В БОЯХ ПОД ШАУЛЯЙ | Прибалтийская история и память о героях Великой Отечественной войны в материале дипломанта I МТК «Вечная Память» Зенонаса Грицюса
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

 

         Главная
         СЛОВО АПОСТОЛА
         НАША ПОБЕДА
         ОБЗОР ПИСЕМ
         ЛАУРЕАТЫ КОНКУРСА
         МЕМОРИАЛ «ПЛАЧ РОССИИ»
 
  

 
 Sub

 О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTABENE

В БОЯХ ПОД ШАУЛЯЙ


 

ЗЕНОНАС ГРИЦЮС,
независимый журналист
(г. Шауляй – Литва).

ЗЕНОНАС ГРИЦЮС, День Победы, журнал Сенатор, МТК Вечная Память

В середине сентября 1944 года по приказу Верховного Главнокомандования все три Прибалтийские фронты перешли в наступление на рижском направлении. Цель столь крупномасштабной операции «Багратион» было выйти к побережью Рижского залива в Риге, не допустить отхода немецкой группы армий «Север» в Восточную Пруссию, отрезав их в Курляндском «котле». Во избежание катастрофы немецкое командование в спешном порядке сюда перебросило свои отборные части, в том числе танковые дивизии «Великая Германия» и «Адольф Гитлер», вооруженные новейшими танками «Тигр» и «Пантера». Кровопролитные бои длились больше месяца, отдельные населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Немцы рассчитывали придать боям затяжной характер, чтобы воспользовавшись этим фактором, прибалтийская группировка противника получила бы возможность по побережью Балтийского моря уйти в Восточную Пруссию. Ожесточенные бои разгорелись не только на земле, но и в небе. По сведениям фронтовой разведки, немцы располагали более 400 боевыми машинами: истребителями, штурмовиками, бомбардировщиками... Но не только из-за численности и мобильности противника в операции «Багратион» военным авиаторам отводилась особая, первостепенная роль. Резко пересеченная местность, изобилирующая болотами, реками, озерами, другими естественными, не менее трудно преодолимыми препятствиями, создали благоприятные условия для обороняющейся стороны. Штурмовая и бомбардировочная авиация теснила противника с дорог, уничтожала мосты и переправы, живую силу и технику, уже одним своим появлением наводя ужас на неприятеля.


 

Так 15 сентября 1944 года для летчиков 65 истребительного гвардейского авиационного полка и командира одной из его эскадрильей гвардии майора Александра Николаевича Килоберидзе началось по-будничному. Восьмерке истребителей «ЯК-7» была поставлена задача – прикрыть с воздуха боевую работу 12 штурмовиков «ИЛ-2» в районе латвийской местности Иецава. Командование 3-го механизированного корпуса запросила «летающих танков» на подавление хорошо укрепленных артиллерийских и пулеметных дотов противника, против которых бессильным оказалось и упорство пехоты, и меткость наземной артиллерии. С высоты 500 метров штурмовики прицельно атаковали цель. Позиции противника накрылись густыми тучами пыли и дыма, с земли по ненавистным штурмовикам яростно ударили зенитные орудия. Сбросив свой смертоносный груз «ИЛы» повернули обратно и без потерь стремительно ушли в сторону истребителей. Как только самолеты построились в боевой порядок, их атаковали 18 вражеских ФВ-190. Вот как об этом боевом эпизоде позже вспоминал его однополчанин, Герой Советского Союза, генерал-полковник авиации Ф.А. Костенко:

     – Килоберидзе приказал двум парам истребителей отражать атаки противника с флангов, сам же во главе четверки отбивал атаки с задней полусферы. Фашистские летчики, пытаясь прорваться к штурмовикам, каждый раз попадали под огонь наших истребителей и воздушных стрелков штурмовиков.

     Хотя по численности обе группы противников практически были равными, немцы имели большое тактическое превосходство, о котором, кстати, они были прекрасно осведомлены. «Секрет» открывался очень просто. Советским летчикам-истребителям был дан суровый и непреклонный боевой приказ, за нарушение которого каралось очень строго: любой ценой обеспечить безопасность штурмовиков, потери среды которых были и так весьма и весьма большими. Немецкие же летчики могли спокойно маневрировать и атаковать, их волновало одно – результат поединка. Но и советские летчики, и летная техника были не те, что в начале войны, когда нередко становились легкой добычей противника. Их мастерство закалялось в самых суровых что ни есть условиях, конструкторы авиатехники тоже были частыми гостями в полевых аэродромах.

     Истинным героем этого воздушного сражения, который золотой строкой будет вписан в историю полка, стал гвардии старший лейтенант В.В. Кисельков, сумевший сразить аж три вражеские ФВ-190. Ни до того, ни до конца войны такого успеха больше не мог повторить ни один летчик полка! Высокую стойкость в боевом сражении продемонстрировал гвардии лейтенант А.С. Фомичев, продолжавший бой даже на подбитом самолете. Только тогда, когда истребитель загорелся, летчик воспользовался парашютом. По одному «фокке-вульфу» сбили и гвардии младший лейтенант И.А. Спирин и сам командир эскадрильи гвардии майор А.Н. Килоберидзе. После боя авиамеханики на борту его самолета нарисовали седьмую ярко-красную звездочку. Столько воздушных побед за три года боевого пути от Подмосковья до неба Балтики одержал знаменитый воздушный ас. Но Александр Николаевич больше радовался не своей победой, а тем, что штурмовики без боевых потерь благополучно вернулись в родной аэродром.

     12 октября 1944 года войска 1-го Прибалтийского фронта вышли на побережье Балтийского моря недалеко от города Клайпеды. Задача, поставленная командованием, было успешно осуществлена – миллионная Курляндская группировка немецких войск была успешно отрезана от Восточной Пруссии!

     К сожалению, Александр Николаевич Килоберидзе об этой победе уже не узнал. Два дня до того, 10 октября 1944 он погиб, возвращаясь после успешно выполненного задания. Эскадрилья гвардии майора вышла к Зокняйскому аэродрому, где тогда базировался 65 гвардейский полк истребительной авиации, на расстоянии севернее 3-4 километра. Килоберидзе начал разворачиваться влево. Левофланговая пара пошла со снижением, чтобы перестроится в правый пеленг. Затем с резким разворотом и набором высоты один из недавно прибывших в часть молодых летчиков начал пристроиться к ведущему группы. При выполнении этого маневра он столкнулся с самолетом Килоберидзе на высоте 350-400 метров. Хвостовое оперение истребителя командира эскадрильи оказалось разрушенным и самолет упал. Спастись на парашюте удалось только молодому лейтенанту…

     Призванный в 1942 году на военную службу Пушкинским райвоенкоматом Московской области и после окончания летного училища выполнивший десятки боевых вылетов, сразивший семь самолетов врага, за проявленный героизм и мужество награжденный двумя орденами Красного Знамени и орденом Красной Звезды, гвардии майор А.Н. Килоберидзе погиб по стечению нелепых обстоятельств. Бывает такое в жизни. Похоронили прославленного летчика там же, на окраине Зокняйского аэродрома, расположенного по соседству с городом Шауляй. Рядом с самолетами, которых Саша так любил. Политработники настаивали на этом, как на самом верном и бесспорном решении. Никто не думал, что жизнь всегда вносит свои коррективы, распоряжаясь по своему.


 

ПАМЯТЬ ЖИВА

     Много изменений за эти шестьдесят с лишним лет произошли в Зокняй. В советское время ставшее крупнейшей авиабазой ВВС на северо-западе страны, которое даже планировалось использовать для посадки «Буранов», с 1991 года Зокняйский аэропорт получил статус не только военного, но и гражданского аэропорта. Так что могила летчика оказалось вне охраняемой военными территории. Оставленное без надлежащего присмотра место захоронения тут же привлекло внимание грабителей металла, в начале девяностых целыми стаями крутившихся около Зокняе. Сначала им было чем поживиться. Не остановилась рука и перед памятью погибшего; сорвали массивную медную табличку с памятника, тем самим повредив и бюст.

     Недалеко от памятника в одном из зданий бывшей авиабазы ВВС ныне располагается региональное управление пограничной службы Литвы. Командование пограничников забеспокоились судьбой одинокой могилы летчика. При случае рассказали об этом и приехавшему сюда по делам тогдашнему главному прокурору округа Анатолию Яковлевичу Мирный.

     Анатолий Яковлевич сам лично принял участие в решении судьбы могилы летчика. Звонил в посольство Грузии, меру города Шауляя, Республиканскую организацию участников Второй Мировой войны, воевавших на стороне антигитлеровской коалиции. И лед тронулся. Оказалось, что в Грузии живут родня А.Н. Килоберидзе, которая давно выражала желание перезахоронить останки своего знаменитого родственника на родной земле предков. И вот в мае 2007 года в Литву приехал Сосо Килаберидзе. При помощи местных властей останки советского аса были переправлены в Грузию, где очень торжественно, с подобающими почестями легли на Вечный покой.

     Ни забыт ни сам герой, ни его подвиги. Имя А.Н. Килоберидзе упоминается во многих трудах по истории военно-воздушного флота во Второй Мировой войне, в воспоминаниях ветеранов знаменитого полка. Она занесена и в Книгу Памяти Пушкинского района Московской области. Ну, а самое интересное, пожалуй, то, что копию самолета, на коем летал А.Н. Килоберидзе, ныне можно встретить во многих странах мира. Его самолет «Як-7» под бортовым номером 45 выделялся оригинальным рисунком, мастерски выполненным техником самолета сержантом В.Сафроновым. На борту самолета был нарисован огненный дракон с надписью «За брата Шота», а ниже стрела белого цвета с указателем «На Запад......». Фото красочно, ярко расписанного самолета попала на глаза специалистам из США, фирмы «АЭРО Мастер» с Флориды, специализирующейся на выпуске авиамоделей. Изготовили партию пробную, ну а потом пошло-поехало! Сейчас модели знаменитого «Яка» весьма и весьма популярны среди любителей-коллекционеров всего мира, увлекающейся историей военной авиации…


 

ИМЕНЕМ ПОГИБШЕГО БРАТА

     Старший государственный советник юстиции Анатолий Яковлевич Мирный своего особого, трогательного отношения к ветеранам Великой Отечественной войны не скрывает. Да и для его сослуживцев это никакой не секрет. Всех ближайших ему людей – отцу, мать, почти всю родню по своему жестоко тронули события той далекой и суровой поры.

     …Односельчане из села Гончаровка под Полтавой удивлялись; откуда, мол, в родне Мирных – потомственных земледельцев, у их Яшки пробудился такой интерес к технике? Вроде и никто не учил особо, не показывал что к чему, да вот смотри – не побоялся сесть за штурвал первого в селе трактора, потом – комбайна. Так что общего любимца, статного, веселого парня осенью 1939 года провожали всем селом. Потом зачитывались первыми солдатскими треугольниками – вот везет парню! Попал туда, где и хотел – в танковые войска механиком-водителем, изучает сложную боевую технику. А сельские девчата по ночам уже начали подсчитывать дни, когда же Яков вернется в родное село…

     Да досчитать так и не успели. Грянула война и 53 танковый полк в первые же дни вступил в кровопролитные и изнурительные бои. Защита Львова, Киева, подступов к Москве. Три раза водимых им Т-34 смертельно ранили вражеские снаряды. Люди оказались крепче бронированной стали. Пересаживался Яков Мирный в другую машину и снова спешил по тяжелым фронтовым дорогам. Окончил войну в Кенигсберге. Подсчитал и поразился – тех полковых товарищей, с кем шел на первый бой, сейчас мог подсчитать на пальцах одной руки. Прошла старушка смерть мимо Якова. Командиры предлагали остаться в полку, обучать мастерством вождения боевых машин молодых механиков-водителей. Отрезал коротко и круто: «Нет уж, насмотрелся армии за этих шесть лет! Демобилизуйте!»

     До родной Украины не доехал – остался на полпути, в литовском городе Укмерге, где такие специалисты как Яков Прокопьевич в те послевоенные годы ценились на вес золота. Поработал несколько лет в городских организациях, но не мог отказать от предложения перейти в знаменитый на всю Литву совхоз «Леонполис». Работал наряду со всеми, и только в День Победы надевал праздничный костюм с высшей солдатской наградой-орденом Красной Звезды. Рядом с орденом Октябрьской Революции. Завоеванный в борьбе не менее важной – за хлеб!

     Привез с родной Украины Яков Прокопьевич и жену. Не минуло война и Ольгу Павловну – пятнадцатилетней девушкой её угнали на принудительные работы в Германию. А своего первенца молодая семья уже заранее решила назвать Анатолием. В честь любимого брата Ольги Павловны – Анатолия Павловича Клименко. Артиллериста, в июне 1942 года погибшего в жестоких боях под Луганском.


 

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.