МАРШАЛ ТИМОШЕНКО – КУРЬЕР ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ | Конкурсные материалы лауреата I МТК «Вечная Память» Юрия Лопатина
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

 

         Главная
         СЛОВО АПОСТОЛА
         НАША ПОБЕДА
         ОБЗОР ПИСЕМ
         ЛАУРЕАТЫ КОНКУРСА
         МЕМОРИАЛ «ПЛАЧ РОССИИ»
 
  

 
 Sub

 О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTABENE

МАРШАЛ ТИМОШЕНКО

(очерк)


 

ЮРИЙ ЛОПАТИН
военный журналист, писатель,
лауреат Первого МТК «Вечная Память».

ЮРИЙ ЛОПАТИН, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / ЮРИЙ ЛОПАТИН

Насколько всё же известна эта фамилия! Стоит только набрать в интернет-поисковике «Тимошенко» и компьютер сообщит вам: «Нашлось 45 000 000 страниц». Почти вся информация – о пробивной леди, до недавнего времени возглавлявшей Правительство Украины. И далеко за массой скандальных материалов, связанных с пребыванием Юлии Владимировны у власти, запрятаны биографические данные другой личности – дважды Героя Советского Союза Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко.
Двадцать пять лет назад Герой Советского Союза генерал армии И. Тюленев в беседе с корреспондентом «Красной звезды» А. Кочуковым посетовал на то, что мало и сухо пишется о маршале С. Тимошенко. Журналист предположил, что это происходит из-за взваленного на Семёна Константиновича воза ответственности за неудачи первых месяцев Великой Отечественной. Являясь накануне войны наркомом обороны, он сделал далеко не всё, чтобы наши вооружённые силы успешно отразили агрессию. Но так ли это было?..


 

Путь к посту наркома был тернистым. Могло сложиться так, что Тимошенко не стал бы не только полководцем, но и вообще военным… Село Фурмановка, где в 1895 году родился С.К. Тимошенко, находится недалеко от Измаила. Там селились, главным образом, солдаты-гренадёры, уволенные с увечьями после войны с турками. Семён был СЕМНАДЦАТЫМ, самым младшим в семье ребёнком. Ему удалось окончить сельскую школу. Мечтал о поступлении в городское училище, но не на что было учиться. Батрачил у кулаков, местного помещика.

В 1915 году Тимошенко призвали в армию. Окончил учебную команду и образцовую Ораниенбаумскую пулемётную школу. Затем – фронт. Служил в четвёртой кавалерийской дивизии, был участником Брусиловского прорыва, воевал на Западном фронте. После трёх ранений ни разу не выбывал из строя.

Мужество Семёна Тимошенко в годы Первой Мировой войны было отмечено тремя Георгиевскими крестами и медалью «За храбрость». Был бы у Семёна и четвёртый Георгий. Уже представили, да чуть деревянным крестом дело не закончилось. В окопах лютовал один штабс-капитан. За малейшую провинность ставил солдата с винтовкой на бруствер, на верную глупую смерть. Ну, Тимошенко и врезал «высокоблагородию» прикладом. После военно-полевого суда бунтовщика наверняка бы расстреляли, да произошла февральская революция. Семён работал в полковом комитете, участвовал в подавлении корниловского и калединского мятежей.

В марте 1918 года Тимошенко демобилизовался. Попасть домой не удалось – на родине хозяйничали немцы и румыны. И Семён вступил в первый Черноморский отряд. Начинал рядовым. А вскоре уже командовал полком. Воевал под началом Матузенко, Антонова-Овсеенко, Сиверса, Думенко, Будённого.

В двадцать четыре года Тимошенко стал начдивом. Перед назначением командующий Южным фронтом А.И. Егоров, знакомясь с Тимошенко, отметил про себя: «Настоящий богатырь! Взгляд твёрдый и умный. Видать, неплохой рубака. За таким бойцы смело пойдут в бой».

Маршал Тимошенко, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / Маршал Тимошенко

И шли за ним действительно бойцы. Железная воля начдива порой творила чудеса. Вот как описывает один из боёв кавалер четырёх Георгиевских крестов, начальник разведки Первой конной Армии Иван Владимирович Тюленев: «В течение двенадцати часов шло яростное сражение у Генерального Моста и села Большие Салы. На дивизию обрушились превосходящие по численности силы врага, поддержанные танками и бронеавтомобилями. Начдив Тимошенко был неутомим. Он лично водил полки в атаки и контратаки. В одной из атак С.К. Тимошенко со штабным эскадроном ворвался на огневые позиции вражеской артиллерии.

– Повернуть орудия и стрелять по белогвардейской нечисти! – скомандовал начдив.

Повинуясь властному приказу, белые торопливо исполнили волю Тимошенко и ударили по своим. Это ошеломило врага. Ещё нажим – противник начал беспорядочный отход».

После гражданской войны Семён Константинович занимал ряд высоких постов в РККА. В январе 1928 года он возглавил 3-й кавалерийский корпус. М.Н. Тухачевский называл его одним из лучших командиров конницы. По его рекомендации в 1929 году Тимошенко возглавил армейскую группу, включавшую два кавалерийских корпуса, танковую бригаду и авиационный отряд. Она стала прообразом армейской и фронтовой подвижных групп времён Великой Отечественной войны.

После окончания Военно-политической академии в Ленинграде в 1930 году Семён Константинович получил назначение помощником командующего войсками Белорусского военного округа по кавалерии. Уже тогда он, конник, понимал необходимость механизации войск. Семён Константинович отдавал всего себя службе, подготовке и проведению учений.

Осенью 1935 года Тимошенко был назначен на должность заместителя командующего войсками Киевского военного округа. Накануне он побывал в командировке в Италии, где присутствовал на учениях, проведённых Муссолини, осматривал новую технику, знакомился с действиями воинских частей и функционированием военно-учебных заведений. Вскоре Семён Константинович попал в чёрный список Ежова вместе с другими военачальниками, подозреваемыми в связях с зарубежной разведкой. В их числе были Якир, Уборевич, Аронштам, Эйдеман, Корк и другие. Из этого списка Сталин вычеркнул фамилии Мерецкова и Тимошенко.

С июля 1937-го по февраль 1938 года Семён Константинович три раза назначался командующим войсками округа – Северо-Кавказского, Харьковского, Киевского Особого. Применяя богатый опыт Гражданской войны, новшества, он проявил себя умелым организатором боевой подготовки частей и соединений. Под его командованием войска Украинского фронта совершили освободительный поход в Западную Украину. Там красноармейцы впервые вступили в бой со своим будущим опасным противником.

Ранним утром 19 сентября 1939 года дозорные машины разведбата 24-й легкотанковой бригады у села Винники в районе Львова натолкнулись на подразделение 137-го немецкого полка. Гитлеровцы, считая, что перед ними поляки, открыли огонь. Отважно дрались экипажи двух советских, подожжённых уже машин. До тех пор, пока не взорвались бензобаки. Затем в бой вступили главные силы батальона. Немцы начали отходить. Было захвачено два немецких самолёта, три зенитные и две противотанковые пушки.

Германское командование обратилось к советскому с предложением взять Львов в ходе совместного наступления. Тимошенко отклонил его и потребовал немедленного отвода немецких частей и соединений от города. 20 сентября Гитлер отдал соответствующий приказ. Немцы отошли на 10 километров западнее Львова. Через два дня 15-тысячный польский гарнизон сдался советским войскам.

Командующий фронтом не раз убеждался в том, как радушно встречают украинцы своих освободителей. После захвата в 1920 году Западной Украины правители Польши превращали её в колонию, закрывали украинские школы, преобразовывали православные храмы в костёлы, отбирали у крестьян лучшие земли и передавали их польским осадникам – колонистам. Проводилось насильственное ополячивание населения. Теперь с этим было покончено.

Затем ещё раз Тимошенко пришлось сходить в поход «за бугор». Когда советская военная машина забуксовала в снегах Финляндии, он вызвался взять ответственность на себя. Под его руководством формировались стрелково-пулемётные бригады, лыжные батальоны, аэросанные и конно-санные роты. В каждой части создавались штурмовые отряды, в каждом подразделении – штурмовые группы. Проводились постоянные тренировки. Под особый контроль была взята поставка из Ленинграда миноискателей, специальных зарядов взрывчатки, танковых тралов. Предприятия срочно наладили производство санных волокуш, бронированных наблюдательных пунктов. Личный состав был обеспечен тёплым бельём, полушубками, валенками, телогрейками, шапками-ушанками, печками-времянками и сборно-щитовыми домиками. Питание бойцов организовывалось по повышенным нормам. Наступательная операция готовилась очень тщательно.

Всё это помогло победоносно завершить кампанию. «Русские напоминали как бы оркестр, где каждый исполнял свою роль и мелодию», – писал финский историк В. Халсти, участник боёв на выборгском направлении. Полководческий талант Семёна Константиновича был отмечен присвоением ему звания Героя Советского Союза. Он стал маршалом. С мая 1940 года Тимошенко – нарком обороны СССР. По его указанию в войсках стали больше заниматься разведкой, боевым использованием местности, огневой, тактической и физической подготовкой красноармейцев.

Маршал Тимошенко, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / Маршал Тимошенко
Маршал Тимошенко, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / Маршал Тимошенко

Семён Константинович и на самом высоком посту в РККА продолжал оставаться примером работоспособности и физической выносливости. Бывший комиссар стрелкового корпуса А.Д. Окороков вспоминал: «Настал момент, когда после переноса артиллерийского огня пехота начала наступать на расположение «противника». Семён Константинович выскочил из укрытия и рванулся вперёд, на новый наблюдательный пункт. Высокий, худой, подтянутый человек с маршальскими знаками отличия бежал впереди и первым поднялся на высокий холм. Честно говоря, мы такого не ожидали… Я изо всех сил стремился выдержать темп бега и прибежал вслед за Тимошенко, изрядно запыхавшись. Маршал улыбнулся и похвалил за спортивную подготовку…».

Тимошенко всячески старался усилить техническую и огневую мощь армии, подготовить личный состав к суровым испытаниям. По словам генерала И. Тюленева, нарком обороны исправлял чужие ошибки, выступал за всё новое, что усиливало армию и флот. За день до начала войны, например, было налажено серийное производство «катюши». Это решение состоялось с подачи Тимошенко. Он был решительно против создания конной армии во время битвы под Москвой.

Кстати, в некоторых литературных произведениях и художественных фильмах Тимошенко предстаёт безропотным исполнителем воли И. Сталина. Это совершенно не соответствует действительности. Сталина можно было в чём-то переубедить, при чётком и аргументированном докладе оппонента он мог изменить своё решение. В середине 1940 года Семён Константинович представил на имя Генерального секретаря справку-доклад с просьбой пересмотреть около трёхсот дел репрессированных командиров и лиц высшего начальствующего состава. Маршалы Будённый и Ворошилов отговаривали Тимошенко от этой затеи. Неожиданно для него Иосиф Виссарионович согласился положительно решить вопрос.

Боясь спровоцировать руководство фашистской Германии на преждевременную агрессию, Сталин не принимал предложение наркома обороны в середине марта 1941 года призвать приписной состав запаса для стрелковых дивизий. Но в конце марта всё же было решено направить 500 тысяч человек в приграничные военные округа. Через несколько дней Тимошенко убедил Сталина увеличить численность Красной Армии и ещё на 300 тысяч человек.

Семён Константинович проявил принципиальность и в вопросе снятия артиллерии со старых укреплённых районов и переброски её для вооружения строящихся укрепрайонов на новых участках границы. Нарком обороны и начальник Генштаба Г. Жуков не согласились с этим предложением. После вторичного доклада Сталину часть артиллерийского вооружения на старых объектах была сохранена. Как же оно пригодилось на тех рубежах в лихую годину!

Когда в мае 1941 года немцы стали слишком часто нарушать воздушное пространство СССР и делать глубокие облёты территории, маршал предлагал сбивать эти самолёты, что свидетельствует о его решительности и боли за престиж великой страны. Маршал Советского Союза Г. Жуков вспоминал, что, несмотря на строгий запрет, Тимошенко рекомендовал командующим войсками округов проводить тактические учения соединений в сторону государственной границы, чтобы подтянуть войска ближе к районам развёртывания по планам прикрытия.

Нет сомнений в том, что Маршал Советского Союза С. Тимошенко очень серьёзно беспокоился за судьбу страны. Накануне войны он работал по 18-19 часов сутки, оставаясь в кабинете до утра. 18 июня 1941 года нарком издал приказ № 0039 «О состоянии строительства оперативных аэродромов по основному плану строительства 1941 года». В нём говорилось: «На 1 июня с.г. охвачено строительством только 50 процентов утверждённого мною плана... Особенно плохо ведётся строительство в КВО и ЗапВО. Основная причина – отсутствие требовательности со стороны военных советов округов, непринятие решительных и исчерпывающих мероприятий по использованию всех возможностей на местах». К слову, именно на Западном фронте, которым командовал генерал армии Д. Павлов, в первые дни войны сложилось наиболее тяжёлое положение. Причём не только из-за потери почти всей авиации. Не зная положения своих армий и не имея полного представления о противнике, командующий делал распоряжения, не отвечавшие обстановке. Порой он отдавал приказы, вызывавшие у подчинённых недоумение. К примеру, Павлов дал командиру 100-й стрелковой дивизии генерал-майору И. Руссиянову указание занять оборону вокруг Минска... в радиусе 25 километров. При этом у соединения забрали всю артиллерию.

Маршал Тимошенко, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / Маршал Тимошенко

Вскоре командующий Западным фронтом был отозван в Москву. Маршала Тимошенко отправили в Белоруссию исправлять положение. Семёну Константиновичу удалось несколько стабилизировать обстановку. Упорная оборона 13-й Армии в районе Могилёва, наступление 21-й Армии под Бобруйском, сковавшей 8 немецких дивизий, затормозили продвижение врага. А в районе Смоленска войска Тимошенко задержали противника на месяц. 30 июля гитлеровское командование отдало группе армий «Центр» приказ перейти к обороне.

Уже со второй половины июля 1941 года война пошла не по сценарию, задуманному Гитлером. В августе фюрер с сожалением констатировал: Россия – это не Франция… Георгий Константинович Жуков писал: «Нужно отдать должное маршалу Тимошенко. В трудные первые месяцы войны он многое сделал, твёрдо руководил войсками, мобилизуя все силы на отражение натиска врага и организацию обороны».

В сентябре сорок первого Семён Константинович сменил Маршала Советского Союза С. Будённого на Юго-Западном фронте. Здесь положение тоже было тяжёлым: войска отступали. Новому командующему удалось не только замедлить темпы наступления немцев, но и провести ряд наступательных операций. Войска фронта нанесли поражение танковой армии Клейста под Ростовом, разбили правое крыло группировки противника на Ефремовском направлении и освободили Елец, нанесли контрудар в районе станции Лозовая.

Были у Семёна Константиновича и серьёзные неудачи. Военный совет Юго-Западного направления (главнокомандующий С.Тимошенко, член военного совета Н. Хрущев, начальник штаба генерал-лейтенант И. Баграмян) в марте 1942 года направил в Ставку Верховного Главнокомандования предложение о проведении крупной наступательной операции с задачей выхода в район Гомеля, Киева, Черкасс, Первомайска, Николаева. Вначале наступление развивалось успешно. С 12 по 16 мая войска продвинулись на 25-50 километров, но потом... Верховный главнокомандующий И. Сталин в своём обращении к военному совету Юго-Западного фронта 26 июня 1942 года отмечал, что Харьковская операция, наполовину выигранная, завершилась катастрофой на всём Юго-западном фронте. Это поражение он сравнил по его пагубным результатам с провалами Ренненкампфа и Самсонова в Первую Мировую войну. Подчеркнув ответственность за ошибки Баграмяна, Тимошенко и Хрущева, Сталин добавил: «Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе – с потерей 18-20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает ещё переживать, то я боюсь, что с вами поступили бы очень круто. Поэтому вы должны учесть все ошибки и принять все меры к тому, чтобы впредь они не имели место».

«Отметился» Семён Константинович и в директиве №45 от 19 августа 1942 года, подписанной Гитлером: «Во время кампании, продолжавшейся менее трёх недель, большие задачи, поставленные мной перед южным крылом Восточного фронта, в основном выполнены. Только небольшим силам армий Тимошенко удалось уйти от окружения и достичь южного берега р. Дон».

Осенью 1942 года маршала Тимошенко направили командовать Северо-Западным фронтом, где до этого серьёзно усложнилось положение. Руководимые им войска на Демянском выступе окружили группировку врага, которая угрожала ударом на Ленинград и на Московском направлении. Здесь по указанию Семёна Константиновича активизировалась работа по освоению боевого опыта. Маршалу доложили, что гитлеровцы обливают амбразуры дзотов водой, превращают в ледяные глыбы снежные валы. Из-за сверкания льда засечь огневые точки было трудно. Попытки овладеть дзотами были безуспешными. Тогда Тимошенко приказал приготовить такие сооружения для тренировок. Бойцам даже выдали альпинистские ботинки. Войска Северо-Западного фронта стали «по-немецки» готовить и свои огневые точки.

Наши части прорвали на ряде участков сильно укреплённую оборону. Враг, почувствовав угрозу двойного окружения, начал поспешное отступление на запад. За восемь февральских дней подчинённые Тимошенко освободили 302 населённых пункта. К марту 1943 года противник в районе Демянска был разбит.

В дальнейшем Ставка Верховного Главнокомандования поручила Семёну Константиновичу координировать действия Ленинградского и Волховского фронтов. В июне 1943 года он осуществлял взаимодействие Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота. О первом дне пребывания представителя Ставки на Северо-кавказском фронте рассказывал генерал И.Д. Ласкин: «Мне ещё до войны пришлось некоторое время работать при маршале Тимошенко, и я знал много об этом человеке. Ему было под пятьдесят, но вид у него был атлетический: ростом на целую голову возвышался над окружающими, стройный, по-юношески подтянутый, он выглядел настоящим спортсменом. А волевое лицо, твёрдость в голосе, неторопливость в движениях и постоянная уравновешенность говорили о его огромной внутренней силе».

Семён Константинович советовал в ходе атак активнее применять дымовые завесы, усиливать на важных участках артиллерийскую поддержку. Встречаясь с командованием флота, он стремился во всех деталях увязывать действия сухопутных войск с моряками. Благодаря полководческому таланту маршала, мужеству солдат и офицеров советские войска разгромили гитлеровцев на Кубани и Таманском полуострове, десантными операциями форсировали Керченский пролив и захватили берег Крыма.

К 1944 году Семён Константинович приобрёл большой опыт по координации действий фронтов. Он был представителем Ставки на 2-м и 3-м Прибалтийских фронтах, а также на 2-м, 3-м и 4-м Украинских фронтах, развернувших наступление на Украине и в Молдавии. Член военного совета 5-й Ударной Армии генерал Ф.Е. Боков вспоминал: «Вернувшись в Кишинёв, маршал осмотрел город, выступил на заседании военного совета, проинформировал нас о ходе Ясско-Кишинёвской операции, о положении на всём советско-германском фронте. После заседания военного совета состоялись ужин и задушевная беседа. Семён Константинович очень охотно и радостно говорил об освобождении Молдавии от фашистской оккупации. Чувствовалось: он гордился, что ему, уроженцу Бессарабии, довелось гнать врага из родных мест».

И вне пределов СССР Семён Константинович успешно применял свой богатейший полководческий опыт. В конце октября 1944 года началась Будапештская наступательная операция. Из-за ожесточённого сопротивления и яростных контратак противника советским войскам в первый день удалось продвинуться лишь на 4-6 километров. А вот в последующем наступление ускорилось. «Командованию фронта и армий, – отмечал генерал С.М. Штеменко, – очень помогли Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко и маршал авиации Г.А. Ворожейкин. Они умело переключили большую часть авиации для действий в полосе, игравшей в данный момент главную роль 46-й Армии».

После освобождения Венгрии советские войска вышли на венское стратегическое направление. Возвышенности с большим количеством рек служили, по мнению маршала Тимошенко, серьёзным препятствием на пути продвижения в столице Австрии. На стратегическом направлении противник создал четыре оборонительных рубежа. Тимошенко пришёл к выводу, что главный удар следует нанести в полосе 3-го Украинского фронта. Он всё более убеждался в необходимости обхода Вены с севера. В день, когда войска 3-го Украинского фронта с трёх сторон ворвались на окраины столицы Австрии, 46-я Армия 2-го Украинского фронта приступила к манёвру. Её задачей было отсечь от города район нефтедобычи Цистерсдорф. Гитлеровцы спешно начали отходить. Вена была освобождена 13 апреля.

После начала восстания в столице Чехословакии Ставка Верховного Главнокомандования нацелила на Прагу войска трёх фронтов. На рассвете 9 мая 3-я и 4-я гвардейские танковые армии 1-го Украинского фронта после 80-километрового броска ворвались в город. За ними вошли 3-я гвардейская и 13-я армии. С востока в Прагу вступили подразделения фронтовой подвижной группы и передовой отряд подвижной группы 38-й Армии 4-го Украинского фронта. С юга город освобождали части 6-й гвардейской танковой армии и 1-й гвардейской конно-механизированной группы 2-го Украинского фронта.

К 10 утра 9 мая столица Чехословакии была очищена от гитлеровцев. На следующий день маршалу Тимошенко доложили, что кем-то распространяются слухи, будто в освобождении Праги участвовали… власовцы. А советские воины этого не заметили! В чём же дело?

Тимошенко приказал детально расследовать предпобедные события. Выяснилось следующее. Когда немцы попытались использовать 600-ю дивизию РОА (а всего их было две) на Одере, та после разгрома разбежалась. Остатки «освободителей» укрылись в пятидесяти километрах от Праги, чтобы накопить силы для прорыва к американцам или англичанам. Однако 2 мая командир дивизии Буняченко узнал о готовящемся восстании и предложил свои услуги пражанам, надеясь после получить политическое убежище в Чехословакии. После захвата повстанцами большей части города 5 мая немцы бросили на восставших крупные силы. Положение стало критическим. И тут 600-я дивизия РОА ударила по аэродрому Рузыне северо-западнее Праги. Но гитлеровцы с помощью авиации разгромили один из полков власовцев.

Потери солдаты РОА понесли и после дегустации метилового спирта на одном из складов. Тем не менее, те, кто избежал отравлений, добрались до центра города. В районе излучины реки Влтавы власовцам, облачённым в эсэсовскую форму, даже удалось разоружить несколько сот ничего не понявших немцев. Пока немецкие парламентёры разговаривали с власовцами, пражане, поняв, с кем имеют дело, отказались от помощи бойцов РОА. Те ночью поспешно покинули Прагу. Многие из них позже были арестованы. Так бесславно закончилась история Русской освободительной армии, которую в попытке реанимировать «власовское движение» стремятся обелить некоторые псевдоисторики.

После разгрома гитлеровской Германии Семён Константинович непродолжительное время командовал войсками Барановичского и Южно-Украинского военных округов, а затем в течение более десятка лет – Белорусского. Тогда в Белоруссии было ещё очень много трудностей экономического и бытового характера. Большая часть соединений содержалась в землянках. Катастрофически не хватало жилого фонда, учебных полей. Полководцу приходилось ежечасно решать массу этих нелёгких проблем. «Семён Константинович, – отмечал генерал С.Н. Иванов, – поражал всех нас неутомимостью в работе, целеустремлённостью, умением найти главное звено в массе текущих вопросов. И таким главным звеном была боевая подготовка войск, их обучение и воспитание. Занимался этим маршал фундаментально, я бы сказал, на научной основе, по глубоко осмысленной программе».

С 1962 года Семён Константинович Тимошенко был председателем Советского Комитета ветеранов войны. Генерал армии П.И. Батов вспоминал, что маршал начинал свой рабочий день обычно в 7 часов утра и заканчивал поздним вечером. Семён Константинович часто встречался с представителями Международной организации борцов Сопротивления, комитетов бывших узников фашистских концлагерей, проявлял заботу о ветеранах войны, в том числе о тех, чьи подвиги по разным причинам не были отмечены наградами.

Маршал Тимошенко, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / Маршал Тимошенко

18 февраля 1970 года Маршал Советского Союза Семён Константинович Тимошенко отметил своё 75-летие. Вся огромная советская страна чествовала в тот день юбиляра, одного из своих славных полководцев. Маршал Г.К. Жуков вручил Семёну Константиновичу дарственный экземпляр своей книги «Воспоминания и размышления» с надписью: «Я многому от Вас научился. Это дало возможность мне овладеть оперативно-стратегическим искусством, которое так пригодилось в Великой Отечественной войне…». Жить Семёну Константиновичу оставалось совсем немного – 31 марта 1970 года он умер.

Заслуги этого полководца по достоинству оценены государством. Он дважды Герой Советского Союза, награждён пятью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденом «Победа», пятью орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова I степени, медалями, Почётным революционным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР и Почётным оружием, иностранными орденами и медалями. На родине Героя установлен бронзовый бюст.

Все, кому довелось общаться с Семёном Константиновичем, отмечали его глубокую порядочность, человечность. Маршал К.К. Рокоссовский писал: «Вспомнилось мне начало 30-х годов – 3-й кавалерийский корпус, которым тогда командовал С.К. Тимошенко и где я был командиром 7-й Самарской имени английского пролетариата кавдивизии. Комкор у всех нас, конников, пользовался уважением. Больше того – любовью. И на высоком посту наркома он сохранил ту же простоту в общении и товарищескую доступность».

А ещё известна любовь маршала к своей семье, в которой было трое детей. Даже во время войны ему, постоянно недосыпавшему, удавалось написать хотя бы несколько тёплых строк для родных и передать письмо.

Для Семёна Константиновича Тимошенко были характерны доброжелательность к окружающим, моральная чистота, забота о подчинённых. Всё это отмечали в своих воспоминаниях многие военачальники. И не только маршалы и генералы. Бывший сержант-фронтовик Н.Г. Ляшенко с 1949 по 1958 год часто встречался с маршалом. Николай Гордеевич работал начальником продовольственного снабжения в окружном санатории. Он особо подчёркивал, что за свежую рыбу, раков и свежеиспечённый хлеб маршал обязательно расплачивался. В этих вопросах он был очень щепетилен. Однажды новый начальник санатория решил угодить командующему и существенно занизил счёт для оплаты за время пребывания в санатории маршала и трёх офицеров, которые были с ним. Порученец Тимошенко удивился дешевизне и доложил об этом Семёну Константиновичу. Тот очень рассердился. Заплатил полную сумму, а с начальником санатория даже не попрощался. В дальнейшем льстец и не пытался даже заниматься подхалимством.

Чем не пример для нынешних руководителей – как военных, так и беспогонных? Вот на кого надо равняться власть предержащим. А ещё почаще задумываться над тем, как тебя оценят потомки. Именно такие честные люди, как маршал Тимошенко, остаются в памяти народной. Страшно подумать, что после Первой Мировой он мог вернуться на родину и, как земляки, заняться хлебопашеством. Но родина была занята врагами, и он выбрал военный путь. Судьба дала ему шанс стать великой, легендарной личностью, и он его использовал, оставшись при этом душевным, простым человеком.

Таким он был, Маршал Советского Союза Семён Константинович Тимошенко, отмечавший своё пятидесятилетие менее чем за три месяца до Великой Победы. Без него эта Победа могла отодвинуться на более поздний срок.


 

«КУРЬЕР ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ»
(заметка)
SENATOR - СЕНАТОР

Новые факты из жизни Героя Советского Союза Николая Приходько – соратника легендарного разведчика Николая Кузнецова.
 

Это имя знают далеко за пределами Украины благодаря книгам Д.Н. Медведева, командира партизанского отряда «Победители». Николай Тарасович Приходько – один из любимых героев молодёжи советской эпохи. Бесстрашный, богатырского телосложения связной разведгруппы Николая Кузнецова наводил ужас на приспешников гитлеровцев – бандеровцев и прочих украинских националистов. Автору этих строк довелось побывать на Ровенщине, в музее-квартире Н.Т. Приходько, и встретиться с племянницей Героя, рассказавшей о Николае Тарасовиче много нового.

Галину Дмитриевну Приходько я впервые увидел в 2004 году в доме своей тёщи Ольги Петровны Мельничук в Дубновском районе Ровенской области. Удивило, что эта высокая весёлая женщина обожает горячий кофе с... мороженым. От предложения попробовать такой «экстремальный» десерт отказался. А Галина Дмитриевна, улыбаясь, надкусывала ледяную, покрытую шоколадной глазурью плитку и запивала ароматным напитком.

– Вот такая у меня племянница, – рассмеялась Ольга Петровна. – Ничего не боится. В роду Приходько все такие.

Поговорить о Николае Тарасовиче так, чтобы узнать о нём как можно больше, не удалось – Галина Дмитриевна спешила на электричку. Договорились, что я вышлю ей вопросы, а она на них ответит. Письмо в город Здолбунов по странному стечению обстоятельств не дошло, хотя адрес был указан точно. То ли недоброжелатели из соответствующих структур изъяли, то ли почтальон не донёс.

И вот новая встреча. От дома Галины Дмитриевны на улице Гонты до музея-квартиры Н.Т. Приходько – метров двадцать. Небольшой каменный домик путевого обходчика рядом с железнодорожной веткой. В музее нас встречает преподаватель Здолбуновского железнодорожного лицея Людмила Ивановна Шевченко, нештатный экскурсовод. Приглашает к стенду, где помещена информация о детских и юношеских годах Героя Советского Союза. Николай Приходько родился 22 мая 1920 года в многодетной семье железнодорожника. Окончив 3 класса школы, батрачил в соседнем селе Глынск у полицая Подгурского. Осенью тридцать девятого, когда Западная Украина стала частью СССР, устроился контролёром в железнодорожном клубе и продолжил учёбу в вечерней школе. Незадолго до войны стал начальником снабжения в одной из транспортных организаций.

В июне 1941 года немецкие танки уже врывались в Здолбунов, а Николай Приходько до последнего момента эвакуировал в тыл документы и ценности. С эшелоном прибыл в Пензу. Работал завхозом в райтрансторге и забрасывал военкомат заявлениями с просьбой отправить на фронт. Летом 1942 года Николай начал подготовку в школе разведчиков в Москве. В августе с одной из групп отряда Медведева ночью десантировался на свою родную землю.

– Приземление было настолько точным, – говорит Галина Дмитриевна Приходько, – что парашютисты оказались у села Аристов, где жила тётка Николая. Она сходила в Здолбунов к его родной сестре Насте Шмереге, поговорила с её мужем – тот вместе с братом работал железнодорожником. Здесь и появилась первая конспиративная квартира партизан.

Забегая вперёд, скажу, что побывали мы и у этого дома на улице Ивана Франко, где желанным гостем был Николай Кузнецов. Памятной доски на месте, увы, не оказалось. Не то время, не те герои...

Несмотря на свой внушительный вид, Николай Приходько был скромным, молчаливым человеком, даже немного застенчивым. Партизаны удивлялись его терпению в преодолении трудностей. Медведев в книге «Сильные духом» приводит такой факт. Когда богатыря первым из всего отряда отправили в Ровно, у него из-за сапог меньшего, чем нужно, размера в кровь были натёрты ноги, а командиру отряда Николай сказал, что беспокоиться не стоит: пустячная мозоль.

Зато как преображался Приходько, оказываясь лицом к лицу с врагами! В одном из сёл он пресёк угон людей в Германию. Взял за шиворот двух полицаев и столкнул их лбами. Бандеровца, пытавшегося схватить винтовку, сбил с ног мощнейшим ударом. Разоружил ещё троих и всю пятерку полицаев обратил в бегство. В лагерь отряда Николай принёс пять винтовок и признался, что, несмотря на приказ не ввязываться ни в какие истории, не сдержался. Пришлось выслушать от командира выговор.

Позже, возвращаясь на подводе из Ровно, Приходько нарочно остановился за полкилометра до моста через реку Горынь, чтобы «подвезти» двух полицаев. Выехав на мост, направил на них пистолет и заставил прыгать в бурлящую воду. Полицаи отчаянно барахтались, топя друг друга. Убедившись, что оба пойдут ко дну, Николай сел на подводу и стегнул коня.

За трофеи, так нужные отряду, опять пришлось держать ответ. Партизан получил очередную выволочку от Медведева. Лучше доставить сведения о противнике, чем убить фашиста или полицая – такова была установка командира отряда. «Конечно, он был согласен с моими доводами, – писал Д.Н. Медведев. – Согласен до тех пор, пока мог рассуждать, но как только доходило до дела, он терял эту способность. Всё, что было в его душе наболевшего, выстраданного, вырывалось наружу, не давая опомниться».

Могила Н. Приходько на Мемориале воинской славы г. Ровно. Фото - Юрий Лопатин
Снова вместе два Николая. Могила Н. Приходько и бюст Н. Кузнецова. Мемориал воинской славы г. Ровно. Фото - Юрий Лопатин

На стенде в музее-квартире выделяется фотография человека в форме польского военнослужащего. Это родной брат Николая Иван. До установления Советской власти на Западной Украине он отслужил установленный срок в польской армии. Вернулся в Ровно, где работал в хлебопекарне. Иван был женат на немке, и с приходом гитлеровцев это дало ему преимущества. Софья зарегистрировалась как фольксдойч. Семья стала получать пайки, а Ивана немцы назначили заведующим хлебопекарней.

Дмитрий Николаевич Медведев утверждал, что после встречи с Николаем, поставившим вопрос ребром: «Будешь помогать партизанам или тебе дороже выгода, получаемая от врага?», Иван ещё долго раздумывал, соглашаться ли на предложение брата, ведь можно потерять не только хлебное место, но и голову. Галина Дмитриевна Приходько, хорошо знавшая Ивана Тарасовича, горячо доказывает, что тот принял решение помогать медведевцам сразу, без колебаний. Он очень любил младшего брата и поступить по-другому просто не мог. К тому же в борьбу с оккупантами включилась вся большая семья Приходько.

В этой опасной работе Ивану отводилась не последняя роль. Жизнью он рисковал ежедневно. Но выжил, а Николай… Иван тяжело переживал гибель брата. После войны он отдал много сил поиску места захоронения партизанского связного. Ему удалось выяснить, что один из полицаев, сброшенный Николаем с моста, всё же выплыл из реки, а позже поспособствовал организации засады.

Двадцать второго февраля 1943 года на партизанском «маяке» Николаю Приходько вручили секретный пакет для Кузнецова. Под видом местного жителя он направился на повозке в Ровно. У села Великий Житин курьера остановили фельджандармы и полицейские. Проверили документ, удостоверяющий, что «податель сего Гриценко является жителем села Ленчин». Бумага оказалась в порядке. Тогда один из немецких холуёв решил обыскать повозку и просунул руку в сено, где были спрятаны пулемёт и противотанковые гранаты. Выхватив из воза оружие, Приходько длинной очередью уложил несколько предателей. Остальные бросились за угол дома и оттуда открыли бешеную пальбу. Николай был ранен в левое плечо. Он стегнул лошадей. «Но навстречу, как назло, – пишет Д.Н. Медведев, – ехал грузовик с жандармами». По его версии, автомобиль с карателями в Великом Житине появился случайно. Увы, курьера особого назначения здесь уже ждали.

Автор книги «Сильные духом» отмечает, что раненный во второй раз, Приходько бросил повозку, прыгнул в кювет, дал длинную очередь по жандармам. После этого несколько тел вылетело из машины на дорогу. Когда силы начали оставлять партизана, он привязал к противотанковой гранате пакет и метнул ёе в скопление жандармов. Последней пулей Николай выстрелил себе в сердце. Тело героя посланные Медведевым разведчики не нашли: каратели увезли его в Ровно.

На самом деле повозку партизан не бросал. Он отчаянно боролся за жизнь. К врагам не должен был попасть секретный пакет, и Приходько на большой скорости гнал лошадей к лесу. Когда одну лошадь убило, Николай под пулями выпряг её и при этом был ранен второй раз. До леса оставалось совсем немного, когда рухнула вторая лошадь. За её трупом он и занял оборону. Сил бежать уже не осталось: курьер истекал кровью.

Это был его последний бой. Прежде Приходько вместе с легендарным разведчиком Николаем Кузнецовым участвовал во многих боевых операциях отряда. Все они были успешными, без потерь для партизан. Сейчас всё складывалось не лучшим образом. Но в пулемётном диске еще оставались патроны...

Граната с привязанным пакетом взорвалась в месте, где скопились осмелевшие жандармы. Теперь разрывной пулей... себе в лицо. Чтобы ничто не вывело врагов на обер-лейтенанта Пауля Зиберта – уральского парня, идеально говорящего по-немецки.

Ещё полчаса каратели боялись подойти к месту, откуда им наносил смертельные удары украинский богатырь. Больше десятка полицаев и жандармов уничтожил Приходько. Оккупанты и их подручные пришли в ярость. Мимо проезжали на повозке крестьяне.

– Увезите эту собаку в лес и выкиньте! – приказал немецкий офицер. Крестьяне на свой страх и риск поступили по-своему...

После войны Иван Тарасович Приходько вместе со следователями объездил весь район в поисках места захоронения брата. Всё было тщетно. В 1964 году с районным прокурором он ехал в автобусе и в очередной раз делился с ним наболевшим. В разговор включилась сидевшая рядом бабуля.

– Вы говорите о хлопце, который в сорок третьем убил много немцев в Великом Житине? Его похоронил мой муж. Там рядом две могилы немцев.

Так и оказалось. В лесу отыскали три захоронения. Удалось узнать, что гитлеровцы были убиты за день до гибели Николая Приходько. Рядом с врагами тело Героя Советского Союза пролежало два десятилетия...

Экспертиза, проведённая в течение месяца опытными специалистами в Москве, показала, что действительно найдены останки Николая Тарасовича Приходько. Он был с почестями погребён в Великом Житине, а затем перезахоронен на Мемориале воинской славы в Ровно – городе, где вместе с Николаем Кузнецовым вносил свой вклад в Победу.

Памятник Николаю Кузнецову долгое время находился на высоком постаменте у ровенского горсовета. После распада Советского Союза к власти на Западной Украине пришли последователи тех, с кем боролся разведчик, кто убил его боевого товарища. Подогнали кран, набросили на шею удавку, сорвали с постамента, на который позднее водрузили бронзовые крылья с надписью «Погибшим за Украину».

Бюст Н. Кузнецова несколько лет пылился в запасниках музея, потом его установили на... метровом постаментике у конспиративной квартиры медведевцев по улице Партизан-разведчиков, где разместилась строительная фирма «Захид-сервис». И только в двадцать первом веке бюст легендарного разведчика обрёл покой на воинском кладбище, рядом с могилой Николая Приходько.

В конце сороковых годов Иван Тарасович Приходько встречался с Д.Н. Медведевым, говорил ему о том, что не оставляет надежды найти место погребения брата. К сожалению, и после этого в книге «Сильные духом», вышедшей в свет в 1951 году, осталась версия о том, что тело партизанского связного гитлеровцы увезли в Ровно.

Винить в этом командира отряда трудно: он не мог знать всего и оперировал, как оказалось, неверными фактами. Дмитрий Николаевич умер в 1954 году, и перезахоронение останков Николая Приходько прошло уже без него. Произойди это событие раньше – Медведев наверняка бы внёс изменения в книгу, которая, без сомнения, стала хроникой партизанской борьбы на Ровенщине и Львовщине. Автор ярко, в мельчайших деталях показал сопротивление антифашистского подполья оккупантам. Партийные работники, крестьяне, водители, рабочие фабрики валенок, ветврач, сторож кладбища, уборщица, официантка... Сотни людей собирали разведанныё и проводили диверсии.

Огромный урон гитлеровцам наносили взрывы поездов, которые организовывались железнодорожниками станции Здолбунов. Мины замедленного действия, заложенные под котлы паровозов и цистерны с горючим, срабатывали в 8-10 часах езды от пункта отправки эшелонов.

В этой боевой работе, помимо других патриотов, участвовала вся большая семья Приходько. Люди рисковали жизнями, принимая в своих домах Николая Кузнецова и его соратников. Однажды гитлеровцы чуть не убили отца Галины Дмитриевны. Только тот попрощался с Николаем, гитлеровцы тут как тут. Насели на Дмитрия у переезда: «Это твой брат недавно проехал на повозке?» «Нет, кто-то незнакомый», – ответил железнодорожник. Угрожали, стреляли из автоматов поверх головы. Не признался.

Дмитрий Тарасович Приходько умер в 1962 году. Ивану Тарасовичу судьба отмерила больше лет. Вплоть до своей смерти в 1987 году он неустанно занимался патриотическим воспитанием молодёжи, рассказывал о подвигах Героя Советского Союза Николая Приходько и других партизан.

– В советское время вести эту работу было проще, – оторвав взгляд от экспонатов музея, говорит Людмила Ивановна Шевченко. – Нынешние школьники, изучающие историю Украины, не знают, когда началась Великая Отечественная война, кто с кем воевал. Прежде, чем подвести детей к стендам, приходится втолковывать им элементарное.

В сказанном нет ничего удивительного: историю в бывшей братской республике преподают так, чтобы о России не было напоминаний, а если и были – только в чёрном цвете. По мнению авторов учебников, Украина сама остановила фашистскую агрессию, изгнала захватчиков со своей территории. То есть как бы не было ни Советского Союза, ни героев, его представлявших. А между тем только в отряде полковника Медведева воевали представители почти тридцати национальностей, даже испанцы...

Может быть, с избранием президентом Украины В.Ф. Януковича изменится содержание учебников истории, представители власти озаботятся патриотическим воспитанием детей и молодёжи. Пока же… Экскурсовод музея часто спрашивает подростков: «А вы смогли бы, как Приходько, пойти на самопожертвование ради своей Родины?» «А зачем нам это надо?» – самый распространённый ответ.

Этот человек два деcятилетия искал место захоронения Героя Советского Союза. Брат Н.Приходько Иван Тарасович с пионерами г. Ровно.1975 г

Нет людей, рождённых героями. Каждый хочет прожить долгую счастливую жизнь. Вот и Николай Приходько наверняка мечтал о любимой работе, о семье. Всё сложилось по-иному.

– Была ли у Николая Тарасовича невеста? – спрашиваю у Галины Дмитриевны Приходько. – В книгах об этом – ни слова.

– Была у него девушка, – говорит племянница партизанского связного. – Знаю только, что звали её Галей, и они в отряде познакомились.

Может быть, боясь показаться любимой недостаточно мужественным, Приходько не жалел себя, ежечасно рисковал своей жизнью. Хотя то же самое делали другие, кто невест в ту лихую годину еще не нашёл. Они тоже были влюблёнными – в свою страну.

Меньше двух лет пробыла новая власть на родине Николая Приходько до начала войны. Но ведь ощутил он разницу между ней и владычеством польских панов. У него появилась возможность учиться, работать на себя и на государство, а не на иноязычного землевладельца. Его ровесники тоже считали свою страну самой сильной, самой справедливой в мире, и ради неё, ради будущих поколений делали то, что вызывает, мягко говоря, непонимание у современной молодёжи, отравляемой демагогической кухней буржуазных ценностей.

С Галиной Дмитриевной Приходько мы прошлись по улице, названной в честь её дяди, побывали у Здолбуновской средней школы №1 имени Героя, у конспиративной квартиры подпольщиков, на кладбище, где похоронены те, с кем приближал День Победы курьер особого назначения. Долго сидели за столом под яблонями, где можно было по достоинству оценить хлебосольство хозяйки. За разговором забыли о десерте – кофе с мороженым, которым Галина Дмитриевна угощает гостей. Здесь их всегда бывает много. Галина Дмитриевна долгое время работала крановщицей на заводе железобетонных конструкций, сейчас на пенсии. Живёт одна, присматривает за дедовским домом, ставшим музеем. Часто встречается с двоюродными сёстрами – дочерьми Ивана Тарасовича Приходько, немалую часть жизни посвятившего тому, чтобы в биографии младшего брата не было белых пятен.

Из сада через дорогу хорошо виден каменный домик, где родился человек, ставший Героем. Перед глазами всплывает фотография двадцатилетнего Николая Приходько, помещённая на стенде в музее. Другой, более поздней, нет. Он так и остался для потомков вечно молодым.
 

SENATOR - СЕНАТОР


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.