ОТЦОВСКИЙ УРОК ПАТРИОТИЗМА | Участник Великой Отечественной войны Николай Каптелин в конкурсном материале II МТК «Вечная Память» журнала «Сенатор»
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ОТЦОВСКИЙ УРОК ПАТРИОТИЗМА


 

Посвящается:
моему отцу – участнику Великой Отечественной войны,
кавалеру шести орденов, медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги»,
а также и 24 медалей (в том числе – иностранных государств),
полковнику в отставке Каптелину Николаю Алексеевичу;
и его брату – гвардии красноармейцу Каптелину Виктору Алексеевичу,
погибшему на войне в августе 1943 года.

ВИКТОР КАПТЕЛИН,
полковник в отставке.

ВИКТОР КАПТЕЛИНБоевые традиции российского воинства имеют многовековую историю. Они означают связь времен и неразрывное духовное единство поколений, разрыв которого означал бы гибель и армии, и государства. Главными боевыми традициями и сегодня являются патриотизм, безграничная любовь воинов к своей великой Родине – России, готовность мужественно защищать ее в бою, не щадя самой жизни.
В последнее время в нашем прокате появилось множество кинолент, в которых видны попытки переосмыслить наше военно-историческое прошлое, перекинуть из него «мостки» в дни сегодняшние. И если на одной стороне этих «мостков» представлены такие фильмы как «Звезда», «9 рота», «Грозовые ворота», то на противоположной – «Курсанты», «Штрафбат», «Сволочи», «Блокпост» и другие. Однако речь не о достоинствах или недостатках этих кинокартин, хотя их смотрят молодое поколение, будущие защитники Родины, которые по призыву сердца должны выполнить этот священный долг. Ведь их смотрят и будущие офицеры – курсанты военно-учебных заведений, в том числе и нашего, – Челябинского высшего военного автомобильного командно-инженерного училища имени Главного маршала бронетанковых войск П.А. Ротмистрова. Они все чаще себе задают вопрос: «А правильно ли я выбрал свою будущую профессию? И есть ли вообще такая профессия – Родину защищать?! Ведь прошли времена героев фильма «Офицеры» – Трофимова, Вараввы… И все это давно устарело!». И мы, их старшие товарищи, просто обязаны помочь найти им ответы на эти не простые вопросы без высокопарных и заумных фраз, лозунгов и призывов. Только простые, идущие от самого сердца слова способны убедить наших подопечных в правильности их выбора. Сегодня Вооруженные Силы Российской Федерации находятся на новом этапе военной реформы: мы стремимся приобрести сами (и придать им) новый облик. К сожалению, все больше в глазах наших курсантов задумчивости и укора: «Вот вы говорите… а что нас ждет за порогом училища?! Мы – Родине нужны, или это – все только красивые слова?!».

 

НИКОЛАЙ КАПТЕЛИНЯ всегда был оптимистом и продолжаю верить в лучшее будущее России и наших Вооруженных Сил. Поэтому, встречаясь с нашими курсантами (на занятиях, в часы воспитательной работы с ними), всегда беру с собой дневники моего отца, – ветерана Великой Отечественной войны Каптелина Николая Алексеевича, пятнадцать лет назад ушедшего из жизни. Его фронтовые записи на пожелтевших страницах дневников «берут за душу», не оставляют равнодушными и помогают увидеть те далекие дни глазами молодого лейтенанта-танкиста, вышедшего только что из-за школьной скамьи и увидевшего войну из окопа, с передовой, через танковый прицел своей «боевой подруги» Т-34. Вот тогда курсанты больше верят его дневниковым записям, чем выдуманным героям фильмов «Штрафбат» или «Сволочи»…

А ведь за эти 65-летних послевоенных сколько написано книг и снято столько фильмов, что ни в одном из них, пусть даже у самого талантливого писателя или кинорежиссера, не представлены все ужасы этой войны в полной мере, да и невозможно это.

«Слово из книги может вызвать слезу, но оно беззвучно. В кино есть звук, но автоматы стреляют не по тебе, танки идут не на твой окоп, бомбы из вражеских самолетов падают не на тебя и не ты находишься под минометно-артиллерийским обстрелом, не твоя кухня попала под бомбежку, не тебе сегодня оставаться без горячей пищи, и это не ты сидишь в башне танка и идешь в атаку, возможно, последнюю в твоей жизни… А вот если ты только что курил с другом самокрутку на двоих, а в следующую минуту его сразила пуля или осколок от разрыва снаряда, и ты с остановившимся сердцем глядел на струю крови у виска и безжизненное тело товарища, – такое не забудешь никогда…» (из дневника Н.А. Каптелина: август 1983 года).

А за сорок лет до этого отец в дневнике сделал следующую запись, описывая ощущения, испытанные им под вражеской бомбежкой:

«Был под бомбежкой? Нет? Веселая жизнь! Иной раз фриц сыпет столько бомб (кидает), словно сеет, ну, думаешь, крышка! Ляжешь лицом в землю и ждешь, когда твоя очередь придет… Только и подбрасывает вверх от воздушной волны. Бывали случаи, человек за три часа седел – переживания… Сам вдруг посмотришь вверх, а бомба, кажется прямо на тебя падает – нет спасения, негде скрыться, да и некогда, разве успеешь?! Только слышишь: «Жжжжзз!» Ну, моя!... «Гахх!» Нет!... Снова: «Жжжжзз!» Ну, тогда уж точно моя… «Гахх! Гахх…» Не попал! Мимо! Вот так и лежишь…» (апрель 1943 года).

Мы все знаем имена наших прославленных полководцев, таких как Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, И.Д. Черняховский и других. Мы помним подвиг защитников крепости-героя Бреста, героев-панфиловцев и защитников дома Павлова, подвиги Н.Ф. Гастелло, А.П. Маресьева, А.М. Матросова и тысяч других, известных и безымянных героев Великой Отечественной войны. А я задаю себе вопрос: а был ли героем мой отец, прошедший всю войну, побывавший в боях, дважды раненный, но оставшийся в живых? А его брат, погибший в своем первом бою? Судить не мне, а Вам, дорогие читатели. Так кого же можно считать героем? Что можно назвать геройским поступком?

Обратимся к словарю:

«Герой – выдающийся своей храбростью, доблестью, самоотверженностью человек, совершающий подвиги».

«Героизм – совершение выдающихся по своему общественному значению действий, отвечающих интересам народных масс и требующих от человека личного мужества, стойкости, готовности к самопожертвованию».

А ведь именно из десяток, сотен и тысяч геройских и доблестных поступков отдельных людей складывается сила и мощь, которые имеют военно-политическое и общественное значение и ведут к общей победе в бою, сражении, войне!

Отец родился 8 ноября 1922 года в небольшом городишке Струнино Владимирской области, примерно в 100 км к северу от Москвы первым в семье простого конторского служащего Каптелина Алексея Андреевича, работавшего на ткацкой фабрике и домохозяйки, – Каптелиной (Михайловой) Ольги Алексеевны. Вскоре в их семье появилось еще двое детей – сын Виктор, родившийся в августе 1923 года и дочь Люба, родившаяся в сентябре 1925 года.

18 июня 1941 года отец получил на руки аттестат зрелости, а через четыре дня началась война. 22 июня 1941-го он сфотографировался на память с младшим братом Виктором, вскоре эвакуировавшимся в составе артиллерийской спецшколы, в которой он обучался с 1937 года, в г. Бийск Алтайского края. Это была их последняя фотография вместе… В ноябре 1941 года Николай был призван в армию и зачислен красноармейцем в 3-й Отдельный саперный батальон 33-й стрелковой бригады, в составе которой в течение 6-ти месяцев принимал участие в подготовке оборонительных рубежей под Москвой. Он пишет:

«Вскоре состоялись проводы братишки Вити на Алтай, их спецшкола эвакуировалась в г. Бийск. А через несколько дней начались и мои проводы в армию.

Собрали мне родители заплечный мешок с запасом продуктов на восемь суток, потом мы посидели перед долгой разлукой, посмотрели друг на друга. Конечно, мать и сестренка наревелись досыта. Отец сказал: «Хватит реветь» и помог мне выйти на улицу. Так, 3 ноября 1941 года, я отправился в долгий путь, покинув свою семью, унося с собой самые добрые и светлые воспоминания о своих родителях, о братишке и сестренке…» (ноябрь 1942 года).

С февраля 1942 года по март 1943-го отец был курсантом Пушкинского автотракторного (затем танкового) училища. Отлично сдав выпускные экзамены, был выпущен из училища командиром танкового взвода с присвоением воинского звания «лейтенант».

«Да, училище закончено. Куда теперь? Неизвестно. Но, конечно, на фронт… Мне хочется пройти войну через все ее огненное дыхание, поучаствовать в боях, почувствовать бой собственным сердцем, непременно отличиться, узнать, что такое ярость и ненависть при встрече с врагом, проникнуть во все поры фронтовой жизни, побывать в обороне и наступлении; тщательно изучить людей, и непременно быть раненым, ощутить на собственной шкуре дыхание смерти, побывать в госпитале, снова на фронт – разгром Германии, победа! Я жив!» (март 1943 года).

Сегодняшние курсанты – бывшие старшекурсники с некоторым удивлением воспринимают эту запись, сделанную в дневнике рукой отца по окончании училища, ведь до нашей Победы было еще так далеко! И тут же восхищаются этим оптимизмом и безграничной верой двадцатилетнего лейтенанта в то, что немецко-фашистских захватчиков ждет неминуемая гибель. А ведь безжалостная статистика показывает: из каждых трех призывников 1922 года рождения на этой войне погибло двое…

После училища отцу довелось воевать в должности командира танкового взвода 8-й Отдельной гвардейской танковой бригады 20-го Звенигородского танкового корпуса на Брянском и 4-м Украинском, затем на 3-ем Украинском фронтах. С «корабля» молодой лейтенант попал сразу же на «бал». Часто курсанты задают вопрос, а бывало ли страшно на войне, в боях нашим отцам и дедам? Я и привожу им опять в качестве примера слова отца:

«Вот уже и настоящего пороху понюхал, побывал в первых боях, дважды попадал под бомбежки и один раз под сильный минометный обстрел немцев. В первой же атаке близко увидел живых фрицев и как мальчишка радовался, когда несколько фрицев замертво полегло под огнем нашего пулемета. Во второй атаке удалось уничтожить вражеское орудие, причем через прицел было хорошо видно, как после нашего попадания в орудие было накрыто еще несколько фрицев. От радости и для надежности я послал туда еще один снаряд.

Было ли страшно? Настолько все было в новинку, а долг и сознание повелевали делать все то, что делают другие, что какого-то постоянного страха испытывать не приходилось. Скорее всего ощущалось какое-то сожаление, что будет очень плохо, если вот сейчас, в эту секунду тебя не станет! А секунды бежали и ничего не происходило…» (апрель 1943 года).

Конечно, думали на войне, и не один раз, о смерти:

«Убьют – такова судьба, ранят – неплохо. Выйду живым – совсем будет хорошо. Но хоть бы не тяжелое ранение, когда одной ногой стоишь еще в жизни, а другой вот-вот сойдешь в могилу. Хороша мгновенная смерть…» (январь 1944 года).

А вот еще одна запись в его дневнике тех дней:

«<…> Мы вели огонь с ходу. После очередного выстрела, и, пока заряжающий перезаряжал пушку, я посмотрел в триплекс на соседа слева. В составе этого экипажа был заряжающий, необыкновенный весельчак и балагур, общий любимец всей роты по фамилии Власов. Было ему лет под сорок. Нас, молодых лейтенантов, он называл сынками.

Этот танк быстро шел несколько впереди нас, в метрах пятидесяти слева. Приятно, когда ты не один, а слева и справа от тебя в боевом порядке идут твои товарищи. И вдруг мне показалось, будто танк Власова вздрогнул, в ту же секунду взметнулся над ним черно-красный столб пламени, начал судорожно открываться правый по ходу башенный люк заряжающего…

В это мгновение я словно весь оцепенел и продолжал наблюдать, что будет дальше.

Вот люк заряжающего с силой открылся, сам Власов сумел подняться по пояс, вот уже оперся локтями о края люка, какую-то долю секунды зафиксировал свое положение и внезапно рухнул вниз, скрывшись в башне. Вслед за этим взметнулись вверх искры, перемешиваясь с черным дымом и пламенем. Танк стоял на месте и горел, как спичечный коробок.

Душа ушла у меня «в пятки» тогда, когда я так явственно увидел, как погиб в огне Власов. Мне сделалось дурно от того, что сейчас, возможно, наступит и наш черед.

Но с нами ничего не случилось, я моментально оправился от своего короткого шокового состояния и продолжал вести огонь из своей машины…» (май 1943 года).

Позже он напишет: «… я за свою жизнь буду цепляться, как травленый волк! Пусть там говорят, – жизнь человека – секунда во времени. Плевал я на это. Пусть даже мне оторвут ногу, я себе найду место в жизни. Утром выйду на крыльцо, буду солнцу улыбаться и кричать от радости: «Как счастлив я, что жив!» (июнь 1944 года).

Были и другие бои, другие огневые столкновения. Так, в начале июля 1943 года бригада, в которой воевал отец, была переброшена на участок фронта севернее Орла. В ходе начавшегося 12 июля наступления бригада в составе 20-го танкового корпуса имела задачу овладеть г. Болхов, однако все атаки были неудачны… Наши нарвались на хорошо организованную оборону немцев с их «Тиграми» и «Фердинандами».

…Много наших машин было сожжено, я впервые потерял некоторых своих друзей. Трижды и я ходил в атаку, но все для нашего экипажа обошлось благополучно, отделались лишь легким испугом: когда в третий раз атаковали немецкие позиции, продвинулись километра на три, я успел за это время израсходовать десятка два снарядов. Все шло хорошо, как вдруг мы почувствовали сильнейший удар в лобовую часть башни и наша пушка вышла из строя: был пробит навылет канал ствола. Какое-то мгновение я растерялся и не знал, что делать. Почему-то ожидал второго удара по нашему танку, но его не последовало. Я шел в боевом порядке роты и решил вести огонь из пулеметов» (июль 1943 года).

Но командир роты решил иначе: он приказал лейтенанту Каптелину взять на буксир другой поврежденный танк, отправиться на сборный пункт аварийных машин и после ремонта вернуться в роту. Во время буксировки наши танки попали под налет вражеской авиации и отец получил свое первое ранение от осколков разорвавшейся авиабомбы в правую ногу. Задачу свою танкисты выполнили, на сборном пункте поврежденных машин осколки из ноги вытащили, перевязали. Через два дня танк был восстановлен и танкисты вернулись в свое расположение.

В Москве жизнь шла своим чередом. Мать Николая, – Ольга Алексеевна, – проводила на фронт мужа, который служил солдатом в штабе одной из авиационных частей на Северо-Западном фронте. А сын Виктор продолжал учебу в г. Бийске. В 1942 году Каптелин Алексей Андреевич (отец Николая и Виктора) воевал в составе 6-й воздушной армии Северо-Западного фронта, которая осуществляла воздушную блокаду Демянской группировки немцев. В июне 1942 года на имя Каптелиной Ольги Алексеевны пришло из Бийска письмо, в котором сообщалось:

«Примите сообщение об успешном окончании 10 класса Вашим сыном Виктором. Из 14 предметов отлично оценены 9, хорошо 5. Хорошая успеваемость – результат его прилежных занятий и поведения, а также Вашего правильного воспитания. Виктор бодр, здоров – чего и Вам желает.

Комбат Кельнер».

После завершения учебы по программе средней школы курсантов артиллерийской спецшколы готовили в качестве десантников для формируемых на фронтах с 1942 года воздушно-десантных стрелковых полков, аналогичных по организации и вооружению гвардейским стрелковым полкам. Виктор после окончания учебы в конце 1942 года был назначен на Северо-Западный фронт, где воевал его отец.

Широко известен тот факт, что война не обошла стороной фактически ни одну советскую семью, многие потеряли в ней самых близких, своих родных. Не была исключением и наша семья, год 1943-й для семьи Каптелиных был траурным. В феврале отец и младший сын участвовали в ликвидации Демянского плацдарма противника, который он удерживал в течение 17 месяцев. В этих боях Каптелин старший был тяжело ранен.

В июле 1943-го войска Северо-Западного фронта готовились к наступлению на старорусском направлении. Для захвата плацдарма на восточном берегу реки Ловать командующий фронтом решил использовать гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк, в котором воевал Виктор Каптелин.

Утром 19 августа 1943 года десантники полка приступили к проведению авиадесантной операции по захвату плацдарма. Во время спуска на парашюте Виктор Каптелин вел огонь из автомата по противнику. Несколько немецких пуль прошили тело десантника, но он, собрав последние силы, стрелял по вспышкам из стрелкового оружия в обороне врага.

Вскоре Ольга Алексеевна Каптелина получила извещение о гибели сына (эта «похоронка» до сих пор хранится в нашей семье):

«Ваш сын гвардии красноармеец Каптелин Виктор Алексеевич, уроженец г. Москва, В. Красносельская, дом 10, кв. 8 «а» в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был ранен и умер от ран 19 августа 1943 года в 14.00.

Похоронен: Ленинградская область, Старорусский район, 3 км западнее дер. Бришно».

Печальное известие о гибели Виктора Николай Каптелин очень тяжело переживал и в тот же день дал слово, что в боях отомстит немецким гадам за смерть любимого брата, а после войны, если останется жив и в семье родится первый сын, назовет его Виктором… Через шесть лет после окончания войны, 25 ноября 1951 года родился у него сын, автор этих строк, который с гордостью носит имя Виктор.

Бои продолжались. В сентябре 1943 года бригада, разгрузившись на ст. Таганрог, к исходу 8 сентября сосредоточилась в поселке Мал. Кирсановка. В течение двух недель танкисты бригады совершили марш в район выжидательных позиций. Марш совершался только в ночное время с соблюдением полной скрытности сосредоточения.

Противник оборонялся на рубеже Ново-Мунталь – Нейдорф, имея на переднем крае закопанные танки. Его оборона, эшелонированная в глубину на 5-8 км, состояла из траншей полного профиля, минных полей и противотанковых рвов. Населенные пункты были приспособлены к долговременной обороне. Действия наземных войск прикрывало большое количество бомбардировочной и штурмовой авиации противника.

Взвод лейтенанта Каптелина принимал участие в прорыве этих, подготовленных к обороне рубежей, вошедших в сводки под названием «Южный вал», прикрывавшего выход на Крымский полуостров. Вечером 16 октября командир батальона майор В.А. Белоус собрал офицерский состав и проинформировал, что с утра батальон в составе бригады будет принимать участие в прорыве обороны противника с задачей обеспечения ввода в бой частей, нацеленных на освобождение Крыма. От батальона приказано выделить взвод для проведения ночью разведки боем. Комбат объявил, что эту задачу будет выполнять взвод лейтенанта Н.А. Каптелина. Именно в эти дни в дневнике Николая появляется запись, в которой молодой лейтенант размышляет над тем, что значит для него Родина, за которую, возможно, ему придется отдать свою жизнь:

«Ты думаешь, что такое Родина?..

Это тебе не политподготовка, – мужественные образы наших великих предков, завоевания Октября и т. д. Это, понимаешь ли, гораздо ближе, конкретнее… Тут одним словом все не охватишь. Вот тебе не понятно, почему мне так охота видеть дом, мать… Это вот и есть Родина. Я знаю, где живет моя мать, где работает, представляю ее жизнь, – это и надо защищать. Потому что мне ясно: если я не буду это защищать, ворвутся немцы, будут ее насиловать, грабить, разрушат все, что нами создано. Все, что нам принадлежит, это все и является Родиной, это и надо защищать. Захватят эту землю, где мы с тобой стоим, значит ближе они будут к дому, будет больше опасности для жизни матери. Значит, за эту землю надо стоять, не отдавать ее» (сентябрь 1943 года).

Задачу на разведку боем ставил лично командир бригады полковник В.Ф. Орлов, он приказал построить личный состав взвода. Обращаясь к танкистам, сказал, что ночью им предстоит атаковать противника и вызвать огонь на себя, что позволит выявить и подавить огневые средства гитлеровцев, закрепившихся на хуторе Канадском. Комбриг не скрывал при этом, что шансов остаться в живых очень мало…

– Кто сомневается в своих силах, прошу сделать шаг вперед, – обратился он к танкистам.

Все остались в строю. Понимали, кому-то ведь надо идти первыми…

Бой был неравным. Фашисты сосредоточили по трем советским танкам огонь всех своих средств, считая, что началась атака. Боевые машины вспыхнули, как факелы, из 12 человек (членов экипажей) чудом остались в живых только трое: лейтенант Каптелин, механик-водитель и заряжающий.

Через много лет Николай Алексеевич в своем дневнике об этом напишет:

«Танки с включенными фарами двинулись на обороняющего противника, ведя огонь с ходу. Внезапно перед глазами возникла слепящая огненная струя. Это термитный снаряд фашистов прожег броню танка. Сильно обожгло лицо, невозможно было открыть глаза. На ощупь открыл люк. Кругом бушевало пламя. Крикнул членам экипажа, чтобы покинули машину, но никто не отозвался. Скатился с брони танка на землю и пополз, определяя направление движения по звукам разрывов снарядов. Раздался сильный взрыв /взорвались оставшиеся в танке снаряды, взрывной волной меня подбросило и я потерял сознание. Очнувшись, снова полз к своим, снова терял сознание. Пришел в сознание в палатке для раненых. В этот день командир батальона майор Белоус поблагодарил меня за успешное выполнение боевого задания и сообщил мне, что командование приняло решение о награждении меня орденом «Боевого Красного Знамени». В этот день меня отправили в госпиталь» (май 1955 года).

КАПТЕЛИН и его сыновьяК сожалению, Николай Алексеевич при жизни не получил заслуженной награды. И только благодаря настойчивости его детей, – Виктора и Сергея, их отцу посмертно она была оформлена: «За боевые отличия в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов наградить: Каптелина Николая Алексеевича медалью «За отвагу» (посмертно)». (Выписка из Указа Президента РФ №113 от 20.02.1998г. «О награждении государственными наградами РФ активных участников Великой Отечественной войны 1941-1945 годов).

Излечение в госпиталях проходило очень медленно, кожа на лице после ожога долго не зарастала, кроме того на месте прошлого ранения в правой голени образовалась флегмона. Но, молодой организм, стремление вновь оказаться в боевом строю и… любовь санинструктора одного из полевых госпиталей Киросировой Клавочки помогли и здесь одержать победу Николаю. Клавдия Даниловна перед самой войной закончила фельдшерскую школу и с сентября 1941-го по май 1945 года находилась на военной службе в действующей армии, а демобилизовалась в звании старшего сержанта медицинской службы. Была награждена орденом и более чем десятью медалями. Забегая вперед, скажу, что в июле 1946 г. они поженились, в 1947 году у них родилась дочь Галина, в 1951 году сын Виктор, в 1958 году сын Сергей. Их дети получили хорошее воспитание, а сыновья пошли по стопам отца, прослужив в армии каждый более 35 лет и уволившись в воинском звании «полковник», Виктор, автор этого рассказа, – с должности заместителя начальника кафедры Челябинского ВВАКИУ, а Сергей – с должности начальника направления командирования специалистов в зарубежные страны Главного управления международного военного сотрудничества Генерального штаба.

После победного мая 45-го лейтенант Каптелин был зачислен в резерв офицерского состава, а война для него закончилась на Дальнем Востоке с разгромом милитаристской Японии. Потом была служба на различных командных и штабных должностях в Дальневосточном военном округе. В 1953 году поступил на командный факультет Военной Бронетанковой и Механизированной академии им. И.В. Сталина. Учился легко, на занятиях приводил примеры из опыта боевых действий на фронте. Был удостоен за отличную учебу именной стипендии И.В. Сталина, академию закончил с золотой медалью и дипломом с отличием.

После академии последовательно занимал должности командира батальона, начальника штаба полка и старшего офицера отдела кадров Одесского военного округа. С 1961-го по 1964 год командовал 88 гвардейским танковым полком 86 гвардейской мотострелковой дивизии Одесского военного округа. Летом-осенью 1964 года командовал отдельным целинным батальоном, выполняя важную правительственную задачу в Казахстане по оказанию помощи в уборке урожая и был награжден орденом «Знак Почета» и медалью «За освоение целинных земель». С декабря 1964-го по февраль 1976 год работал в кадровых органах: старшим офицером Главного управления кадров МО СССР, начальником отдела кадров Уральского и Одесского военных округов, Северной группы войск (Польша). Будучи на заслуженном отдыхе, он много работал в Совете ветеранов войны, посещал воинские части и соединения, школы, где делился своими воспоминаниями перед подрастающим поколением. Планировал многое сделать, но подорванное войною здоровье не позволило осуществить задуманное: 19 января 1995 года Николай Алексеевич скончался. А 9 февраля 1998 года скончалась и его жена, Клавдия Даниловна. Похоронены они в Одессе. Отец был незаурядным человеком, обладал многими способностями и талантами, реализации которых помешала война. Великолепный футболист, член сборной полка и одновременно ее тренер, играл в нападении и за сборную академии вместе с другом, заслуженным мастером спорта СССР Ю. Нырковым. О его достижениях в области шахмат говорит победа над чемпионом мира по шахматам М. Ботвинником в 1954 году. Остались незаконченными повесть о Великой Отечественной войне и роман о жизни довоенной молодежи, попавшей после окончания школы в самое пекло войны… Известный советский писатель И. Стаднюк был женат на однокласснице Николая Алексеевича, они не один раз встречались и писатель ругал отца за то, что он никак не довершит это начатое дело. Много было сделано им на кадровой работе: несколько десятков генералов получили это звание благодаря его вдумчивой и кропотливой работе, заботе и вниманию, а он сам уволился в воинском звании «полковник»… Величайшая скромность и забота прежде всего о других людях помешали ему при жизни «найти» свою «потерянную» награду. Среди афоризмов, анекдотов и «метких выражений», собранных им за время войны, в дневниках есть такая запись:

«Ты знаешь, что такое верх нахальства? Это – жить в тылу, кричать «Смерть немецким оккупантам!» и каждый день искать свою фамилию по газетам в списках награжденных» (сентябрь 1945 года).

Думаю, что это никак не относится ни к моему отцу, ни к его брату. Виктор Алексеевич Каптелин погиб в день своего 20-летия в 1943 году, Николая Алексеевича Каптелина смерть настигла незадолго до 50-летия Великой Победы.

Пусть земля им будет пухом! Слава Героям!

А мы – потомки – дети, внуки и правнуки, никогда не забудем их.

Пусть знают и помнят потомки!

Историко-литературный портал МТК «Вечная Память»: http://www.konkurs.senat.org
Страница День Победы на Facebook: https://www.facebook.com/dayvictory
Страница День Победы на Google+: https://plus.google.com/+ДеньПобеды1945
Видеоканал конкурса День Победы: https://www.youtube.com/user/happydayvictory
Медиапортал Федерального журнала «СЕНАТОР»: http://www.senat.org

SENATOR — СЕНАТОР


 
Литературно-музыкальный портал Анна Герман

 

 

 
® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2018 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их
использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал
«СЕНАТОР»
ИД «ИНТЕРПРЕССА»
. Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.


Литературно-музыкальный портал Анна Герман       К 70-летию Победы: пятилетняя Марина Павленко – участница III МТК «Вечная Память» (песня «Прадедушка»)       Царь-освободитель Александр II       Театр песни Анны Герман: фильмы и концерты       Джульетта - Оливия Хасси       ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ - ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ       Белый генеарл - генерал Михаил Скобелев       Публицистика | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Валентина Толкунова - СЕНАТОР       Владимир Васильев и Мир Балета       Орфею ХХ века МУСЛИМУ МАГОМАЕВУ       Грязная ложь КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ       ПРОРОЧЕСТВО ДОСТОЕВСКОГО       Анастасия Цветаева | Литературно-музыкальный портал Анна Герман       Официальный видеоканал Марины Павленко       Они стали светилами для потомков       Ирина Бокова: «Образование — залог устойчивого развития мира!»