
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ
 

 

Дорогая редакция!
НАТАЛЬЯ ЕРМАКОВАВ каждой семье с трепетом относятся к фотографиям, на которых изображены дорогие нам люди. Это история их жизни, а из тысячи таких историй складывается история всей страны. Особенно дороги нам фотографии военных лет. Парни и молодые мужчины встали на защиту Родины, и победили!


 

С того памятного события прошло 65 лет и сегодня, вглядываясь в пожелтевшее фото, мы низко склоняем голову перед их памятью.

22 июня 1941 года чеканным голосом диктора радио Левитана была проведена черта под мирной, полной радужных надежд жизнью людей нашей Родины. И даже сейчас, спустя 65 лет, мы не можем в полной мере осознать истинную цену страданий, выпавших на долю наших, уже таких далёких, но вместе с тем, родных и близких людей.

Я и мои родители выросли в мирное время. О том, какой была – Великая Отечественная, я слышу от своего деда Саши. Но и он, родившийся в 1940-м году, очень осторожно рассказывает о том, что помнит. Я же знаю о войне только по рассказам и книгам...

За сегодняшнюю мирную жизнь, радость солнечного утра, тихие спокойные вечера мне нужно благодарить моих прадедов, отдавших свои жизни. В нашей стране практически нет ни одного человека, которого, не коснулась бы чёрным крылом это страшное слово «война»… У кого-то погиб отец, у кого-то брат, дядя, товарищ, дед. У других, родные сгинули в немецких концлагерях. Даже трудно вообразить, что было с нами, если бы победили фашисты. Мы в вечном долгу перед подвигом наших прадедов. А их – бывших солдат с каждым годом становится всё меньше и меньше. Один за другими уходят они в вечность, те же, которые остались, уже совсем старенькие. Но до сих пор в своих снах они подрывают немецкие танки под Сталинградом, поднимают бойцов в атаку под Ржевом, идут на воздушный таран над Москвой.

Однажды, когда я была в гостях у своего дедушки Саши, мы решили посмотреть семейные фотографии. По моей просьбе дед достал старый школьный портфель, с трудом расстегнул и вынул потрёпанный фотоальбом. Почти сразу на глаза попался потрескавшийся от времени снимок моего прадеда Фёдора. На другой стороне химическим карандашом была указана дата: 3 августа 1942 года. Я, конечно, знала, что его звали Фёдором Ивановичем, то, что он ушел на фронт и погиб на войне, но я никогда не видела фотографии. И стало интересно узнать о нём больше. Как он жил, трудился, воевал? Хорошо, что в наше время есть Интернет. На одном из сайтов я обнаружила графу «Забытый полк». Особо не надеясь на результат, отправив туда запрос, и в списках безвозвратных потерь Калининского фронта оказались данные на моего прадеда (Приложение №1). Одновременно пришли: копия учётной карточки воинского захоронения (Приложение №2) и фотография братской могилы солдат (Приложение №3). С этой информации и началась моя работа по изучению нашей родословной.

Последний бой мой прадед принял на одном из рубежей Калининского фронта, под маленькой деревней Бельково Ржевского района мой прадед сделал свой шаг в Вечность…

Фёдор ЕРМАКОВЯ убит подо Ржевом,
Тот – еще под Москвой...
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?!

В городах миллионных,
В селах, дома – в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?

А. Твардовский.

Основатель рода семьи Ермаковых – Иван Иванович во времена Столыпинской реформы приехал из Нечерноземной части Российской империи в Сибирь. Был он чалдоном. Чалдоны, по рассказам стариков, происходили из казаков, живших между реками Чалом и Доном. Оттуда и пошло такое прозвище.

Обосновался дед Иван в деревне Девкино Искитимского (а в то время Легостаевского) района. Здесь у него родились четыре сына: Григорий, Фёдор, Михаил и Яков. Один из них – Фёдор Иванович – мой прадед.

Семейство Ермаковых жило дружно. Все, как на подбор, были работящими, непьющими и верующими. Жили они по тем временам справно, зарабатывая свой свой хлеб крестьянским трудом.

В Девкино мой прадед Федор Иванович и создал семью, взяв себе в жёны девушку Катю из этой же деревни. В 1927 году они сыграли свадьбу, и вскоре у них родилась дочь Мария. Она была бы самой старшей из детей моего прадеда.

Во время первой волны коллективизации страшная и несправедливая волна раскулачивания не обошла семью Ермаковых. Екатерина Степановна с малолетней Марией была сослана в Нарым Томской области. В нечеловеческих, каторжных условиях ссылки маленькая девочка умерла от голода на руках у своей матери. Молодая мать, чтобы не умереть самой, была вынуждена бежать из поселения.

Вернувшись в Девкино, Екатерина с Фёдором за бесценок распродали всё имущество и, спасаясь от репрессий, уехали жить в город Новосибирск. Там глава семьи устроился на завод молотобойцем. В Новосибирске у них родились ещё двое детей: в 1934 году – вторая дочь Нина, а в 1940 сын – мой дед Александр Фёдорович Ермаков.

Казалось, жизнь начала налаживаться. Понемногу забывалась обида от несправедливого «раскулачивания», затягиваться душевные раны…

Но наступило утро 22 июня 1941 года. Счастливая, хотя и не очень, жизнь моего прадеда была расколота. В возрасте 33 лет – в сентябре 1941 года Фёдор Иванович получил повестку в военкомат. Как раз в это время шло формирование знаменитых Сибирских дивизий, полностью изменивших начальный этап войны и ценой жизни многих тысяч сибиряков, сорвавших планы фашистского блицкрига.

Я только раз видала рукопашный.
Раз на Яву и тысячу во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно.
Тот ничего не знает о войне.

Ю. Друнина.

Одним из самых тяжёлых участков Западного фронта был Калининский, где наши войска, изматывая противника, длительное время находились в обороне. О том, какое это было страшное место, вспоминают выжившие фронтовики. И только недавно, на основании рассекреченных архивных материалов, по телевидению начали демонстрироваться правдивые фильмы об успехах и неудачах нашей армии в этой болотистой местности. Именно этим кровопролитным боям посвящено знаменитое стихотворение поэта-фронтовика «Я убит подо Ржевом…». До сих пор в лесах и болотах Ржевского района поисковые отряды находят останки наших бойцов – чьих-то отцов, дедов и прадедов.

Фёдор ЕРМАКОВ Фёдор ЕРМАКОВ

Именно на Калининский фронт и был направлен в состав 673 мотострелкового полка 220 стрелковой дивизии красноармеец Фёдор Иванович Ермаков.

220-я дивизия сражалась за овладение деревнями Бельково и Свиньино. О степени ожесточенности боев, которые вели в августе 1942 года части 30-й Армии, можно получить представление на примере штурма 220-й стрелковой дивизией навсегда исчезнувших деревень Бельково и Свиньино. За четыре дня дивизия потеряла 877 человек убитыми и 3083 ранеными.

Яркую, но страшную картину тех боев рисует командир минометного взвода 114-го отдельного стрелкового батальона Л.М. Вольпе, прибывший сюда в первых числах августа:

«Перед фронтом батальона лежала большая, пересеченная оврагами и руслами ручьев поляна – километра четыре в глубину и шесть в ширину. На другом конце поляны в бинокль хорошо просматривались развалины деревень Бельково и Свиньино. На них мы и вели наступление. Мне пришлось пройти через всю войну, но такого количества убитых наших бойцов не довелось уже видеть никогда. Вся поляна была усеяна телами убитых, порывы ветра доносили трупный запах, дышать было нечем. Запомнился целиком погибший расчет противотанкового орудия, лежащий около своей перевернутой вверх колесами пушки в большущей воронке. Виден был командир орудия с биноклем в руке. Заряжающий с зажатым в руке шнуром. Подносчики, навсегда застывшие со своими так и не попавшими в казенник снарядами».

Но все же выдержали «ржевскую мясорубку» и 12 августа к исходу дня стрелковые полки 220-й дивизии выбили противника из деревень Бельково и Свиньино.

В августе 1942 года прадед прислал своей жене и детям фотографию с фронта, это был его последний снимок и последняя весточка родным (Приложение №4).

3 сентября 1942 года красноармеец Ермаков Фёдор Иванович был убит в бою и похоронен в братской могиле под деревней Бельково Ржевского района. А на память о нём его жене и детям осталась только эта фотография отца и мужа с трёхлинейной винтовкой и в старом будёновском шлеме. Да ещё «похоронка» (Приложение №5), которую, немного спустя, получила по почте Екатерина Степановна.

Несмотря на страшное известие, вдова фронтовика верила, что когда окончится война, её муж – живой и невредимый, возвратится домой. А пока, чтобы прокормить семью, моя прабабушка работала целыми днями, а иногда и ночами, не чураясь любого заработка. Трудилась в больнице прачкой и санитаркой, круглыми сутками не появляясь дома. И случилась беда, бандиты, которых много развелось в то время, ограбили дом, в котором находились маленькие Нина и Александр. Вынесли всё подчистую, до последней тряпки, а так же все документы. Случайно сохранилась только фотография их отца, «похоронка», да и сами дети чудом уцелели. Убивать их грабители не стали.

После случившегося Екатерина Степановна, чтобы не умереть с голода, продала дом в Новосибирске и вернулась на родину в Девкино к жившей там матери, – моей прапрабабушке Марине.

Деньги, вырученные от продажи дома, быстро закончились, все ушли на продукты. И в 1946 году молодая вдова с детьми переехали жить в Искитим. Всю свою жизнь Екатерина работала в районной больнице санитаркой и прачкой. Детство её сына, моего деда Александра Фёдоровича, прошло в бесконечных очередях за хлебом а вместо игрушек, как он вспоминает, были тракторные «башмаки» от гусениц.

Несмотря на выпавшие на долю семьи Ермаковых испытания, она, как и многие семьи военной поры, не рухнула.

Екатерина Степановна, пока позволяло здоровье, продолжала работать в больнице, получая скромную пенсию вдовы фронтовика. Замуж больше не вышла. Скончалась и похоронена моя прабабушка в городе Рубцовске Алтайского края.

Но род Ермаковых на этом не оборвался. До сих пор жива моя двоюродная бабушка Нина в городе Нефтеюганске Тюменской области – трое её детей выросли достойными людьми. Живет Искитиме и мой родной дед – Александр Фёдорович. В этом же городе его дети – дочь Марина и сын Юрий. Юрий Александрович и есть мой отец.

Природа бесконечна и я думаю, что в какой-то мере, и я получила частичку души моего далёкого прадеда из сурового 1942 года. Надеюсь, что когда-нибудь я смогу её передать своим детям!

Я родилась 1 января 1994 года. В настоящее время я учусь в 10 классе средней школы 3 г. Искитима. Увлекаюсь стрельбой из винтовки и пневматического пистолета, умею собирать и разбирать автомат Калашникова, занимаюсь танцами в стиле джаз – модерн, окончила музыкальную школу по классу «фортепиано», очень люблю путешествовать. Учусь на «4» и «5».

Исследуя жизненный путь моего прадеда, который прервала война, я поняла, какой страшной ценой досталась нам эта Победа. Человеческая память устроена так, что чем больше проходит времени, тем меньше удается сохранить воспоминаний. Да и острота их стирается. Когда у меня будут дети, я бы хотела, чтобы боль, которую испытала я, когда читала «похоронку» на прадеда, испытали и они, затем передали все это своим детям.

Конечно, некоторые мои школьные товарищи итоги Победы оценивают иначе. Тем не менее, с интересом слушают оставшихся в живых свидетелей тех лет.

Вот написала это и подумала:

– У моего, погибшего на войне прадедушки осталось двое детей, которые родили ему внуков, затем и правнуков. Одной из правнучек стала я. Потом будут мои дети, внуки, правнуки, праправнуки и еще, наверное, не одно поколение. А сколько бойцов погибло совсем молодыми, не успев обзавестись семьями? Их мне, почему-то, особенно жалко.

А ты с закрытыми очами
Спишь под фанерною звездой.
Вставай, вставай, однополчанин,
Бери шинель – пошли домой.

Б. Ш. Окуджава

SENATOR - СЕНАТОР
 

 


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.