ИСТРЕБИТЕЛЬНИЦА ТАНКОВ | Первая девушка на войне, подбившая немецкий танк «тигр» Нина Букреева, которая так и не получила за этот подвиг свою награду
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

«ИСТРЕБИТЕЛЬНИЦА ТАНКОВ»
(очерк)
SENATOR - СЕНАТОР


 

«У нас у всех есть один якорь,
с которого, если сам не захочешь,
никогда не сорвёшься: чувство долга».

И.С. Тургенев.

ИСТРЕБИТЕЛЬНИЦА ТАНКОВ - НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / памятник погибшим морякам судов дальневосточного бассейна
МАРИНА СКАРЛЫГИНА
ИСТРЕБИТЕЛЬНИЦА ТАНКОВ - НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / памятник погибшим морякам судов дальневосточного бассейна
ТАРАС ШЕВЧЕНКО

Славянские фамилии имеют глубокие национальные корни и часто рассказывают о месте рождения человека, его малой родине. Исколесив всю российскую глубинку вдоль и поперёк, знаток и собиратель родных слов, автор знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Даль (российский немец) отмечает упорное постоянство, с которым русские люди с гордостью носят родовые имена и не желают их менять, даже если полсела – однофамильцы. Поэтому, приезжая в ту или иную деревню, например, Ивановку, оказываешься в большом затруднении, так как не знаешь, к которому из Ивановых нужно обратиться.

Слову «фамилия» В.И. Даль нашёл следующие толкования: «семья, семейство; род, колено, поколение, племя, кровь, предки и потомство». И это действительно так: исконные фамилии, доставшиеся от дедов и прадедов, ко многому обязывают, заставляют помнить об истоках – предках.
 

В селе Букреево Бесединского района Курской области половина населения Букреевы. Но, как считает писатель Пётр Проскурин, несмотря на однозвучность фамилий, «каждый народ многолик». И как каменные горы-монолиты состоят из великого числа песчинок, так и русский народ собирается в единую нацию из множества людей. «Складываясь вместе, человеческие судьбы делают судьбу народную», – приходит к выводу Пётр Проскурин.

Многие Букреевы сумели прославить свою древнюю фамилию: кто на кровавых фронтах Первой Мировой, кто в жестоких боях Великой Отечественной, кто на послевоенных полях-пепелищах… Вписала свою памятную страницу в историю малой родины и Нина Букреева (Луценко) – хрупкая шестнадцатилетняя девушка, в феврале 1943 года ушедшая на фронт защищать свою страну от фашистских захватчиков.

«Рождается человек – с ним судьба», – так считает Нина Сергеевна. Разве могла она, простая деревенская девчонка из многодетной семьи, знать, что станет плечом к плечу с опытными офицерами и бывалыми солдатами у противотанковой 45-миллимитровой пушки и будет первой девушкой – наводчицей, а за отвагу получит ордена и медали? Но всё это впереди, а пока…


 

ДЕВУШКА НИНА ИЗ БУКРЕЕВА

ИСТРЕБИТЕЛЬНИЦА ТАНКОВ - НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / Нина Букреева
Нина Букреева

Она жила в этой деревне, в Букреево. Детство самое обычное, как у всех сельских ребятишек. За пять километров ходила с братьями и сестрёнкой в школу-семилетку.

Весной и осенью ещё ничего: ноги быстро домчат по дорожке, протоптанной босоногой ребятнёй. Путь не ближний, а время от дома до школы пролетает незаметно: то заглядится девчонка на цветастое разнообразие лугового разнотравья, то залюбуется золотом спелого хлебного моря, по которому убегает в бесконечную даль ветровая волна. А когда припечёт майское или сентябрьское по-летнему жаркое солнышко, то можно немного свернуть, в прохладную тенистую аллейку стройных берёзок, или углубиться в мрачновато-тёмный ельник.

Зимой Нине, как и другим крестьянским детям, приходится намного труднее. Их пятеро в бедной деревенской семье, а значит, валенок всей детворе не хватает. Вот и бежит девочка на школьные занятия в латаных-перелатаных старых ботиночках. Пусть мороз щиплет уши, нос, щёки, а пальчики на руках уже побелели и ничего не чувствуют – не это самое страшное. Особенно сильно достаётся от мороза коленкам: они краснеют от холода и начинают невыносимо колоть иголочками. Когда боль становится нестерпимой, Нина присаживается на минутку, стараясь прикрыть озябшие ноги полами старенькой одежды. И снова пятикилометровый путь в школу, где уже встречает домашним теплом озябшую детвору русская печь.

Как вспоминает Н.С. Луценко (в девичестве Букреева), детство её было хотя и трудное, но деятельное, впрочем, как и у других ребят. Не приходилось отдыхать даже во время каникул: то долгоносиков собирают, то возят в поле для старших бочки с водой, а бывает, что работают целой детской бригадой на прополке или проверке. Древня не город: сельской детворе не грозит скука от безделья. Так в работе и учёбе незаметно пролетели школьные годы. Уже семилетка позади, девушке исполнилось 16 лет. Вся жизнь – яркая, интересная, взрослая, впереди – только стоит руку протянуть. Нина начинает мечтать о новой учёбе в городе, но все планы разрушает война.

Село Букреево особенно красиво летом. Живописно обрамляют извилисто-кокетливую речушку Рать с ледяной водой, питающейся чистыми ключами, бескрайние зелёные холмы и стройные белоствольные рощи. Само имя реки напоминает о доблести и ратных подвигах предков, на протяжении столетий защищавших родину от непрошеных гостей. Да и люди, живущие в таких знаковых русских местах, чем-то похожи на свои реки.

На первый взгляд, кажется, что все реки одинаковы. Но присмотритесь внимательнее, и увидите явные различия. Вот бурная горная речка со студёной хрустальной водой, которая начало в хребтовых ледниках. Такая река непокорна и быстра, несмотря на свою малую ширину и короткий путь от горного истока до морского устья. Таковы и гордые кавказские народы: немногочисленные, непокорные и свободолюбивые, с горячей кровью.

Равнинные реки широки и полноводны. Лениво текут они по глубокому руслу, величаво шумя волнами, изобилуют рыбой, дают прямой путь судам. Таковы и русские люди: щедрые, хлебосольные, радушные.

Деревенские речушки и речонки уступают в быстроте горным, а в полноводности – равнинным рекам. Да, они скромнее, чем Волга-матушка или Дон-батюшка, но вода в них подчас превосходит остальные по чистоте и по вкусу. Все, кому довелось испить деревенской водицы, питаемой многочисленными родниками, отдают предпочтение именно ей.

Людей села также всегда отличает какая-то порой излишняя скромность, немногословность речи. Присмотритесь к ним во время работы: движения их спокойны и степенны, нет в них суеты или спешки. Но как горит в их руках любое дело, как ловко всё получается! Нет лучших работников, чем крестьяне-труженики. Это в полной мере относится и к жителям села Букреево: умеют хорошо работать, могут и отдыхать…

Сидеть и наслаждаться красотой родных мест – любимое занятие многих букреевцев. Часто молодёжь приходит на луг, чтобы подышать речной прохладой, помечтать, посекретничать о самом важном. Уже закончена школьная весёлая пора, можно немного расслабиться.

Настаёт жаркий день 22 июня. Вместе с бывшими одноклассниками Нина смотрит на мирно журчащие струи Рати. У всех приподнятое, как будто праздничное настроение: они снова организуют полеводческое звено, будут работать в колхозе, да и председатель хвалит их за такое желание помочь колхозу.

Всё удачно складывается… Складывалось… Могло сложиться…

Разве могла тогда Нина знать, что в безмятежный, самый длинный летний день, все её мечты о счастье разрушит слово-убийца «война»? Как пишет в героической эпопее «Война и мир» Л.Н. Толстой, «…началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». В четыре часа утра, в тихий час рождения выходного дня, Гитлер, как грабитель из подворотни, вероломно нападает на Советский Союз, отняв у тысяч юношей и девушек, мечтающих о будущем счастье, всё: веру, надежду, любовь. Что же взамен? Боль, кровь, потери…

Страшную новость о войне с фашистской Германией Нина узнаёт от двоюродного брата. Как обычно, она, зажмурив глаза, подставляет конопатый нос ласковому солнышку. Вдруг камешек скатывается и падает рядом в воду. Нина оглядывается. Невдалеке на холме стоит Анатолий. Девушка, ласково улыбаясь, приветливо машет брату рукой, но в сердце вдруг закрадывается тревога, может быть, дома что-то случилось? В глазах Нины немой вопрос: говори скорее, говори, что произошло? И тогда Анатолий произносит слова, искалечившие многие судьбы: «Война, Нина!»


 

«ЛЕЧЕНИЕ» ОТ ТАНКОБОЯЗНИ

Полтора года взрослой, страшной жизни. Они тянутся как нескончаемый кошмарный сон. Сердце Нины как будто становится камнем (или, как у сказочного мальчика Кая, превращается в ледышку?). Нет сил глядеть на нечеловеческие страдания семьи, родственников, односельчан…

Последний месяц суровой зимы 1943 года. С октября 41-го по февраль 43-го в селе хозяйничают оккупанты. На глазах у Нины фашистские «освободители» расстреливают родного дядю и двоих одноклассников. Каково это, потерять близких и с детства знакомых людей? Мы скорбим, когда умирают пожилые, прожившие долгую достойную жизнь люди, или жалеем о безвременно скончавшихся на больничной койке из-за тяжёлого изнурительного недуга… Но невозможно понять, оправдать, простить тех варваров, которые лишают человека самого бесценного божественного дара – жизни. У каждого она только одна, другой уже не будет!..

Уроки жестокости, преподанные оккупантами, Нина усвоит навсегда, поэтому и принимает окончательное и бесповоротное решение – уйти на фронт, отомстить за всех, замученных и убитых фашистами людей.

Зима. В селе ещё хозяйничают немцы, но уже осторожнее обращаются с местным населением, скромнее ведут себя на чужой территории. Каждый день слышится пулемётная перебранка наших и фашистских войск. Никто из местных жителей ничего не говорит, но букреевцы чувствуют: скоро придут родные войска, закончится вражеский произвол. Все сельчане с огромной надеждой ожидают родимых солдатушек, «хоронят» от немчуры скудные припасы, чтобы накормить своих: куры надёжно спрятаны, испечённый глубокой ночью в русской печи хлеб лежит в укромных местах. А фашистам ох, как не по нраву жгучий курский мороз. Всеми возможными способами пытаются они защититься от зимнего холода: наматывают на себя всё, что попадается под руку в деревенской избе. Побывал такой непрошеный гость и в доме Букреевых. Входит деревянной походкой, руки разогнуть не может, вот и закутался в узорчатый посадский платок. За три года освоив русскую речь, просит мать Нины: «Матка, яйка!». Меланья Терентьевна хмуро смотрит на немца, молчит, не двигается с места. А вот девушки не выдерживают, прыскают в кулак от такого вида вражеского солдата, им даже нисколько не страшно. Немец понимает, почему девчата смеются над ним, со злостью срывает тёплый платок, зашвыривает в дальний угол избы и выходит, громко хлопая дверью…

5 февраля российские войска освобождают Букреево. Радость на лицах сельчан, но залёгшие глубоко между бровей морщины-раздумья останутся навсегда как напоминание о пережитом горе. Сельчане готовы радушно встретить бойцов, да негде их приютить: половина домов непригодна для жилья из-за разрешеченных осколками стен, выбитых окон; большая часть изб чернеет обугленными печными трубами…

Офицеры и солдаты 121-й Краснознамённой стрелковой дивизии рассредоточиваются по уцелевшим избам. Теперь горький период «жизни под немцем» для букреевцев позади. Везде рады долгожданным освободителям. В бревенчатом доме Нины тоже селятся квартиранты, и тут, словно по волшебству, у хлопотливой Меланьи Терентьевны, откуда-то появляется курица, а вскоре на столе дымится ароматный, с жёлтыми звёздочками жира, куриный суп. Рядом, из глубокой миски, знакомо, по-домашнему (как в мирной жизни!) пахнет ржаной хлеб. Так встречает семья Нины освободителей. Девушка не сидит без дела: просушивает на печи и растянутых по хате верёвках свежевыстиранные портянки бойцов.

Вот все сыты, можно и отдохнуть после изнурительно-счастливого дня, но нет покоя Нине: мысль, давно засевшая в голове, мешает спать. Почему-то в уме всё крутятся слова Льва Толстого о том, что у каждого есть две стороны жизни: личная и роевая, где человек исполняет предписанные ему законы. Существует такой внутренний закон и в душе этой девушки. После ухода на войну отца и троих братьев Нина принимает для себя твёрдое, окончательное решение – во что бы то ни стало попасть на фронт. Она сама делает выбор – стать солдатом. Чувство долга зовёт на защиту Отечества.

Как семнадцатилетней оказалась на фронте, Нина Сергеевна Луценко рассказывает с какой-то стеснительной гордостью. Перед рассветом стрелковые части уходят вперёд, в селе остаётся только отдельный противотанковый дивизион. Среди бойцов, квартировавших в доме Букреевых, Нина сразу же выделяет двоих: подтянутого, серьёзного командира дивизиона Туркина и доброго, располагающего к себе доверительной улыбкой замполита Рудницкого. Всю ночь девушка ворочается без сна, а наутро, заметив, что бойцы собираются в путь, бросается к командиру, выпалив сразу заветное:

– Возьмите меня с собой! Я комсомолка, моё место на фронте!

Удивлённо посмотрев на хрупкую, небольшого росточка, похожую на подростка девушку, Туркин произносит:

– Не хватало ещё у меня детского сада!

В голосе комдива Нина слышит непреклонные ноты – такого не переспоришь. Никогда ещё не было в его дивизионе девушек! Но Нина Букреева тоже не хочет отступать перед трудностями. С детства она отличается от сверстников бойцовским характером, поэтому если задумает что – непременно своего добьётся.

– Вы не глядите, что я некрупная. Сил для войны хватит! – не унимается девушка.

Однако командир снова, правда, немного мягче, отказывает:

– Слушай, дорогуша! Ведь мы истребители танков. А знаешь ли ты, что это такое?

«Сказать по чести, – сознаётся впоследствии Нина Сергеевна, – представление тогда имела смутное». Но переубедить упрямую девчонку было невозможно. И зная об этом, за дочь неожиданно вступается мать, прося Туркина и Рудницкого взять Нину с собой на фронт:

– Пусть будет с вами, сыночки. Я её знаю: всё равно уйдёт на фронт. А так мне спокойнее, вижу, вы хорошие люди.

Так в судьбу дочери сначала вмешивается Меланья Терентьевна, а потом просьбу матери неожиданно поддерживает замполит Рудницкий, предлагая взять девушку санинструктором. Заступничество майора будет не случайным. У комиссара за три военных лихолетья погибает вся семья, а деревенская девчонка чем-то так напоминает дочь-ровесницу. Внимательно посмотрев на Нину, Рудницкий произносит: «Ну что, командир, возьмём? Санинструктор нам всё равно нужен. Может, и вправду, не пожалеем».

Из воспоминаний Нины. Букреевой: «И меня взяли. В боях за Курск я уже в составе артдивизиона участвовала санинструктором батареи. Пригодились знания, которые получила, окончив до начала войны первый курс фармацевтической школы в городе Льгове».

С 6 февраля 1943 года Нина Букреева – боец Красной Армии, защитник Отечества. Начинается новая, взрослая жизнь, постоянно устраивающая девушке испытания на прочность. Именно на войне Нина узнаёт, что такое настоящее фронтовое братство, здесь окончательно формируется и крепнет чувство долга гражданина страны перед семьёй, народом, Родиной.

ИСТРЕБИТЕЛЬНИЦА ТАНКОВ - НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / памятник погибшим морякам судов дальневосточного бассейна
Командиры Букреевой

Четыре месяца 209-й Отдельный истребительный противотанковый дивизион стоит под Курском, дислоцируясь в Рыльске (местечко Марьино). Там пополняется боевой состав курянами-новобранцами. В пригороде проходит и «обкатка» новичков. Условия пребывания приближены к боевым.

Пурга. Непроглядная февральская ночь. После очередных учебных занятий требуется хотя бы маломальский отдых. Нина рукавицей отметает от себя снег, потом ложится на одну полу солдатской шинели, а другой укрывается, под головой самая «родная» подушка – рука. На рассвете девушка просыпается, вся засыпанная снежной позёмкой. Утро встречает бойцов сизым маревом, невозможно понять: это утренний рассвет или вечерний закат? Снег хрустит, значит, мороз не собирается сдавать свои позиции весеннему слабому солнцу, снова придётся превозмогать леденящую душу стужу, занимаясь боевыми упражнениями.

Нина получает первые военные уроки – лечится от «танкобоязни» во время учений по «танковой обкатке». Это ещё не фронт, но рядом нет ни строгого отца, ни сердобольной матери-заступницы. Она в семнадцать лет сама решает свою судьбу. Она солдат России, санинструктор, а это значит, что нет, и не будет больше скидок на возраст, пол, неопытность. Но чтобы стать настоящим бойцом, нужно усердно учиться военному делу – с войной шутки плохи.

И первая «танковая обкатка» показывает: у девушки есть характер, с ней рядом не стыдно воевать. Условия, в которых проходят тренировочные упражнения, приближены к боевым. Выкапываются параллельно друг другу траншеи, в которых прячутся бойцы. Затем слышится рёв мотора – это приближается танк условного противника, который необходимо уничтожить. Вот гул машины раздаётся всё ближе и ближе. Но надо ждать, когда громада подползёт на достаточное для удара расстояние, чтобы можно было бросить учебную гранату в ползущую громадину и поскорее успеть спрятаться в спасительный окоп. Стальная машина может утюжить траншею так, что от бойца не останется и мокрого места. Потому важно найти у танка уязвимый бок или репицу, как говорят у нас в Курске, или менее всего защищённую ходовую часть, затем хорошо прицелиться и постараться попасть гранатой именно туда.

В повести К. Воробьёва «Убиты под Москвой» бывалый боец учит молодого курсанта воевать с вражескими танками: «Тут горе вот какое… Ведь танку в лоб не проймёшь такой поллитрой! Тут надо ждать, покуда она репицу свою подставит тебе… Мотор там у неё спрятан, вот штука-то! А тогда уже поздно бывает – окопы распаханы, люди размяты…». И эту истину познаёт на своём личном опыте Нина Букреева. Девушка хорошо усваивает науку: если удар гранаты по танку оказывается неудачным, то боец обязан выждать, когда гусеницы проползут через траншеи, а потом бросать ещё одну гранату вслед удаляющейся машине. Несмотря на то, что атака учебная, расслабляться не приходится: танк-то настоящий! Особенно ясно это осознаётся в окопе, когда бронированная громада с невыносимым скрежетом гусениц проползает через шаткую земляную защиту, наполовину уже засыпанную продавленным грунтом. Как же это страшно, когда ничто не заслоняет солдата, кроме нескольких метров, и только одна земля-спасительница между бойцом и гигантским стальным чудовищем…

Трудно даже представить, какие экзамены на «танковую обкатку» приходилось сдавать русским воинам! Но ещё невероятнее кажется история Нины Сергеевны Букреевой. Не укладывается в голове, как это хрупкая девчонка наравне с взрослыми мужчинами сдаёт экзамен на «танкобоязнь», причём получает за успехи «отлично»? Как она, семнадцатилетняя, сдаёт экзамен на прочность силы воли и крепость нервов? На всю жизнь запоминается молоденькому санинструктору похвала комдива генерала Ладыгина: «Молодец, Букреева! Теперь ты настоящий солдат. Зачислить в расчёт».

Об этом эпизоде рассказывается в книге Д. Лелюшенко «Москва – Сталинград – Берлин – Прага»: «Присутствующий на занятиях командир дивизии Ладыгин перед строем пожал мне руку и объявил благодарность. Страшно мне тогда было подойти к генералу. Казалось, пропустить над собой танк куда легче…». За удачно проведённые учения и хорошую боевую подготовку Нине присваивается звание «ефрейтор», а 17 апреля становится памятным днём: Букреева принимает военную присягу. Девушку любят, её ценят, ей доверяют быть комсоргом дивизиона. Возможно, эти события в корне изменяют всю дальнейшую фронтовую судьбу Нины Сергеевны. Может быть, без отличной оценки за экзамен по «танкобоязни» не было бы легендарной страницы в истории Великой Отечественной войны о судьбе первой в России девушки – наводчицы противотанкового орудия.


 

СИЛА РОДСТВА И ЧУВСТВО РОДНЫХ

НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / памятник погибшим морякам судов дальневосточного бассейна
Нина Букреева на фронте.

Должность санинструктора в артиллерийских батареях неожиданно упраздняется, значит, Букрееву срочно надо откомандировать в медсанбат. Но девушка, наблюдая за работой наводчиков противотанкового орудия, давно уже лелеет мечту стать артиллеристской – истребителем танков, наводчицей 45-миллимитровой пушки.

Вот отрывок из книги А.Менеса «Истребитель танков», где Н.С. Букреева сама рассказывает о своей мечте и о том, как упорно она трудилась, чтобы добиться цели: «Весной сорок третьего фронт… занял оборону на рубеже, получившем название Курская дуга. На её южном фасе, неподалёку от Ивни и Томаровки, на белгородском направлении, расположилась 121-ая стрелковая дивизия. В наш дивизион пришло пополнение. С молодыми солдатами начались занятия по тактике боя и материальной части. На них присутствовала и я, санинструктор батареи. И никто не догадывался о моей тайной мечте. Солдатская наука давалась мне легко. Я часто помогала солдатам, которые затруднялись разобрать и собрать замок орудия или путали подкалиберный снаряд с бронебойным».

Во время боевых учений Нина внимательно слушает инструкторов и все задания выполняет быстро и умело. Когда «приходят новые штаты подразделений, девушка категорически заявляет командиру батареи: «Зачем же я тогда изучала пушку, семь потов пролила на тактических занятиях?! Никуда из батареи не уйду. Согласна любым номером в орудийном расчёте! А сумка санинструктора пусть останется при мне, в случае чего раненого перевяжу». Комбат давно уже знает упорный характер Нины, спорить с ней бесполезно: раз решила – своего добьётся во что бы то ни стало. И теперь (да ещё после одобрения действий во время учений генералом Ладыгиным) девушка зачисляется в боевой артиллерийский расчёт. Так Н.С. Букреева становится королевой «сорокапятки». В книге А.Менеса это событие описывается скупо, немногословно: «Так и осталась в своём подразделении. Сначала подносчиком снарядов в орудийном расчёте, которым командовал старший сержант Василий Летоша». Но за этими лаконичными фразами скрыт глубокий смысл: впервые в годы Великой Отечественной войны появляется на полях сражений девушка-наводчик противотанкового орудия. Юная Нина Букреева взваливает на свои хрупкие плечи непомерный груз ответственности перед Родиной – истреблять немецкие танки!

Для семнадцатилетней девчонки начинается взрослая, полная невзгод и фронтовых лишений жизнь солдата-артиллериста. Страшно Нине сражаться один на один с вражескими бронированными машинами, выдерживать артобстрелы, во время которых у бойцов лопаются барабанные перепонки, если вовремя не раскрыть рот, чтобы уменьшить силу действия взрывной волны. Безусловно, страшно: «Вот они, немцы! Настоящие, живые, а не нарисованные на полигонных щитах!» (К.Д.Воробьёв, «Убиты под Москвой»). Но девушка понимает: назад дороги нет, нужно перебороть страх, усталость, физическую немощь. И только когда совсем покидают силы, Нина осторожно достаёт из нагрудного кармана самое дорогое – фотографию родителей. И сразу боль, сомнения, печаль куда-то отступают, в сердце с новой силой разгорается огонёк доброго семейного очага, которым веет от родного снимка. Становится легко и просто от ласковой улыбки матери, заботливо смотрящей на любимую дочку; и появляются силы от волевого взгляда серых глаз отца… Часто Нина Букреева во время передышек между боями вынимает семейный потёртый снимок, как будто разговаривает с родителями, советуется с ними. В течение всей войны девушка бережёт фотографию как личное оружие. Именно поддержка родных, по признанию самой Нины, помогает выдержать все испытания, выжить, не потеряв чести и достоинства.

Для Н.С. Букреевой никогда не возникает вопрос: быть или не быть Отечеству. Она твёрдо знает: враг будет разбит и позорно изгнан из родной страны…

Пролетают годы, время перешагивает из второго в третье тысячелетие. Однако воспоминания о самых ярких событиях Великой Отечественной войны «не сотрутся в памяти народной». Для всех курян навечно будут важнейшим из побед СССР в 1943 году день 8 февраля – освобождение родного города от фашистов, и победа на Курской дуге.

Листаем опалённые войной, но не истреблённые десятилетиями документы, собранные Госархивом Курской области. Вновь пересматриваем фотоматериалы, подлинные письма участников боёв и другие свидетельства войны, найденные и бережно сохранённые основателем музея «Юные защитники Родины» К.А. Рябовой, а затем постоянно пополняемые её внучкой Л.С. Холтобиной и архивистами музея. В который раз перечитываем записи, сделанные во время очередной встречи поисковиков клуба «Красная гвоздика», с Ниной Сергеевной Луценко.

Каждый эпизод освобождения города Курска и Курской битвы – это остановленные мгновения, запечатлевшие красоту подвига русских людей, подчёркивающие величие духа и бесстрашие наших солдат, офицеров, генералов. И ещё раз мы убеждаемся: каждая крупица архивных данных, скупых хроник, воспоминаний ветеранов – это драгоценное достояние поколений, завещанное молодым на века.

Материалы, взятые в Госархиве Курской области, восстанавливают хронику сражений тех лет:

12 января – 10 марта: период зимнего наступления Красной Армии, в результате которого были полностью или частично освобождены 56 районов Курской области и 14 городов, в том числе город Курск. В ходе этой операции… было уничтожено до 5500 солдат и офицеров, взято в плен до 2500 человек;

31 января – 3 февраля: наши войска заняли Золотухино, Черемисиново, Ястребовку, станцию Кшень;

4 февраля – 6 февраля: противник выбит из Щигров и Тима. Советские войска штурмом овладели Старым Осколом, позднее – райцентрами Бобровы Дворы, Большая Троица, Велико-Михайловка, Верхний Любаж. Части 121-й стрелковой дивизии вели наступательные бои на подступах к Курску. Враг оставил населённые пункты Букреево, Карасёвку, Воронцово, Беседино;

8 февраля: части 60-й армии полностью очистили от гитлеровцев Курск;

5 июля: начало Курской битвы, ставшей переломным моментом в истории разгрома фашистских армий и началом победного марша Красной Армии;

7 июля: враг начал яростные атаки на Поныри. Противник стремился кратчайшим путём, через Обоянь, выйти к Курску;

12 июля: в борьбу вступили 6 армий (4 армии на Орловском направлении и 2 под Прохоровкой). В этом встречном сражении с двух сторон участвовало до 1200 танков и САУ. Около 300 танков противник потерял под Прохоровкой;

5 августа: одержано 2 победы: освобождены Орёл и Белгород;

23 августа: освобождением Харькова завершена 50-дневная Курская битва.


 

«И МЫ СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ!..»

НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / памятник погибшим морякам судов дальневосточного бассейна
Нина Букреева-Луценко.

Лето 1943 года выдалось жарким, душным, засушливым. Поля сиротело пустуют, вид их уныл: уродливые чёрные воронки от разорвавшихся бомб вместо ровных борозд от плуга. Война перечеркнула все устои и традиции, нарушила мирный ход жизни. Люди разучились радоваться. Боль утрат, тяжесть нескончаемых ожиданий и …всё-таки вера, огромная вера в Победу, только она помогает превозмочь горечь прежних поражений.

Каждый понимает к лету 1943 года, что Гитлер идёт «ва-банк», а это значит, что мы не имеем права больше отступать, теперь можно идти только вперёд. Предстоит жестокая битва. Так считают и немцы. В качестве примера – строки из книги «Выжженная земля», написанные очевидцем, участником Курской битвы с «той» стороны – немцем Паулем Карелом: «Обе стороны, кажется, догадываются о том значении, которое история в будущем определит этой битве: решающая битва Второй Мировой войны!»

На советско-германском фронте после проведённых в конце 1942 – начале 1943 года жестоких боёв в Сталинградском направлении наступает относительное затишье, которое длится до июля 43-го. Обе стороны активно готовятся к летним военным операциям. К началу апреля линия фронта перемещается далеко на запад, проходит от побережья Баренцева моря до Орла, образуя большой выступ (дугу) в районе Курска. Фюрер готовит секретную операцию под кодовым названием «Цитадель», начало которой планируется на 5 июля. Для осуществления замысла на Курском направлении сосредоточено невероятное количество техники: до 10 000 орудий и миномётов, около 2 700 танков и штурмовых орудий, свыше 2 000 самолётов. Гитлер проводит в стране тотальную мобилизацию. Он оснащает армию новейшей техникой: в бой вступают танки «Тигр» и «Пантера», штурмовые орудия «Фердинанд», истребители «Фоке-Вульф-190А» и бомбардировщики «Хейнкель».

К началу июля 1943 года на Курской дуге немцы стягивают против войск Центрального и Воронежского фронтов до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий (около 900 тысяч человек). Эту грозную армаду нашим армиям предстоит остановить и уничтожить. Следовательно, необходимо тщательно подготовить оборону, измотать противника в ходе оборонительных боёв, а потом перейти в решающее контрнаступление. К началу июля советским командованием готовятся две стратегические операции под кодовыми названиями «Кутузов» и «Румянцев».

Утро 5 июля тревожное. Близится время решающей схватки с врагом. Располагая точными сведениями о начале наступления, советские войска проводят мощную артподготовку, которая полностью нарушает управление немецкими войсками и задерживает их наступление. 121-я Стрелковая дивизия, в состав которой входит 209-й Отдельный истребительный противотанковый дивизион, располагается прямо в центре Курского выступа, а это значит, что в центре самых главных событий, непосредственной участницей которых становится и Нина Букреева.

Вот как она описывает свои впечатления от сражения:

– 5 июля 1943 года рано утром немецкие войска начали наступление. Фашисты применили свой главный козырь – тяжёлые танки «Тигр», рассчитывая на непробиваемость их брони. Но наши артиллеристы доказали, что и такой крепкий орешек им по зубам. Вражеские бомбардировщики тучами висели над нашими боевыми порядками...

Перед наземным сражением фашисты проводят воздушную атаку: с самолётов сбрасываются не только бомбы, но и пустые бочки, куски рельсов, поленья дров. От «мусорных» и бомбовых ударов земля стонет, сотрясается, глухо ухает. После очередной, похожей на ураган, бомбардировки молоденькой наводчице Нине кажется, что от них самих и от артиллерийских орудий уже ничего не осталось. Рассеивается копоть и дым, снова в атаку выступают вражеские стальные машины. Однако как только «Тигры» подходят на расстояние прямого выстрела, русские пушки как по волшебству оживают, тогда вражеские танки начинают ярко гореть, словно новогодние свечки. И всё-таки враг снова и снова атакует. В книге А.Менеса «Истребитель танков» это событие, со слов Нины Сергеевны, описывается так: «На протяжении нескольких дней 209-й противотанковый дивизион вёл жестокий кровопролитный бой. В его составе отчаянно дрался и расчёт нашего орудия. Я подносила всё новые и новые ящики снарядов, а каждый из них весил больше тридцати килограммов. Когда нужно было выдвинуть пушку на новую позицию, я вместе с расчётом впрягалась в орудийные лямки».

И становится понятным, почему бывалые, прошедшие огонь и воду бойцы удивлённо пожимают плечами: «Откуда у такой хрупкой девчонки, тростиночки с виду, столько силы?». Нина Букреева признаётся: «Тогда, в те жаркие, июльские дни 1943 года, для меня и всех моих боевых товарищей битва на Курской дуге измерялась занимаемой орудием позицией, которую нельзя было оставить. И мы стояли насмерть».

«Я же дочь твоя, Россия,
Голос крови не побороть…»

Эти строки поэтессы-фронтовички (в военное время – санинструктора) Юлии Друниной по праву можно отнести и к Нине Букреевой – первой девушке-наводчице «сорокапятки», которая принимает в минуту главного для страны сражения поистине героическое решение – «стоять насмерть». Эти слова – не пустая бравада. Те, кто знает характер девушки, понимают: Нина ни за что не покинет поле боя. Букреева будет сражаться плечом к плечу рядом с товарищами до победы, даже если цена ей – собственная жизнь…

В воздухе раздаётся гул моторов, появляются вражеские бомбардировщики, снижаясь, они бросают смертоносный груз на передний край пехотных полков. Затем немцы открывают шквальный артиллерийский и миномётный огонь. В завершение показываются танки. В сплошном чёрном дыму Нина насчитывает около тридцати машин. Орудийный расчёт Букреевой первым встречает непобедимые «Тигры». Вот одна немецкая машина вздрагивает и застывает на месте – значит, можно уничтожить даже «непобедимых»? Артиллеристы усиливают свой огонь по противнику. Но первыми несут тяжёлые потери пехотные роты. Убивают командира пехотинцев, прикрывавших артиллерийские расчёты. Солдаты начинают отступать, но что же делать им, наводчикам тяжеловесных пушек? Им некуда идти. И тогда звонким девичьим голоском, твёрдым и властным, Нина даёт команду: «Куда! Остановитесь! По фашистским танкам, огонь!». Затем хватает за грудки бегущего бойца, встряхивает его со всей силы и кричит: «А кто воевать будет? Назад отступать некуда! Смелее вперёд!». И бойцы, подчиняясь этому вдохновенному порыву (а может, постыдившись перед девчонкой за свою трусость?) снова занимают боевые места. Вздрагивает пушка – ещё у одного танка заклинивает смертоносное дуло. Неожиданно слева появляется «Тигр» и всей громадой надвигается на артиллерийский расчёт, пытаясь раздавить русскую пушку. Тогда сержант Яшин со связкой гранат ползёт к нему, меткий бросок – и «Тигр» уже беспомощно кружится на месте волчком.

После дневных беспрерывных боёв Нина чувствует страшную усталость, от несмолкаемого грохота раскалывается на части голова, от постоянной работы ломят руки. «Это ничего, привыкну», – успокаивает себя Нина. До слуха девушки доносятся слова песни:

«Вот войну закончим,
Ждать осталось мало…»

Букреева смотрит на чадящую гильзу и чувствует, как по щеке невольно сбегает непрошеная слеза…

И снова бой. Когда погибает наводчик противотанкового орудия, Нина заменяет его у пушки и сама смело вступает в бой с немецкими танками. Во время небольших передышек девушка собирает гильзы, помня строгий наказ командира: сколько гильз сдаёшь, столько снарядов и получаешь. И ещё постоянно помнит Нина о том, что при каждом залпе надо пошире открывать рот, чтобы ушные перепонки не лопнули и чтобы не оглохнуть после боя.

«Было поле полем боя,
То гремело, то стихало,
То горящею травою
В знойный полдень полыхало.
Перешли не все то поле,
Полегли на середине,
Знать, у них такая доля:
Встретить смерть в седой полыни».
(М. Андронов)

С болью в голосе рассказывает Н.С. Луценко о своих боевых друзьях, смелых солдатах и верных боевых товарищах, убитых на Курской дуге. Именно в память о погибших артиллеристах-наставниках девушка окончательно принимает решение: остаться до самой Победы наводчиком 45-миллимитровой противотанковой пушки, отомстить ненавистному врагу за тысячи солдатских смертей. Но путь до Победного Мая 1945 года будет длинным и сложным. Однако Нина понимает: лёгких фронтовых дорог не бывает, поэтому надо просто делать своё дело честно и твёрдо верить в успех, тогда мы обязательно победим!


 

«НАСТУПАЕМ. ДНЕПР ЗА НАМИ…»

После разгрома немецких войск на Курской дуге будет решительная победа в битве за Днепр. Особенно из событий этого периода Нине Сергеевне запоминается форсирование полноводной реки. Командование отдаёт приказ: переправиться через Днепр, занять береговую высоту и любыми средствами её удержать. Под прикрытием особенно непроглядной летней ночи группа сапёров наводит понтонный мост. Но не всё оказывается так просто: как только приближается рассвет, немецкие орудия начинают шквальным огнём обстреливать возводимую русскими переправу, и приходится ожидать следующей ночи, чтобы ещё быстрее, выбиваясь из последних сил, всё-таки успеть наладить переправу для многотонной артиллерии.

К ночи будут переправы,
В срок поднимутся мосты,
А ребятам берег правый
Свесил на воду кусты.
Подплывай, хватай за гриву,
Словно доброго коня.
Передышка под обрывом
И защита от огня.
(А. Твардовский)

Пехоте намного проще: она переходит на другой берег вброд или добирается вплавь. А вот с 45-миллимитровыми пушками это никак не удастся, как ни старайся. Только один ящик с боеприпасами, который несёт каждый артиллерист в руках, весит 36 килограммов! Вот с таким неподъёмным грузом 209-й противотанковый дивизион со всей арттехникой, передвигающейся с погашенными фарами (чтобы не обнаружил «неладное» и не начал обстрел враг) по мосту, огороженному протянутыми с одного на другой берег тросами, под прикрытием горстки пехотинцев переправляется через широкую полноводную реку. И только после переправы до сознания Нины Букреевой «доходит» приказ командира снять портянки и намотать их на шею: ноги промокают на понтоне так, что вода, как лягушка, квакает в разбухших сапогах при каждом шаге. До этого Нина даже не представляет, что особенность понтонного моста как раз и состоит в том, что он строится в воде, чтобы с воздуха вражеская авиация не смогла его обнаружить. Вот и идёт по понтону боец, а под ногами – вода, иногда доходящая до пояса, так что непонятно: то ли по мосту двигается солдат, то ли переправляется вплавь. Зато как здорово потом, на берегу, обмотать усталые закоченевшие ноги сухими мягкими портянками и быстро согреться!

Казалось бы, задача выполнена, можно отдохнуть, но снова приказ: окопаться, вырыть укрытия для техники и до утра замаскироваться так, чтобы противник не смог догадаться об успешной операции наших войск. Бойцы также успевают вырыть траншеи для огневых точек. Одно из главных условий успешного исхода любого сражения, по мнению Букреевой, – неожиданность, когда противник не готов к встрече с тобой в данном месте и не может принять быстрого и верного решения. Целые сутки весь дивизион сидит под маскировкой. Догадываются ли о каких-то передвижениях русских враги? Наводчица думает, что да, потому что немцы периодически простреливают правый берег, всю высоту. Командир взвода Уваров шёпотом предупреждает бойцов: «Не высовывайтесь, а то убьют!» В середине дня наш снайпер снимает фашистского пулемётчика, временно обстрел прекращается.

Вот здесь, во время длительного ожидания и вынужденного бездействия, дивизию выручает буссоль.

Из брёвен палаты:
Жестка от сосны кора.
И отблески огненных пятен
В тревожные вечера.
Холодный песок за шею
При взрывах – ручьём с потолка.
Соседняя батарея
Фашистов тревожит слегка.
– Жамков! Скажите мне точно,
Что значит слово «буссоль»?
Ведь в будущем я наводчик…
– Букреева, спать изволь!..
(А. Горин)

Когда-то, во время первых боёв, Нина узнаёт у командира, что значит слово «буссоль». Теперь же следопытам из клуба «Красная гвоздика» непонятно это слово, они заинтригованы: что же помогает бойцам всё знать о противнике, как они наблюдают за немцами, сидя в замаскированных траншеях? Вопрос задают Нине Сергеевне Букреевой-Луценко. Она, с весёлой искоркой в глазах, улыбаясь, объясняет юным красногвоздичникам: «Буссоль – это прибор, похожий на морской перископ. Только вместо трубки для наблюдений у него «рожки», которые передают всю информацию о передвижении противника. Буссоль – такая «скрытная» стереотруба».

В Словаре иностранных слов буссоль имеет следующее толкование: «прибор для измерения горизонтальных углов между магнитным меридианом и направлением на какой-либо предмет». Русский человек любой прибор сумеет приспособить для своих нужд!

Когда даётся приказ «К бою!», артиллеристы быстро рассекречивают свои пушки и начинается бой. В книге «Истребитель танков» о нём говорит сама Н.С. Букреева: «…батарейцы в течение трёх суток удерживали безымянную высоту. Её непрерывно бомбили и атаковали гитлеровские автоматчики при поддержке танков. Три ночи мы не смыкали очей. Силы иссякли. Из орудийного расчёта осталось двое – я и Николай Соломаха, заменивший погибшего командира орудия Василия Летошу».

Нине Букреевой также вспоминается разговор с Василием Летошем перед боем. Девушка сидит, подшивает свой подворотничок (на войне даже в боевой обстановке строго соблюдаются правила личной гигиены, каждый боец должен неукоснительно соблюдать форму одежды). Трое суток уже не спят, хочется хотя бы на одну минутку подложить под голову руку и забыться коротким сном. Но сначала необходимо привести в порядок форму. Нина предлагает командиру орудия Летоше подшить и его подворотничок: женские умелые руки всё делают проворно и ловко, не то что мужские. Но Василий отказывается от предложенной помощи. Немного помолчав, он начинает медленно рассказывать сон, который пригрезился ему накануне. Василий видит родной дом. Сам он будто бы сидит перед зеркалом, смотрит на своё отражение. Вид у него парадный: строгий костюм очень идёт. Сзади тихо подходит мама и вдруг замечает, что галстук чересчур туго затягивает шею, как будто душит сына. На этом странный сон обрывается. Немного помолчав, Василий задумчиво произносит: «Да нет, не стоит подшивать мой подворотничок, всё равно сегодня убьют…».

И действительно, В. Летоша погибает во время очередной атаки. Возможно, это просто роковая случайность, а может, действительно в момент смертельной опасности ощущения так обостряются, что человек на подсознательном уровне начинает чувствовать приближение роковой беды… Когда-то, ещё в мирной жизни, Василий Летоша хотел стать учителем. Но счастливой мечте уже не суждено сбыться. Такова неумолимая, жестокая, кровавая правда суровой войны…

Снова победа одержана ценою жизни товарищей, ставших не только близкими, а родными для отважной наводчицы орудия. Именно о них, героях-артиллеристах, снят художественный фильм «Батальоны просят огня». О славной победе за Днепр рассказывает и монументальная Киевская панорама. Днепровской переправе посвящены главы поистине народной поэмы «Василий Тёркин», издана антология стихотворений о войне.

Стол генерала. Рядом – знамя.
Вдали маячит часовой.
И орденов багряных пламя
Искрится славой фронтовой.
(М. Андронов)

Дивизию, отличившуюся сначала в боях за Рыльск в августе 1943, а теперь за освобождение города Киева в ноябре 1943, награждают орденами и присваивают наименование Рыльско-Киевская. За мужество и отвагу, проявленные в боях за Днепр и Киев, Нина Сергеевна Букреева награждается орденом Красной Звезды – так высоко оценит Родина подвиг девушки-артиллеристки.


 

ПЕРВЫЙ ПОДБИТЫЙ ТАНК

НИНА БУКРЕЕВА, День Победы, победа-65, журнал Сенатор, МТК Вечная Память, 65-летие Победы / памятник погибшим морякам судов дальневосточного бассейна
Нина Букреева с мамой и сестрой.

Когда Нине Сергеевне школьники из поискового клуба «Красная гвоздика» задают вопрос о самом памятном событии, произошедшем во время Великой Отечественной войны, женщина-фронтовичка долго не думает, уверенно называя бой, во время которого она подбивает первый немецкий танк. Как считает Н.С. Букреева-Луценко, самое подробное описание события даётся в журнале «Ветеран войны» №5 за 2005 год.

Приведём отрывок из статьи без сокращений:

«Было это в районе Житомира, когда гитлеровцы предприняли мощное контрнаступление. В создавшейся обстановке перед нашими войсками стояла задача – малыми силами удержать оборону. Артиллеристы создавали видимость, что их много, часто меняли огневые позиции.

Сообщение о том, что идут фашистские танки, застало наш взвод на выезде из села с названием Дивочки. Двенадцать средних и тяжёлых танков с крестами на бортах были в каком-то полукилометре. Ни минуты времени на пристрелку. Только бы успеть развернуться да подготовиться к огню!

– Подкалиберным! – приказал командир орудия Соломаха.

Нажав спуск, я вижу, как, чиркнув молнией по броне ближайшего танка, снаряд ушёл ввысь. Я тревожно спросила себя: «Почему подкалиберным?» Но команда повторилась:

– Подкалиберным!

И опять рикошет. А вражеский танк всё ближе и ближе. Уж не растерялся ли многоопытный командир орудия? Что же будет? Если я струшу, то погибнет ещё шесть человек! Но я ответственная, понимаю, что раздавят не только меня, а всех остальных бойцов. Снова взыграл непокорный характер. И тогда я изо всех сил закричала:

– Николай! Давай осколочным! Башню заклинить!..»

Хорошенько прицелившись под основание башни, Нина Букреева неспешно нажимает на спуск. Снаряд точно попадает в цель и башню вражеского «Тигра» намертво заклинивает. Танк сразу же теряет половину своей боеспособности. Теперь враг ведёт хаотичный, неприцельный огонь, который не сможет вывести из строя нашу пушку. Но немецкий танкист упрям, он продолжает стрелять бронебойными болванками, попадающими то на крышу ближнего дома, то в завалинку соседней хаты. Правда, продолжают представлять угрозу танковые гусеницы. Нина снова внимательно смотрит в прицел: теперь стальные гусеницы машины от многократного увеличения кажутся наводчице огромным ползущим телом уродливого насекомого, до которого можно даже достать рукой – только протяни.

Ещё три раза гремят выстрелы её пушки. И, как в русской народной сказке, цифра три становится счастливой для наводчицы Ниночки, но роковой для немецкой машины. Гусеница вражеского танка вдруг взвивается стальной змеёй и тут же падает, растянувшись по земле искалеченным поверженным уродцем. Теперь танк бешено вертится на одном месте.

Снова тщательно прицелившись, Букреева посылает очередной снаряд. В ту же секунду раздаётся оглушительный взрыв, в воздух поднимается столб чёрного дыма и пламени.

Так Нина Букреева подбивает свой первый танк «Тигр».

Потом, когда фашисты повернут, удирая вспять, Николай Соломаха, командир орудия, заменивший Сёмкина, с удивлением и уважением в голосе скажет: «Ну, Нинка, если б ты ошиблась!..». Всего в этом бою батарея уничтожила 12 немецких машин-тигров.

Бой закончился, но не обошлось без тяжёлых потерь – рядом умирает от осколочного ранения в грудь командир батареи. Михаил Сёмкин прощается с жизнью в тот тихий предзакатный час, когда всё в природе начинает погружаться в мирный ночной покой безмятежного сна, чтобы утром снова петь радостный гимн теплу и солнечному свету. Но этого ясного утра уже никогда не увидит её любимый командир. Нина везёт раненого на повозке по тряскому бездорожью, бережно держа на коленях его безвольно качающуюся в такт движения голову. От жалости к умирающему Михаилу на глаза постоянно просятся непослушные слёзы, но их надо сдерживать: лишняя боль командиру сейчас не нужна. Как хочется девушке разделить страдания дорогого человека, сделавшего её наводчицей орудия, научившего её метко стрелять. Сёмкин кусает от нестерпимой боли пересохшие губы, стонет, когда на ухабах особенно резко подпрыгивает повозка. Он не жалуется, только изредка, впадая в полуобморочное состояние, просит у Нины попить воды… А сумерки всё больше сгущаются. Завершается последний день отважного бойца, опытного командира, верного друга. Такова очередная высокая цена победного боя. Разве сможет Нина Букреева когда-нибудь забыть об этом?

За подбитый танк Нина Букреева получает двухнедельный отпуск домой и денежную премию в размере пятисот рублей, а также очередное звание «сержант».

С большой дочерней любовью рассказывает ветеран Великой Отечественной войны Нина Сергеевна Луценко (Букреева) о времени, проведённом дома, с родными. Сначала даже страшновато ей ложиться в чистую (с прохладными простынями и мягкой подушкой!) материнскую постель. За несколько военных месяцев девушка уже привыкла к суровым походным условиям, ночёвкам в холодной землянке или минутным передышкам в траншее. Свежий деревенский воздух врывается в раскрытые настежь ставни. Не слышны взрывы, нет свиста пуль, не звучит команда «Орудия к бою!». Мирная тишина. Хочешь – спи весь день, хоть все четырнадцать суток отпуска.

Нина Сергеевна продолжает вспоминать:

– Рано утром тихонько приоткрывается дверь. Я вздрогнула, подскочила на кровати. Но это была мамочка, тихая, внимательная.

– Спи, спи, дочка, – говорит мама, заботливо поправляя одеяло, и как в детстве успокаивает, гладя большой шершавой от трудов рукой по голове.

И я опять сразу же засыпаю, да так сладко, как никогда в жизни...

До конца своих дней Меланья Терентьевна будет с гордостью говорить всем о своей ненаглядной доченьке Ниночке, показывать присланное ей, матери, благодарственное письмо от комиссара Б.Г. Рудницкого.

К счастью, этот документ сохранился, и теперь мы тоже можем прочитать строки, написанные 08. 02. 1944 года:

«Добрый день, уважаемая Меланья Терентьевна!

Сегодня исполнился ровно год, как я был у Вас, в Вашем доме, после того, как Красная Армия освободила Вас от немецких варваров. Когда я вспоминаю этот пройденный путь, мне невольно рисуется Ваш образ жизни патриотки и матери, которая воспитала таких замечательных защитников Родины, как Ваша дочь, а для нас она наводчик, младший сержант, любимая наша Нина Сергеевна…

Наши боевые успехи велики, гоним немцев беспощадно. Скоро полностью очистим нашу Родину…

Нина лично своими крепкими нервами, зорким взглядом послала первый снаряд в немецкий танк и подожгла его. Она первая девушка, подбившая танк…

Благодарю Вас за Вашу дочь – патриотку нашей Родины…

Сегодня год боевого пути Нины. Это войдёт в Историю борьбы с немецкими фашистами. Прошу принять от меня фронтовой боевой привет и желаю Вам и всей семье Вашей здоровья и успехов в работе. Дожить бы до тех дней, когда отпразднуем День Победы и вернёмся домой. Я надеюсь побывать у Вас в кругу хорошей русской семьи…

Ваш лучший друг Борис Григорьевич Рудницкий».

Мы знаем, что за уничтоженные танки противника во время Великой Отечественной войны представляли к награждению. Получила орден Красного Знамени за боевые заслуги (бои за Днепр и Киев) и Н.С.Букреева. Однако Нина Сергеевна заслуженной награды за подбитый немецкий танк до сих пор не имеет. Её действительно представляли к награждению, скромно подтверждает ветеран, но «в горячке боёв и непрерывном передвижении представление где-то затерялось».

Когда мы слушаем историю о подвиге юной наводчицы Нины Букреевой (Луценко), то замирает сердце: как такая хрупкая девчонка не побоялась пойти против команды старшего по званию и всё-таки уничтожить вражеский танк, спасти свою жизнь и жизнь товарищей-артиллеристов? И почему о подвиге славной наводчицы непростительно забыли?

Возможно, прочитав эти строки, ответственные люди «вспомнят» о том, что больше шестидесяти лет назад случайно «затерялось» представление к награде… Потерю документов в военной неразберихе всё-таки можно оправдать: тогда шла великая битва не на жизнь, а на смерть! Людям некогда было думать о наградах. Все подвиги совершались, как писал А.Т. Твардовский, «не ради славы, ради жизни на земле». Но ведь нашей мирной жизни уже 65 лет! Сейчас пришло время платить по счетам, а значит, каждый, и Н.С. Луценко-Букреева не должна стать исключением, вправе получить то, что заслуживает своим героическим подвигом во имя Отечества. Хочется верить, что «Вечная Память» – это не только о погибших, но и о ныне живущих, слава Богу, ветеранах. Наша Россия всегда помнила, помнит и будет помнить о тех, кто её защищал. Мы не должны превращаться в иванов, не помнящих родства…


 

ПОБЕДНЫЙ МАРШРУТ – ИЗ КУРСКА В ГЕРМАНИЮ

Радомышль, Обоянь, Острополь, Ровно, Житомир, Каменец-Подольск, Днепр, Киев, Кельце, Ярослав, Радохов, ряд городов Германии – Виттенборг, Эссен – вот неполный список солдатских фронтовых дорог, по которым пришлось прошагать Нине Букреевой, отважной наводчице «сорокапятки» в годы Великой Отечественной войны. 121-я Рыльско-Киевская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого стрелковая Дивизия идёт победным маршем уже по дорогам Польши и Чехословакии.

Особенное впечатление в памяти наводчицы Нины Букреевой оставляют польские сёла. Она рассказывает, что жители деревень боялись русских солдат. Приходит 209-я в село, а там никого из местных нет: по двору бегают без присмотра хозяев куры и утки.

Артиллерийский дивизион расквартировывается в польских домах. Чувствуется страшная усталость от трудного перехода. Но главная заповедь бойца: сначала приведи в порядок орудие, а потом себя.

От голода сводит желудок. Сколько мужества надо иметь, чтобы терпеть голод, когда рядом носится по двору долгожданное жаркое и призывно гогочет на свой птичий разноголосый манер. Тогда артиллеристы заключают с хозяйственной Ниночкой обоюдно выгодный «контракт»: мужчины чистят её пушку, а она готовит для них сытный обед. Девушка соглашается, и работа начинает кипеть.

Через пару часов все уже сидят за столом, на котором дымится запечённая утка в обрамлении картофеля. Бойцы все как один готовы к приёму такой сказочно-вкусной пищи, но Нина их останавливает, говоря, что нужно позвать командира Жамкова. Однако Михаил Васильевич отказывается от еды. Когда Н.Букреева тревожно спрашивает об этом, командир вдруг обречённо признаётся: «Сегодня я, наверное, умру». И рассказывает девушке странный сон, будто выходит он из помещения, снимает с гвоздя свой китель и обнаруживает в нём две дырки… Так и не садится командир к столу.

Днём 209-й дивизион неожиданно атакуют немцы. Но бой затрудняет опустившийся на село густой молочный туман. Сложно Нине Букреевой пристреливать свою пушку, а вражеские танки не ждут. Командир М.В. Жамков остаётся возле расчёта до конца боя, и сам руководит артиллеристами. Уже вытирая со лба пот, он даёт команду: «Отбой»… Но тут шальной фашистский снаряд ранит Михаила Васильевича. Кровь начинает хлестать с такой силой, что даже опытный санинструктор Букреева никак не может индивидуальными пакетами остановить алый фонтан. Командира срочно переносят в машину и везут в медсанбат. Нина рядом с другом, оказывает посильную помощь.

Узнав о ранении Михаила, в машину запрыгивает верный товарищ Жамкова – комбат Сосин, быстро говорит ободряющие слова, поддерживая друга, которого больше никогда не увидит, и снова возвращается к артиллеристам: бой может возобновиться каждую минуту.

Умирает М.В. Жамков на хирургическом столе: или из-за того, что лёгкие заполняются кровью, а может, просто от большой потери крови. Врачи не в силах спасти этого замечательного человека. Как больно Нине терять друзей, особенно если до Победы – подать рукой. Не встретит день 9 Мая 1945 года и М.В. Жамков, не прижмёт к сердцу любимую жену, не обнимет сильными отцовскими руками повзрослевших за четыре года детей… Ещё одну жертву забирает с собой в небытие неутолимый в своей жестокости молох войны…

Стало доброй традицией организовывать в лицее-интернате №1 встречи с воинами 121-й Краснознамённой Рыльско-Киевской орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Стрелковой дивизии, принимавшей непосредственное участие в освобождении Курска от немецко-фашистских захватчиков 8 февраля 1943 года. К сожалению, через столько лет стираются из памяти ветеранов некоторые факты и события военного времени. Но гораздо горше и обиднее осознавать, что часть истории кем-то сознательно фальсифицируется: многие заслуги героев старательно «забываются» некоторыми отечественными горе-историками и их зарубежными коллегами, ряд важных сражений интерпретируется в негативном для нас свете, умаляются значение и роль СССР в Победе над фашизмом.

По меньшей мере, это несправедливо. Однако выход есть. Человеческая память намного длиннее, чем одна жизнь. Оглянемся вокруг: рядом с нами есть живые свидетели тех событий. Через жгучую боль потерь боевых товарищей, через тяжёлые незаживающие раны пришли участники войны к Победе. И они снова и снова готовы поделиться с молодёжью своими воспоминаниями. Нужно только уметь слушать и слышать их уже негромкий старческий голос. Нам всем необходимо впитывать эту бесценную информацию и хранить в душе ту правду, которой делятся с нами ветераны Великой Отечественной. Вдумайтесь в цифры: 1943 год – 25% от всех бойцов 121 СД составляют куряне, 2010 год – остались в живых только… два человека! Потому-то так важно общение школьников с живыми свидетелями истории.

Часто на тёплых дружеских встречах следопытов клуба «Красная гвоздика» лицея-интерната №1 (клуб работает с 1965 года) с ветеранами 121 стрелковой дивизии дети задают фронтовикам вопросы, но самые неожиданные из них, пожалуй, достаются Нине Сергеевне Луценко. Какое-то особое расположение у младших ребят вызывает светловолосая улыбчивая женщина, на груди у которой сияют начищенные до ослепительного солнечного блеска награды: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны, 15 медалей. Следопытов интересует всё, что связано с «настоящей» войной. Однажды во время доверительной беседы у Н.С. Луценко спрашивают: «Как Вы думаете, а может случай спасти на войне человеческую жизнь?» Нина Сергеевна с интересом смотрит на любознательного красногвоздичника, немного задумывается и даёт неожиданный ответ: «А меня на войне такой вот случай и спас. И «спасительницей» стала… обычная алюминиевая ложка». Так благодаря своему вопросу следопыты клуба «Красная гвоздика», а вместе с ними и все ученики лицея-интерната №1 узнают увлекательную фронтовую историю из жизни Нины Сергеевны.

У бойца есть негласный закон: береги индивидуальное оружие и обеденную ложку как зеницу ока. Вот и носит сержант Нина Букреева в одном нагрудном кармане снимок родителей, а в другом – алюминиевую ложку. Идёт бой с фашистами в Каменец-Подольске. Девушка пристреливает орудие, наводит свою пушку на вражеские бронетранспортёры. Вот загорается одна машина, вскоре снаряд попадает в другую. Два транспортёра – это отличный результат! Бой в самом разгаре, когда Нина вдруг ощущает резкую боль в груди, начинается сильное жжение. Девушка смотрит на карман, а там – дырка. Достаёт алюминиевую ложку, в которой посередине расплавленный круг. Так благодаря ложке Нина остаётся в живых. «Дырка в кармане, а могла бы быть в теле! И до сих пор не верится, что в том бою осталась даже не ранена», – завершает свою историю Н.С. Луценко.

Ребята слушают, широко раскрыв глаза. На некоторое время воцаряется полная, какая-то шоковая тишина. Но вот из детских рядов летит уже новый вопрос:

– Где эта ложка? Нам покажете?

– К сожалению, нет. Тогда, во время битвы с врагом, я даже не подумала о своей спасительнице и просто выбросила её за ненадобностью. Сейчас жалею, что не сохранила, – как будто извиняясь, признаётся Нина Сергеевна.

сумеет сберечь женщина-фронтовичка другую бесценную реликвию войны – благодарственное письмо к матери, Меланье Тимофеевне, комиссара дивизии Б.Г. Рудницкого (текст письма приводится выше). Сейчас этот документ, бережно хранится в школьном музее следопытами клуба «Красная гвоздика», передан в единственный в России музей «Юные защитники Родины».

Связь поисковиков лицея-интерната №1 г. Курска с ветеранами 121 Стрелковой дивизии продолжается вот уже почти пять десятилетий – с 1965 года, со дня основания детского патриотического клуба «Красная гвоздика» для поиска ветеранов Великой Отечественной войны. Первые красногвоздичники отправляют письмо командиру дивизии Ладыгину и вскоре получают долгожданный ответ с адресами 37 ветеранов. Так начинается активная переписка поисковиков с участниками Великой Отечественной, проживающими в Москве, Киеве, Минске, Воронеже, Харькове, Брянске и других городах.

Вскоре приходит просьба комиссара Рудницкого разыскать бывшую наводчицу противотанкового орудия Нину Букрееву, проживающую в Курске. С этого момента начинается активная поисковая работа, а потом завязывается тесная многолетняя дружба Нины Сергеевны с клубом «Красная гвоздика»…

На одной из встреч учащихся с ветеранами к комиссару Рудницкому подходит комбат Сосин и с живым интересом спрашивает:

– А беленькая такая, худенькая девочка приехала?

Нина Сергеевна Луценко (Букреева) стоит рядом, улыбается сквозь слёзы от радости, – нет, не забыли её боевые друзья-однополчане:

– Приехала, только вот уже не та худенькая девочка, а мать троих детей: двух сыновей и дочки…

Н.С. Луценко – активный участник многих мероприятий, проводимых в лицее-интернате №1. Совместно со следопытами «Красной гвоздики» Нина Сергеевна посещает село Чайковку Радомышльского района. С каким волнением она ещё раз, спустя десятилетия, проходит по полю, где пришлось когда-то воевать, подбивать вражеские машины, терять товарищей…

Здесь, на месте Курской битвы, ветеран вспоминает, что во время танкового сражения днём неожиданно опускается на поле непроглядная ночь, как бы закрывая всё своими чёрными крылами. Это не солнечное затмение, а шлейфы дыма и гари от пожарищ поглощают дневной свет. Только огонь пылающих машин освещает всё происходящее…

Будут и другие, совместно с ветеранами 121 Стрелковой дивизии, поездки, например, в Минск, где произойдёт последняя встреча уже с тяжелобольным Борисом Григорьевичем Рудницким. Часто следопыты приглашают ветеранов в Курск и Курскую область. Вместе с Ниной Сергеевной школьники лицея-интерната №1 побывают в местечке Дичня, отправятся в гости к ветеранам Пылёву и Яковлеву, встретятся с сынами полков в музее «Юные защитники Родины». И по-прежнему Нина Луценко всё та же неугомонная и трудолюбивая хозяюшка, которой до всего есть дело. Когда смотришь, как быстро и ловко управляется она по хозяйству в доме инвалида Пылёва, как умело организует работу следопытов по уборке двора или прополке грядок, даже не верится, что этой женщине уже немало лет!

Нина Сергеевна неутомима во всём. Несмотря на свой девятый десяток, она активно участвует во многих мероприятиях лицея-интерната №1 г. Курска, ведёт активную переписку со следопытами из Каменец-Подольска. И по-прежнему – заместитель председателя совета ветеранов 121-й Рыльско-Киевской Стрелковой дивизии.

Удивляешься, как сил хватает на всё? Что помогает оставаться весёлой и деловой? Думается, огромная любовь к людям – вот энергия, внутренне питающая Н.С. Луценко. Женщина-фронтовичка щедро делится своим огромным чувством любви со всеми окружающими. И ни война, ни голодные послевоенные испытания, ни трудная работа в литейном цехе, ни воспитание сначала троих детей, а потом внуков и правнуков, не сделали её сердце чёрствым и равнодушным. Ласковый свет серо-голубых, не «вылинявших» от времени и невзгод глаз, мягкий приятный голос вызывают у окружающих доверие. Оптимизм Н.С. Луценко передаётся собеседникам. Нине Сергеевне сегодня 84 года и хочется пожелать ей долгих и долгих лет жизни!

У Н.С. Луценко есть одна сокровенная мечта: дожить до праправнуков. Было бы замечательно, если бы это желание прекрасной женщины сбылось! А вот осуществление другой мечты – в наших руках. На одной из последних встреч в музее «Юные защитники Родины» Нина Сергеевна случайно обмолвится: «Хотелось бы побывать на Прохоровском поле, увидеть Звонницу в честь погибших товарищей, помянуть умерших фронтовых друзей». Наверное, исполнение этого желания первой женщины-наводчицы противотанкового орудия, подбившей немецкий танк, зависит уже от нас…

Активизируя работу школьных поисковых клубов, занимаясь организацией встреч с участниками Великой Отечественной войны, создавая летопись событий 1941-1945 годов, оформляя стенды и экспозиции об участниках боёв за освобождение Родины, дети приобщаются к истории Отечества, учатся у ветеранов бескорыстной любви к своей стране.

Становится очевидным, что связь времён не оборвётся только в том случае, если не исчезнет преемственность поколений, если не уйдут из нашей современной действительности дружеские и доверительные встречи людей старшего и молодого возрастов.

Сейчас каждый россиянин обязан помнить: тот мир, что заложен Победой во Второй Мировой войне, – это дар ветеранов Великой Отечественной своей стране, это подвиг во имя мирной Родины, где цена нередко измеряется собственной жизнью…


 


Нина Букреева в репортаже ТК «РОССИЯ»

ОТ ОРГКОМИТЕТА КОНКУРСА. Когда материал был подготовлен к публикации в рамках проводимого конкурса, в Оргкомитет МТК «Вечная Память» поступило письмо от одного из авторов этого очерка. Марина Скарлыгина – учитель русского языка и литературы лицея-интерната №1 г. Курска, обратилась к нам с просьбой о помощи:

«В течение 45 лет наш лицей-интернат №1 г. Курска и школьный поисковый клуб «Красная гвоздика» тесно сотрудничают с ветераном Великой Отечественной войны Н.С. Луценко. Нина Сергеевна – открытый, жизнерадостный и отзывчивый человек, она всегда с воспитанниками: на уроках Мужества и в походах по местам боёв 121 СД, на праздничных линейках и скорбных митингах на мемориале Славы. Ей нравится общаться с детьми, и интернатовцы отвечают ей искренней взаимной привязанностью.

С февраля 1943 года Луценко (в девичестве Букреева) на фронте. В составе 209-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона 121 СД она, наводчица 45-миллиметрового противотанкового орудия, участвует в Курской битве, боях за Днепр и многих других сражениях. Имеет ордена и медали за отвагу и героизм. Но вот одна, самая первая её победа (подбитый фашистский танк), осталась незаслуженно забытой…

В архиве школьного музея есть копия письма от 08.02.1944 года Б.Г. Рудницкого к Меланье Терентьевне Букреевой, в котором комиссар выражает благодарность матери за воспитание такой героической дочери и рассказывает о подбитом Ниной вражеском танке. Описывался подвиг Нины Букреевой и в газете «Армейская правда» за 1944 год (статья «Девушка, подбившая танк»).

Об этом же рассказывала и «Курская правда» (февраль 1944 года) в материале старшего лейтенанта Ч. Болотникова «Курянка, подбившая танк», но, как видите, все документы и подтверждения есть, а награды до сих пор всё и нет. Прошу помочь и восстановить справедливость!».

В письме также было и обращение на имя Президента Российской Федерации Д.А. Медведеву и в Минобороны. И мы решили обратиться к Главнокомандующему Вооруженными Силами Российской Федерации с ходатайством от имени Оргкомитета МТК «Вечная Память» и редакции федерального журнала «СЕНАТОР»:

«Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

К 65-летию Победы федеральный журнал «СЕНАТОР» проводит II Международный творческий конкурс «Вечная Память», получая сотни материалов и писем об участниках Великой Отечественной войны, о тружениках тыла, об их подвигах. Одно из таких писем – о Нине Сергеевне Луценко (в девичестве Букреева) из Курской области, которая в 18 лет добровольцем пошла на фронт, где уже воевали её четверо братьев и сестра, и наводчицей орудия в составе 209-го Отдельного истребительного противотанкового дивизиона 121 СД прошла боевой путь до Берлина.

В ноябре 1943 года в бою под Житомиром она подбила свой первый немецкий танк, за что была представлена к награде, однако в ходе наступления и дальнейших боев представление к награде затерялось. Документы, подтверждающие подвиг Н.С. Луценко (Букреевой), имеются.

Редакция, поддерживая ходатайство земляков Н.С. Луценко, также просит Вас рассмотреть вопрос о её награждении в год 65-летия Победы!..»

Очень хочется, чтобы в год 65-летия Победы эта недошедшая награда нашла своего героя – Нину Сергеевну Букрееву-Луценко! Ведь не только у человека, но и у государства есть, говоря словами И.С. Тургенева, якорь – граждане государства, такие патриоты России, как Нина Букреева!


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.