ПИСЬМО МИНИСТРУ | Общественный резонанс Международного творческого конкурса писателей и журналистов «Вечная Память» Федерального журнала «Сенатор»
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 
  

 
А вы у нас были?..
      О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTA BENE

ОТКРЫТОЕ (ГОРЬКОЕ) ПИСЬМО
МИНИСТРУ ОБОРОНЫ РОССИИ

 

 

Уважаемый министр!

Журнал «СЕНАТОР» творит энциклопедию военных воспоминаний. Это и гражданский, и литературный подвиг. Общество нашло повод вновь поклониться старым старикам с рядами орденских планок на пиджаках.

Крайне необходимо воздать должное и организаторам этой уникальной акции, потому что запустить и сдвинуть с места такую громадину стоит невероятного труда, затрат человеческой энергии и финансов. Уже сегодня ясно одно: огромный собранный материал не вмещается в узкие рамки конкурса, он оказался гораздо шире, перешагнул эти рамки и превратился в литературное явление, что особенно важно на фоне откровенной коммерциализации современных издательских процессов. Чтобы совершить такое, нужно еще и мужество. Хочется верить в то, что это мужество будет должным образом оценено.

Очевидно, что акция «СЕНАТОРА» – это и редкостная возможность поговорить еще о тех вполне почитаемых мною ветеранах, которые встретили 60-летие Победы без единой награды…

Зная Вашу чрезмерную занятость, постараюсь быть кратким. Фамилию своего героя не называю, потому что таких тысячи.

Итак, когда началась война, ему было 14 лет. Семья эвакуировалась в Астрахань и парнишка сразу пошел работать учеником токаря на номерной завод. Работали по 12 часов. За пирожок оставались у станка еще на два часа. Часто спали прямо в цеху, на полу, под батареями.

Спрашивается: что производил пятый механический цех номерного завода? Детские игрушки, резиновые изделия или снаряды для фронта? То есть, имеются ли у того парня основания считать, что он участвовал в великой войне?

Когда фронт приблизился к Астрахани, завод эвакуировался. Мальчишек с собой, конечно, не взяли, и наш герой поступил матросом на буксирный теплоход «Желябов», курсирующим между Астраханским рейдом и Сталинградом. На Астраханском рейде днем темно от дыма, ночью – светло от огня: танкеры горят. Вначале одна водонепроницаемая переборка, затем другая. Танкеры горят долго. Самолеты противника – два раза в день: из-за солнца, с рассветом и закатом. Не дают нефть везти вглубь страны. На корабле – зенитки, их обслуживают пять военных моряков. Мальчишки-матросы – вторыми номерами.

Спрашивается: что перевозил теплоход – туристов, пионеров-экскурсантов или обеспечивал Сталинградский фронт? Может ли парнишка считать и всем своим родным говорить, что он в войне участвовал? Собственно, он именно так и говорит по сей день.

Когда пареньку исполнилось 17 лет, он по путевке райкома комсомола ушел в армию, хотя даже в те суровые годы призыву подлежали только 18-летние. Не худо бы вспомнить, что с флота в армию категорически не брали – железная бронь. Но парень прорвался, райком комсомола помог.

Спрашивается: кем он мог еще быть, если не добровольцем? Есть ли у него основания утверждать, что он не отсиживался в тылу за маминой юбкой?

Ново призванного отправили служить на Дальневосточный фронт, где он не участвовал в боях по причине их отсутствия.

Спрашивается: мог ли этот 17-летний солдат отдать приказ командованию с указанием, где он хочет служить – на Дальнем Востоке или под Курском?

В 1944 году, по причине почти полной потери зрения он был признан негодным к службе в армии, годным к физтруду. В военном билете появилась запись: в войне не участвовал.

Беспокою Вас, Сергей Борисович, чтобы спросить, считаете ли Вы такую запись правильной, не кажется ли она Вам весьма загадочной?

Сейчас моему герою 80 лет. Ни одной награды. Ни единой. Когда его то ли в шутку, то ли всерьез спрашивают: кто вы? – он отвечает: «Никто».

Сколько этих 80-летних еще осталось? Сколько из них доживет до 65-летия Победы? Доживет, осознавая себя никем. Получая пенсию, уравнивающую их с любым встречным.

Конечно, уважаемый товарищ министр, то, о чем я пишу, – это «вопросы с оплаченным ответом». Ответы лежат на поверхности. Речь идет не о том, что я прошу правительство страны в Вашем лице об одолжении на уровне снисхождения к несчастным, или неудачникам, или не поспевшим куда-то. Речь о том, что у государства должна быть честь и эта честь должна продиктовать государственным мужам, как исправить государственную вину перед героями, лишенными и наград, и достойной пенсии.

С глубоким уважением,

МАРК ПАВЛОВИЧ,

финалист МТК «Вечная Память».


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.