П.П.Ш. | Конкурсное произведение писателя Георгия Каюрова, член Высшего творческого совета СП России, участника III МТК «Вечная Память»
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

П.П.Ш.
(рассказ)
SENATOR - СЕНАТОР
 

Рассказы
Смертоносное масло
Немая судьба
П.П.Ш.
Жучка
Краб

ГЕОРГИЙ КАЮРОВ,
член Высшего творческого совета Союза писателей России,
главный редактор литературного журнала «Наше поколение»
(Молдавия).

ГЕОРГИЙ КАЮРОВНад пологим полем задиралось солнце, нижним краем теряясь за кронами деревьев, окаймляющих надел в самой верхней границе холма. Словно наперегонки с солнцем – кто выше взберётся – выбрасывая клубами пыли по сторонам, к центру поля устремилась серая «волга». Она ехала к возвышающимся строительным лесам. Когда-то в этом месте стояла церковь. Во время войны разбомбили её, а разобрать всё не решались, так и опахивали руины. Поговаривали, под церковью огромные подвалы и запутанные ходы. Поначалу слухи ходили разные об этих подземных ходах, но толком никто ничего не знал, а с годами и позабылось. Среди людей боязнь церковных руин закрепилась, так по наследству слухами и передавалась. Мальчишки из соседних сёл лазали, но тоже ничего толком не рассказывали.
С наступлением перестройки взялись восстанавливать храм. Огородили лесами, поставили огромный забор и вмиг накатали большегрузами колею. Всё везли и везли строительный материал. Работающие в поле по соседству колхозники наблюдали, как обратно вывозили машинами горы битого кирпича.


 

На прошлой неделе прошёл слух – у западной стороны фундамента раскопали захоронение из человеческих костей. Срочно вызвали представителей общества «Память» и научного сотрудника из областного музея. И вот, как первый результат, секретарь райкома вёз на служебной машине тётю Пашу. Все эти годы тётя Паша твердила о том, что в церковных руинах похоронен её супруг. Куда только не писала, чтобы начали поиски, но всё тщетно. И вот теперь всё подтвердилось. Поисковики решили пригласить её. Секретарь, сидя у окна и пристально вглядываясь вдаль, нет-нет, да и вздыхал, покачивая головой.
– Тёть Паш, с какого года, говорите живёте здесь? – завёл разговор секретарь, словно сам себе не верил. Ведь он-то хорошо знал, с какого года, но именно сейчас усомнился.
– Дак после войны и приехала, – ответила женщина, тоже не отрывая взгляда от окна. – Помнишь, как тебя голозадого гоняла крапивой из наших лопухов? – неожиданно сказала тётя Паша. Секретарь только улыбнулся в ответ – когда это было? Он пристально всмотрелся в лицо женщины, но по нему никак не мог понять её настроения. Он только сейчас поймал себя на том, что такие лица пожилых людей он видел везде: и у себя в приёмной, и в булочной, и в троллейбусе, и на приёме у врача, и просто идущие по улице. Они все проходили мимо него и никак не касались его лично. И вот теперь одно из таких лиц сидит рядом с ним в машине и это лицо их многолетней соседки и подруги матери – тёти Паши.
В это путешествие тётя Паша собралась как на парад. Надела всё новое – косынку, яркое платье, туфли и даже повязала платочек на запястье. На груди у женщины постукивали две потемневшие медали с растрепавшимися лентами. В складках платья затерялись планки ранений. Они иногда показывались, когда машина подпрыгивала на кочке и тётя Паша хваталась рукой за спинку водительского кресла, и снова их прикрывала складка.
– Едем, а может, нет его там, – задумчиво проговорил секретарь.
– Теперь я вдова солдата, – словно не расслышав слова секретаря, тихо сказала тётя Паша.
– А до этого кем были? – с иронией в глазах секретарь посмотрел на женщину.
– До этого была женой без вести пропавшего, – и тётя Паша твёрдым взглядом посмотрела на собеседника. Её взгляд красноречиво показал – она не приемлет его легкомыслия.
– Какая разница? – не выдержав столь пристального взгляда, секретарь отвернулся, но краем успел ухватить, как тётя Паша покачала головой, взгляд её смягчился, и наполнились слезами глаза. Она не ответила, а он почувствовал, с каким горьким укором женщина отвернулась от него. Остаток пути доехали молча.
Навстречу почётным гостям вышли поисковики – группа молодых людей, состоящая из девушек и ребят; малочисленные строители и учёный-историк из краеведческого музея. Двое парней помогли женщине-ветерану выйти из машины и, поддерживая её под руки, вместе направились к найденному захоронению. Следом шёл секретарь райкома, озабоченно разглядывая всё вокруг и прикидывая, какую территорию пашни разворотили самосвалами и какой урон понёс колхоз из-за этого строительства. Уже неоднократно ему приходилось выслушивать укоры на заседании областного совета, да и председатель колхоза, которому принадлежала земля, бузу поднимал при каждом удобном случае.
У края ямы, лежали растянутые два брезентовых полотна. На одном укладывали найденные вещи, а на другом – были разложены кости. Рядом с некоторыми группами костей лежал череп – это означало – целый солдат. Пока нет черепа, нет воина.
У брезента с вещами для ветерана подготовили табурет. Тётя Паша ещё издали нервно пробегала глазами с вещи на вещь. Глаза слезились, она уже сняла с запястья платок и часто протирала им мокрые щёки. Для этого ей приходилось останавливаться, она виновато смотрела на молодёжь, как бы извиняясь за причинённые неудобства и за то, что те вынуждены переносить её медлительность.
– Спасибо вам, ребятушки, – тихо говорила она и, беря провожатых за руки, подолгу вглядывалась им в глаза. И снова тётя Паша оглядывала предметы, выложенные на брезенте. Неожиданно её взгляд остановился на неопределённом чёрном предмете, лежащем у самого края брезента и сильно испорченном временем и подземным хранением.
Тётя Паша протянула руку, указывая на этот предмет, и от неожиданно нахлынувшего переживания губы её затряслись, ноги подкосились. Едва успели подставить табурет, тётя Паша буквально рухнула на него. Молодой человек поднял предмет и повертел в руках, пошкрябал ногтем поверхность. Уже подавая ветерану, он обратил внимание на открывшуюся надпись.
– Что это написано? – всматривался он в буквы. – «П. П. Ш.»… Что это? – И юноша повернул предмет надписью к напарнику.
– Пистолет-пулемёт Шпагина, – расшифровал аббревиатуру коллега.
– Может, в неё патроны запасные складывали, или это часть приклада, – предположил молодой человек.
– Кто-нибудь, быстро принесите воды! – что было мочи, закричал секретарь, хватая тётю Пашу за плечи, которая, теряя сознание, чуть не свалилась на землю. – Николай помоги!
С подбежавшим водителем они перенесли женщину в машину.
– Быстро в больницу, – приказал секретарь. – Потом за мной вернёшься.
– Сделаем, – отозвался водитель, и «волга» сорвалась с места.
Тем временем поисковики колдовали над занятной вещицей, так взволновавшей ветерана. Один из молодых людей взялся очистить её поверхность от старой кожи, которой, по-видимому, была обклеена деревяшка.
– Ребята! Она должна раскрываться! – неожиданно воскликнул он.
Все поисковики и секретарь окружили парня. Тот заложил лезвие в появившийся прорез и аккуратно двигал им из стороны в сторону. Долго старое дерево не хотело раздвинуться – сминаясь под давлением металла, струшиваясь от старости.
– Да расколи ты его, – выдавая в голосе нетерпение, предложил кто-то из его коллег, но парень упорно двигал лезвием ножа из стороны в сторону, обходя по кругу деревянную вещицу.
Вдруг деревяшка скрипнула и поддалась, образовав обнадёживающий зазор. Внутри зазора зажелтело дерево. Молодой человек, раскачивая половинки, медленно их раздвигал. Когда вещица раскрылась, собравшиеся не успели перевести дыхания.
– Надо же, это деревянный портсигар, – сообщил секретарь. – Столько лет прошло, а бумага сохранилась как новая.
– Ура! – грянул общий восторг.
Молодой человек достал свёрнутый вчетверо тетрадный лист в косую линейку и уже трясущимися пальцами развернул его.
– Тихо ты, не порви, – одними губами проговорил кто-то.
– Она крепкая, – пояснил юноша, пробегая глазами по строчкам открывшейся записки.
– Что там? Что там написано? – загалдели со всех сторон.
– Товарищ секретарь, читайте вы, – молодой человек передал записку секретарю, а сам едва успел отвернуться, чтобы скрыть от товарищей слёзы.
– Ребята! Это письмо, – секретарь поднял на всеобщее обозрение листок и, выдержав паузу начал читать:

«Здравствуй, моя дорогая и любимая!
Пишет тебе твой супруг Кузьма.
В первых строках своего письма спешу сообщить, что я жив и здоров. Завтра, наконец, в бой. Почти месяц провели в этих окопах – это третье и последнее письмо. Следующее напишу уже из других. Командир сказал утром дадут двойные фронтовые. Видно тяжело будет. Ты не думай ничего плохого. Я выкарабкаюсь. Так уже бывало. Помнишь, как мне осколком брюхо вспороло, а ты кричишь – беги в медсанбат. А я тебе – как бежать. А ты мне – кишки в утробу сложи и беги. Тогда я так и сделал и, как видишь, жив и здоров и даже мы после поженились. Тебя не испугало, что брюхо мне вспороло и кишки валялись по земле.
Дорогая моя и любимая, я и в этот раз выживу. Осталось совсем чуть-чуть. Командир сказал, что до нашей границы осталось ещё тридцать девять километров.
У моего отделения задача очень простая – добежать до церкви и закрепиться. О ней я тебе уже писал. Всем взводом дивимся. Везде бомбят, а в неё не попадают. Стоит себе и стоит. Когда я вернусь, мы с тобой приедем сюда и обвенчаемся в этой церкви. Будет и у нас судьба нерушимая, как у неё.
Ну, вот и всё.
Любящий тебя твой супруг Кузьма».

Солнце уже поднялось высоко, а обсуждение не утихало. Девчата восторгались судьбой письма и бесстрашными, любящими даже во время ужасной войны сердцами. Строились разные догадки и предположения. Секретарь поделился с молодёжью воспоминаниями, как тётя Паша приехала много лет назад, практически сразу после войны и поселилась в их местах. Он тогда был совсем мальчишкой, но до сих пор помнит её рассказы о том, как в этих местах воевал её муж и они собирались после войны вернуться сюда жить. К возвращению машины секретаря поисковики успели обговорить многое и теперь сидели погружённые в свои мысли, но их глаза горели.
– Почему она приехала? – задумчиво проговорил белобрысый паренёк.
– Ты, что, письма не слышал? – возмутилась девушка сидящая рядом с ним. – Они с мужем собирались в этой церкви обвенчаться.
– Чего ты? – обиделся на резкий тон коллеги белобрысый. – Я, правда, не понял, они обвенчались или нет?
– Заткнись! – рыкнула на него девушка.
– Может это письмо не ей адресовано? – упрямился белобрысый.
– Заткнись, сказала! – взорвалась девушка.
– Ребята, машина! – заметил кто-то из поисковиков.
Снизу поля поднималось облако пыли. Ребята повскакивали со своих мест. Секретарь положил письмо в папку, на неё – заветную вещицу – портсигар – и с торжественным видом замер в центре. «Волга» въехала на стройплощадку на полном ходу и, резко затормозив, остановилась у самых ногам ожидающих, обдав пылью и строительным сором.
– Николай! – вспылил секретарь на вышедшего из машины водителя. – Сдурел совсем!
– Умерла, – срывающимся голосом проговорил водитель.
– Кто умерла? – не понял секретарь. – Где тётя Паша?
– Сердце, – сжатыми губами выдавил Николай.
– Ничего не понял. Говори внятно, – снова вспылил на недотёпу-водителя секретарь: – Почему умерла? То есть, как умерла? А это? – секретарь протянул папку с письмом и портсигаром, но Николай, резко отвернул голову, пряча льющиеся ручьями слёзы. Секретарь обвёл глазами замерших поисковиков и опустился на табурет, силой сжав себе рот, чтобы не взреветь.
На всю округу опустилась тишина. Солнце зло палило. Восторг десятка молодых людей сшибло трагической вестью. С потерянными лицами сгрудились вокруг папки с портсигаром молодые поисковики, устремив свои застывшие взгляды на тетрадный листок в косую линейку, исписанный крупным карандашным почерком солдата.
– Товарищ секретарь, – неожиданно проговорила сухим голосом девушка, которая некоторое время назад приструнила белобрысого: – Как фамилия тёти Паши?
– Шаповалова, – тяжело задумавшись, проговорил секретарь и, обведя всех взглядом, добавил: – Павла Платоновна Шаповалова.
– ППШ, – тихо отозвался молодой человек, поворачивая к секретарю деревянную вещицу с аббревиатурой П.П.Ш.


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.