ПОБЕДНЫЕ ЗАЛПЫ «КАТЮШ» | Конкурсный материал Александра Тарасова – участника Международного творческого Конкурса «Вечная память» журнала «Сенатор»
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

ПОБЕДНЫЕ ЗАЛПЫ «КАТЮШ»


 

 

АЛЕКСАНДР ТАРАСОВ,
старший референт по особым поручениям пресс-службы
Следственного комитета при МВД России.

АЛЕКСАНДР ТАРАСОВ, День Победы, журнал Сенатор, МТК Вечная Память

В Москве буйствовало лето сорок первого: блистало осле¬пительно-яркое желтое солнце, зеленели травяные газоны, ветер вызывал в кронах деревьев лазурные переливы листвы, а в поднебесную безоблачную синь, слегка размытую августовским маревом, уносился почти безумолчный птичий гомон. Во дворе обычной столичной общеобразовательной школы было многолюдно, как перед выпускным вечером старшеклассников.
Вокруг группы взволнованных и растерянно улыбавшихся юношей, которые были, как один, коротко подстрижены, толпились сверстники и люди старшего поколения. Они пришли обратиться с теплыми напутственными пожеланиями к новобранцам-добровольцам армии защитников Отечества, для которых в этой школе был организован сборный пункт призывников. Призывников военной поры.


 

К Валентину Медведеву, работавшему до получения армейской повестки слесарем на авиационном заводе, на «пересылке» подошел его отец Василий Иванович – секретарь парткома комбината Трехгорной мануфактуры. Достав из портфеля бутылку терпкого вина, Василий Иванович Медведев дрогнувшим голосом сказал:

     – Сын, давай вместе выпьем. Я ухожу в ополчение и больше не увижусь с тобой, потому что это будет страшная и тяжелая война...

     Валентин горячо запротестовал против отцовского предсказания:

     – Папа, не может быть такого! Мы все равно рано или поздно увидимся, когда одолеем врага...

Необстрелянное пополнение посадили в теплушку и повезли на фронт. Один из сопровождающих офицеров, воспользовавшись дорожной передышкой, прямо в вагоне обучал расставшуюся с «гражданкой» молодежь владению оружием – винтовкой, автоматом и пистолетом, а также доходчиво объяснял, как надо пользоваться «карманной артиллерией» – гранатами.

     При подъезде к Ржеву эшелон был атакован авиаэскадрильей противника: видимо, на цель фашистские стервятники навел вражеский воздушный разведчик – висевший в небе далеко в стороне гитлеровский самолет-«рама». Когда сверху начали сыпаться бомбы, поезд остановился.

     Был ясный солнечный день, и вдруг тотчас белосветье сменилось почти непроглядным мраком, как при затмении. Восемнадцатилетние парни стали разбегаться по незасеянному полю, однако укрыться было негде...

     Тем временем самолеты методично сбрасывали бомбы на эшелон, а заодно и до поля добрались. Взрывы подняли тучи пыли, а железные птицы со свастиками на крыльях продолжали на бреющем полете поливать землю свинцовым дождем из пулеметов. Валентин на бегу споткнулся и упал в какую-то канаву, где и отлежался до окончания первого в своей жизни смертельно опасного светопреставления военного времени.

     Наконец, адский воздушный налет завершился – фашистские асы, полностью израсходовав свой боезапас, повернули обратно. Отряхиваясь на ходу, Медведев побежал к пылавшему эшелону.

     Вскоре к выпускнику школы №43 Краснопресненского района Москвы подтянулись остальные счастливчики – еще тринадцать молоденьких солдат, чудом оставшихся в живых после вражеской массированной воздушной атаки. Тут, под Ржевом, полегли сотни красноармейцев комсомольского набора, которым не суждено было принять даже боевое крещение.

     Четырнадцать уцелевших столичных новобранцев суток десять добирались пешком и на попутках до Москвы, где быстро нашли формировочный пункт.

     По-разному сложились военные судьбы бойцов временного подразделения добровольцев, организовавшегося и сплотившегося в час неописуемого подржевского потрясения. Медведева направили в Горьковскую область – в Гороховецкие лагеря по подготовке младших командиров.

     Ратное дело Валентин изучал прилежно, поэ¬тому начальство взяло добросовестного курсанта на особую за¬метку. Когда программа гороховецкой «учебки» была исчерпана, Медведева в числе немногих выпускников-отличников откоманди¬ровали в Подмосковье – на станцию Зеленоградскую. Здесь, на засекреченной военной базе, новичкам довелось постигать материальную часть «Катюши».

     Само собой разумеется, они безмерно гордились, что им доверено это легендарное грозное оружие. Meдведев стал командиром орудия на «БМ-20».

Стажеры, постигавшие азы минометной науки на станции Зеленоградской, накрепко усвоили, что первая батарея реактивной артиллерии была сформирована в июне 1941 года, а спустя не¬сколько недель – 14 июля – по железнодорожному узлу города Орши был дан дебютный «Катюшин» залп. На вооружении того ма¬невренного мобильного подразделения имелось всего семь боевых машин.

     С осени 1941 года минометным частям непосредственно при комплектовании присваивалось гвардейское звание, что подчеркивало не только огромное значение реактивной артиллерии как мощного средства поражения редутов противника, но и особую ответственность личного состава за точное выполнение поставленных перед ним боевых задач. Вот только загадкой было для стажеров происхождение народного названия этих «БМ»: то ли ласковое имя «Катюша» для установок реактивной артиллерии предопределила имевшаяся на боевых машинах заводская марка – буква «К», то ли популярная тогда одноименная песня сыграла свою роль…

     А смерть опять была недалече: получив «Катюши», старший сержант Медведев и его сослуживцы прибыли на Донской фронт. Тут все сгущались и сгущались тучи войны.

     На волжских просторах, под Сталинградом, шла одна из решающих битв Великой Отечественной. Летом сорок второго гвардейцы-минометчики, укрываясь от бомбежек, «зарылись» в землю метра на два: проделали коротенькие катакомбные тоннели в гро¬мадных оползнях.

     Немцы подкидывали в расположение наших воинов листовки, что-де с трех до пяти часов утра мы даем вам время на завтрак, обед и ужин. А большую часть суток, действительно, в воздухе висели фашистские самолеты и почти беспрерывно бомбили позиции советских войск. Поэтому гвардейцы рассуждали примерно так: тут уж не до аппетиту, быть бы живу. Тем более что и кормежка была скудноватой: ежедневный рацион составляли хлеб и селедка. Утолить жажду было поначалу нечем, вот минометчики и проявили армейскую смекалку: выкопали колодец и приспособились пить грязноватую водяную жижу.

     Боевые машины, на которых были зачехлены установки, до поры до времени надежно замаскировали. Дождавшись наступления темноты, гвардейцы с предосторожностями выдвигались вперед и в шести-десяти километрах принимались копать так называемые «апарели» – укрытия для бээмок. Фронт батареи реактивной артиллерии был не произвольным, а, наоборот, имел точную разметку по заранее определенным целям. Скрытные приготовления велись примерно с месяц, и вот, наконец, было назначено время ночного залпа.

     Колонна «Катюш» с потушенными фарами медленно покатила на огневую позицию, и, к счастью, непредвиденных заминок в пути не возникло. Споро и слаженно действовали минометчики на месте походного стрельбища: бээмки были загнаны в полевые земляные боксы, а из траншейных апарелей поднялись над бруствером рамы с супербоеприпасами.

     Потом – после перезарядки – на стратеги¬ческую позицию паулюсовской группировки еще дважды обрушивался шквал огня. Через несколько дней боевые машины повторили изученный маршрут, нанеся сокрушительный удар по вражескому сосредоточению танков.

     Испытывая неистовую ярость к минометчикам, фашисты целенаправленно охотились за неуловимыми дивизионами «Катюш». Едва только бээмки давали залп, как в воздух поднимались гитлеровские стервятники и летели в сторону передовой. Однако гвардейцы-минометчики оказывались расторопнее и успевали покинуть авангардную позицию до того, как на «засвеченный» участок с опустевшими апарелями начинали сыпаться сначала артиллерийские снаряды, а затем – и бомбы.

     Порой «подразделение реактивных атак» словно преследовал злой рок – краснозвездные дивизионы тут ничего не могли поделать, так как их донимали непредвиденные природные катаклизмы. Одна из таких напастей приключилась с гвардейским формированием уже после Сталинграда.

     Бригада реактивной артиллерии, получив новую вводную, замаскировалась в брянских лесах. И надо же было тогда и именно там проявить «небесной канцелярии» свой необузданный норов: ночью разыгрался жуткий ливневый ураган, низко над землей нависали темные тучи, которые почти беспрерывно озарялись грозовыми разрядами. Ветер огромной силы со свистом проносился дальше, ломая и вы¬рывая с корнем деревья...

     Помощник командира взвода связи Медведев не растерялся и вывел сослуживцев-подчиненных из лесного массива в спасительное равнинное раздолье. Выждав там – в безлесье – часа четыре, пока бушующий ураган не пошел на убыль, спасшиеся незамедлительно приступили к ликвидации последствий стихийного бедствия.

     «Катюши» и технику сопровождения освобождали из завалов, немало боевых машин имели существен¬ные повреждения. Погибшим, которых похоронили в братской могиле, воздали воинские почести – солдаты на войне не выбирают свою смерть...

Фронтовая путь-дорожка привела старшину Медведева и к Ленинграду. Сюда Валентин добирался вслед за бээмками на автомашине «ГАЗ-2А»: в кузове «полуторки» лежал незаменимый дефицит – кабель, телефоны и радиостанции. Взвод связи хорошо знал свою главную задачу – сразу же по прибытии к новому месту дислокации обеспечить установку коммутатора для штаба бригады и прокладку телефонных линий к подразделениям.

     Гвардейское подкрепление, прибывшее на подмогу героическим защитникам осажденного города, заняло исходную позицию у уреза «ничейной воды» близ города Лодейное Поле. Минометчики горели желанием как можно скорее провести сконцентрированную фронтальную контратаку и тем самым способствовать ослаблению вражеского натиска на нашу Северную Пальмиру.

     Помощник командира взвода Медведев, взяв с собой двенадцать вооружившихся автоматами и гранатами бойцов, решительно направился к водной линии противостояния обороняющихся и захватчиков. И в этот момент связисты увидели шедшего им навстречу старшего офицера – командира бригады Михаила Григорьевич Григорьева.

     – Ты куда собрался со своими гвардейцами? – поинтересовался подполковник у старшины Медведева.

     – На тот берег, товарищ комбриг, – ответил Валентин. – Мы уже свою работу всю сделали, поэтому после обстрела неприятеля из «Катюш» хотим сами поднять пехоту.

     – Я запрещаю эту вашу самодеятельность! – нахмурился подполковник Григорьев. – Возвращайтесь обратно, а там, – комбриг махнул рукой в сторону занятого немецко-фашистскими оккупантами берега, – когда мы предварительно «обработаем» плацдарм, наша царица полей и без вас обойдется. Через пару минут уже будет отдан приказ об открытии огня по вражескому расположению.

     Едва стихла залповая канонада, как пехотинцы переправились на противоположный берег и устремились вперед, закрепляя локальный военный успех. Дюжине наших воинов, которые первыми ступили на отбиваемое у гитлеровцев прибережье, за проявленный боевой самоотверженный порыв было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

     Перебазировавшись на Карельский фронт, бригада занялась подготовкой «реактивного фейерверка» под Мурманском. Прокли¬ная здешнее сплошное бездорожье, связисты оперативно налаживали телефонное сообщение между бригадным штабом и командными пунктами дивизионов, а также – дополнительно к выполнению прямых фронтовых обязанностей – участвовали в боеобеспечении подразделений.

     Наравне с другими, старшина Медведев с подчиненным-напарником по глубокому снегу подтаскивали на волокуше тяжеленные снаряды к боевому номеру – месту пусковой установки, которой являлась специальная рама. Легковесной ее вряд ли назовешь, поскольку к площадке боевого номера это спецорудие даже по заледеневшему насту с превеликим трудом передвигали от четырех до шести жилистых мужчин.

     И вот позади месяц изнурительной подготовительной работы, целиком проводившейся вручную. Приближается главный момент – стрельба на дальнее расстояние необычной прямой наводкой. На рамы, которые для попадания по разведанным целям зафиксировали посредством опорных держателей под строго определенным углом, уложили по несколько боеприпасов с «макаронной начинкой». Так минометчики шутливо окрестили содержимое железных снарядных болванок: находящийся в них пористый порох и впрямь напоминал длинные макаронные обрезки. Каким же будет этот утренний залп?!

     Всё! Для гвардейцев настала долгожданная, волнующая и радующая, минута: на каждом спецорудии приведено в действие устройство для запуска грузных тушек, таивших в себе заряды громадной разрушительной силы. По горным отрогам, где фашисты оборудовали бункера и блиндажи, раскатилось гулкое эхо от разрывов объемных капсуловидных изделий с несъедобными «макаронами».

     Минометчики довольны: атака получилась такой, какой задумывалась. Вражеские цели были накрыты – оставалось только довершить разгром неприятельской группировки.

     На господствующую высоту, на которой пытались придти в себя уцелевшие немцы, ринулась бесстрашная пехота. Ее атака была настолько стремительной и дружной, что вышколенные горные фрицы запаниковали. Они уже и сами разуверились, что, кроме плена, могут спастись каким-то иным способом. А советские воины, воодушевленные гвардейским боевым салютом, не утратили свой наступательный пыл и впоследствии – бесповоротно смяли фашистскую орду, заявившуюся на богатый наш Север.

Комбриг Григорьев в следующем, 1945-м, году поблагодарил своих подопечных и за блестяще проведенный обстрел реактивными снарядами крепости Кенигсберг, считавшейся неприступной. Подготовленная к длительной обороне в условиях полнейшей изоляции, эта крепость, тем не менее, капитулировала 9 апреля сорок пятого после штурма фашистской цитадели, предпринятого советскими солдатами вслед за продолжительной артподготовкой и бомбардировкой долговременных сооружений бастиона.

     Гвардейцы оказали помощь Войску Польскому в его борьбе за освобождение своей страны – наши минометчики, получив координаты противника, сходу обстреляли с «Катюш» цепляющихся за чужую землю гитлеровцев. Наседая германцам на пятки, советские бойцы приблизились к фашистскому логову. При подходе к Берлину бригада Григорьева нанесла чувствительнейшие удары по участку вражеских инженерных оборонительных сооружений, разрушив немало дотов, дзотов и всевозможных заграждений. Можно сказать, для советских минометчиков это уже были победные залпы «Катюш»...

     Второго мая гвардейцы совместно с другими участниками Берлинской операции вошли в несостоявшуюся столицу «нового мирового порядка». И ровно через неделю пришел этот великий день. День Победы!

     На испещренном ликующими строками рейхстаге, превратившемся в символ поверженного государства-агрессора, осталась и надпись, которую неспешно вывел Валентин Медведев. Да, мы умеем воевать...

     Вскоре помощник командира взвода Медведев и его однополчане возвратились на Родину, которая встретила их, как и других воинов-освободителей, цветами и безграничной людской признательностью. Бригаду расквартировали в военном городке на территории Белоруссии, откуда Валентин Медведев в апреле 1947 года демобилизовался в звании гвардии старшины.

Приехав в родную Москву, молодой фронтовик, который за ратную доблесть был удостоен боевых наград – ордена и медалей, отдал предпочтение сугубо штатскому труду. Кавалер ордена Красной Звезды устроился дежурным слесарем на комбинат Трехгорной мануфактуры.

     Сюда Валентин пришел работать по зову сердца: ушедший в 1941 году в ополчение Василий Иванович Медведев сложил свою голову при защите Москвы – сбылось-таки его пророчество в отношении самого себя, и в знак светлой памяти о погибшем отце сын-орденоносец решил поработать на известном всей стране предприятии. В трудовом коллективе рядовой слесарь довольно быстро заслужил уважение, недаром в феврале 1949 года был избран народным заседателем нарсуда 6-го участка Краснопресненского района столицы.

     И все же Валентина Медведева ждал впереди крутой поворот судьбы: через пару лет бывший фронтовой старшина-минометчик опять надел форму – теперь уже офицерскую, став инспектором ОРУДа. Новоиспеченному младшему лейтенанту, окончившему специальные курсы, в отделе регулирования уличного движения поручили ответственный пост – Арбат. Само собой подразумевалось, что инспектор должен сделать свой подконтрольный отрезок трассы безаварийным, ведь здесь частенько проносились мимо главные «персоналки» страны. И сидели в этих правительственных спецавтомашинах в качестве сановных пассажиров первые лица государства, начиная с генералиссимуса Иосифа Сталина – Верховного Главнокомандующего.

     Позднее Валентина Медведева перевели на другой, в сущности, элитный пост – доверили присматривать за дорожным движением на Старой площади. Инспектор Медведев и тут зарекомендовал себя наилучшим образом, и самое главное – не допустил ДТП. Да и, надо отметить, в то время работа ОРУДа отличалась завидной четкостью. Сотрудники отдела были обеспечены надежной специальной связью, которая позволяла им быть в курсе передвижения того или иного спецпроезда.

     Начальство поддержало перспективного работника: Валентин Васильевич принял от коллег поздравления с назначением на должность начальника смены, а заодно и с присвоением лейтенантского звания. В подчинении у Медведева оказались около двадцати сотрудников: начальник смены не только контролировал их работу, но и старался при необходимости всегда оказывать инспекторам профессиональную помощь.

     С 1962 по 1966 годы коренной краснопресненец обучался в Высшей школе МООП СССР, из стен которой вышел квалифицированным юристом. Дипломника престижного учебного заведения тогдашнего Министерства охраны общественного порядка продвинули по служебной лестнице, назначив заместителем начальника отделения ГАИ Свердловского района Москвы. Отныне Медведеву пришлось заниматься фактически всеми насущными вопросами – от организации службы и до вникания в бытовые неурядицы подопечных. Как мог, Валентин Васильевич добивался, просил, требовал, разбирался, «пробивал», отстаивал – короче, стремился соответствовать своему должностному положению в отделении Госавтоинспекции.

     Позднее, когда было организовано подразделение спецтрасс ГАИ Москвы, Meдведева утвердили заместителем начальника 2-го отделения, которое обслуживало Шереметьевское направление. И здесь с приходом Валентина Васильевича у личного состава – а, не по-казенному говоря, у немногочисленного содружества сослуживцев-соратников – появился настоящий лидер коллектива, профессионал своего дела.

Разумеется, если бы Медведеву не был присущ талант руководителя, то в отделении вряд ли признали бы так скоро назначенца, пусть и с фронтовой закалкой: известное дело, занимаемый должностной ранг – это еще отнюдь не гарантия быстрого завоевания авторитета у подчиненных. А вот гвардии старшину запаса в подразделении спецтрасс признали как-то сразу.

     Признали потому, что офицер, окончивший полный курс Высшей школы МООП по специальности «правоведение», и дорожные премудрости постиг основательно, отчего даже при возникновении экстремальных ситуаций на главенствующей подразделенческой автомагистрали – Ленинградском шоссе – действовал уверенно и решительно. И подтверждений этому – предостаточно.

     Вот показательный пример. В снегопад произошел прорыв трубопровода, и вода хлынула на проезжую часть. А, ко всему прочему, был сильный мороз, и дорога покрылась ледяным панцирем. Движение транспорта на участке примерно в два километра, понятно, было затруднено, да еще из-за лихачества некоторых чересчур самоуверенных водителей белым днем за короткий промежуток времени случилось двадцать с лишним дорожно-транспортных происшествий. Оценив серьезность создавшейся аварийной обстановки на Ленинградском шоссе, Валентин Васильевич, который тогда исполнял обязанности начальника подразделения, незамедлительно распорядился выставить дополнительные посты на всем протяжении шоссейной гололедицы.

     Госавтоинспекторы стояли на резервной полосе не¬подалеку друг от друга, добиваясь от проезжающих мимо водите¬лей, чтобы они снижали скорость своих транспортных средств. Задумка Медведева удалась: больше сложных ДТП не было, а лишь произошли редкие легкие столкновения транспорта из-за невнимательности малоопытных автолюбителей при торможении.

     В общем, с «обычным» движением 2-е отделение cправлялось. Не говоря уже о спецпроездах, которые проходили, словно по накатанной колее.

     Следующая должностная перемена поджидала Медведева в 1973 году. Став начальником 6-го отделения ГАИ, располагавшегося в городе Одинцово Московской области, Валентин Васильевич по-прежнему остался «хозяином спецтрассы».

Дорога жизни преподносит иногда невероятные сюрпризы. Так, ехал как-то начальник 6-го отделения на черной служебной «Волге» по Минскому шоссе, и вдруг по резервной зоне милицейскую автомашину обогнал другой «ГАЗ-24». По громкоговорящей установке Медведев распорядился, чтобы водитель-нарушитель остановился. Молодой шофер, лихо руливший «персоналкой», все-таки подчинился этой команде сразу же: без лишнего пробега съехал на обочину и затормозил.

     Подойдя к новехонькому «ГАЗ-24», Валентин Васильевич увидел в салоне престижной легковушки на переднем пассажирском сиденье... своего бывшего комбрига. Однополчане радостно обнялись и расцеловались: не виделись-то почти три десятка лет.

     Разговорились ветераны-минометчики, и Медведев узнал, какую головокружительную карьеру сделал Григорьев, который стал заместителем командующего стратегических ракетных войск страны и одновременно являлся председателем Государственной комиссии по запуску космических кораблей. Припомнил Михаил Григорьевич, как в Великую Отечественную не пустил Валентина Васильевича с гвардейцами-связистами на заключительный приступ оккупированного прибережья у Лодейного Поля, где после меткого залпа «Катюш» уцелевшие фашисты-оккупанты были совершенно деморализованы и под дружным натиском наших пехотинцев обратились в паническое бегство. Генерал-полковник Григорьев вздохнул: дескать, ты, браток-фронтовик, уж прости меня – ходить бы тебе с Золотой Звездой на парадном мундире, да вот я, комбриг, помешал этому, настояв на своем запрете и не пустив ваш взвод связи на изрытую воронка¬ми землю, которую предстояло отбить у врага.

     Впоследствии Михаил Григорьевич, можно сказать, взял шефство над 6-м отделением ГАИ, оказав посильную помощь его сотрудникам в дисциплинировании военных водителей, которые обслуживали здешний армейский гарнизон. В частности, именно по «дорожному поводу» генерал-полковник Григорьев провел в присутствии Медведева специальное совещание с офицерами ряда войсковых частей.

     Благодаря тому, что судьба свела на дороге двух однополчан, Валентин Васильевич вскоре был представлен блистательной компании отечественных космических первооткрывателей. Григорьев пригласил Медведева на празднование своего юбилея, и на этом торжестве генерал-полковника присутствовали многие наши всемирно известные покорители Вселенной.

     Скромному мили¬цейскому гостю довелось в непринужденной обстановке пообщаться с одним из тех прославленных соотечественников, кого уже тогда называли живой легендой советской космонавтики, – побеседовал Валентин Васильевич Медведев с Германом Степановичем Титовым.

     Он, уроженец села Верх-Жилино Косихинского района Алтайского края Герман Титов, 6-7 августа 1961 года на корабле «Восток-2» осуществил второй в истории человечества полет в космос. Майору Герману Степановичу Титову 9 августа 1961 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

     Космонавт номер два, кавалер медали «Золотая Звезда» Герман Титов впоследствии окончил Военно-воздушную инженерную академию и Военную академию Генштаба и получил звание генерал-полковника авиации.

Спустя десятилетия после Победы фронтовик Валентин Медведев узнал подробности о боевом пути первой экспериментальной батареи реактивных минометов БМ-13 («Катюша») и судьбах командира этого уникального подразделения действующей армии капитана Ивана Флерова и его подчиненных.

     В Угранском муниципальном районе Смоленской области есть обелиск работы архитектора Г.М. Аптекина, установленный в 1964 году у деревни Богатырь. На мраморном памятнике над изображением Вечного огня написано:

«На Угранской земле приняла свой последний бой первая экспериментальная батарея реактивных минометов БМ-13 «Катюша» под командованием капитана Флерова Ивана Андреевича в октябре 1941 года.

ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ!»

...В 1999 году администрация Балашихинского района Московской области совместно с РОСТО (Российская оборонная спортивно-техническая организация, правопреемник ДОСААФ СССР, в 2009 году постановлением Правительства Российской Федерации преобразована в Общероссийскую общественно-государственную организацию «Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту России» – ДОСААФ России) и Главным командованием внутренних войск МВД Российской Федерации провели заключительный этап традиционной Вахты памяти, посвященной капитану Ивану Андреевичу Флерову, который перед войной учился в Артиллерийской академии имени Ф. Дзержинского и проживал здесь же – в ближнем Подмосковье.

     В обширную программу Флеровского мемориала-99 были включены и состязания по автоспорту, в которых отличился гонщик Владимир Домниченко. Ему и вручили переходящий Приз памяти капитана Ивана Флерова. Аплодисментами отметили зрители и выступление нескольких представителей местного отдела ГИБДД. А свои снайперские качества продемонстрировали будущие защитники Родины – учащиеся средних общеобразовательных школ Балашихинского района. В этих соревнованиях, которые также были посвящены памяти капитана Ивана Флерова, победил Максим Емельянов из средней школы № 15, а кубок за первое общекомандное место завоевали юные стрелки из школы №6.

     Подводя итоги прошедших в девяносто девятом году этапов Вахты памяти, глава Балашихинского района столичной области Владимир Кибальник поблагодарил участников Мемориала, отдавших дань признательности бесстрашному выпускнику Артиллерийской академии – герою минувшей войны.

     Имя этого офицера войск НКВД стало известно еще во время советско-финской военной кампании, когда Иван Флеров командовал гаубичной батареей. Командира, проявившего отвагу и мужество в боях у озера Сауноярви, наградили орденом Красной Звезды.

     В начале Великой Отечественной войны капитан Флеров принял под командование Отдельную экспериментальную батарею реактивной артиллерии БМ-13.

     Первый залп по неприятелю это подразделение произвело 14 июля 1941 года в районе железнодорожной станции Орша, а затем успешно громило врага под Рудней, Смоленском, Ельней, Рославлем и Спас-Деменском. В начале октября сорок первого в составе группировки войск Западного фронта батарея оказалась в тылу противника и при движении к передовой, линии противостояния Красной Армии и немецко-фашистских захватчиков, попала во вражескую засаду.

     Командир первой батареи «Катюш» и большая часть его подчиненных, расстреляв весь боезапас и взорвав боевые машины, погибли в неравном бою. Причем, руководивший батареей орденоносец Флеров сел в последнюю оставшуюся грозную установку и, чтобы это мощное оружие не досталось врагу, взрывом уничтожил боевую машину вместе с собой.

     За этот подвиг капитан Иван Андреевич Флеров посмертно в начале шестидесятых годов представлялся к присвоению звания Героя Советского Союза, но по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 14 ноября 1963-го был награжден орденом Отечественной войны I степени. И все-таки геройски погибший офицер-артиллерист стал кавалером особого знака отличия – российской медали «Золотая Звезда». Указом Президента Российской Федерации от 21 июня 1995 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне, капитану Ивану Андреевичу Флерову посмертно присвоено звания Героя России.

     Приказом Министра обороны Российской Федерации от 5 марта 1998 года кавалер медали «Золотая Звезда» капитан Иван Флеров навечно зачислен в списки командного факультета Военной академии Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) имени Петра Великого.

     В честь подвига батареи были сооружены памятники в городах Орша, Рудня и Балашиха, у деревни Богатырь и поселка Знаменка Угранского района Смоленской области, а в Москве, где формировалась подразделение, на доме №7 по улице Поликарпова установлена мемориальная доска. На родине Героя, в селе Двуречка Грязинского района Липецкой области, 9 мая 1975 года открыли мемориальный музей капитана Ивана Флерова.

     Имя доблестного боевого офицера присвоили улицам в городах Липецк, Грязи, Орша, Балашиха и поселке Знаменка, а также совхозу в Смоленской области и центральной площади села Двуречка. Кроме того, имя Героя России Ивана Флерова носит в Балашихе средняя школа №3.

     Достойно продолжив в войну боевое дело павших воинов-минометчиков батареи БМ-13 капитана Ивана Флерова, их фронтовые преемники, в числе которых был и Валенитн Медведев, со своими замечательными грозными «Катюшами» дошли до Берлина и вписали в историю Отечества это эффективное оружие Победы!

...Накануне проведения Игр Олимпиады-80 Валентина Meдведева, удостоившегося к тому времени ордена «Знак Почета», утвердили начальником штаба Управления ГАИ Москвы. Подготовка планов ключевых профессиональных мероприятий, проведение полноценных инструктажей, проверка несения службы и организация транспортного движения в столице – вот каким стал новый крут забот Валентина Васильевича. Безусловно, приходилось ему отныне лично контролировать состояние дорог, заботиться об уличном освещении и установке светофоров. Совместно с Главным архитектурным управлением Москвы ответственные работники УГАИ занимались улучшением организации движения, в том числе добивались строительства дополнительных подземных переходов, возведения автомобильных эстакад и прокладки новых путепроводов. Естественно, все эти материальные затраты окупались сторицей: главное, что обеспе¬чивалась гораздо большая степень безопасности участников дорожного движения, нежели прежде. Да и для проездов специальных автомашин меньше «узких мест» оставалось.

     «Дорожная развязка» Олимпиады-80 показательна в том отношении, что быстрое продвижение автоколонн с участниками Игр было откорректировано едва ли не идеально. Само собой, это была специфическая организация движения, позволившая избежать досадных сбоев и способствовавшая четкому прибытию олимпийцев на спортивные арены. Секрет здесь крайне прост: заранее были определены маршруты следования колонн со спортсменами, а столичные автолюбители и водители государственного транспорта предварительно оповещались о закрытии тех или иных магистралей города.

     Хотя от казусов, наверное, никто не может быть никогда застрахован. Как раз во время проведения Олимпийских игр 1980 года в Москве произошел этот забавный случай: на Кутузовском проспекте два взрослых велосипедиста-иностранца ехали по кромке встречной полосы движения. Спортсмены тотчас были останов¬лены госавтоинспектором, который – для их же личной безопасности – вывернул из велосипедных колес ниппеля. Однако зарубежный тандем обиделся на стража дорожного порядка и подал жалобу организаторам Игр. Медведев был вызван к заместителю министра внутренних дел страны генерал-полковнику Борису Тихонович Шумилину: улыбаясь, он посоветовал начальнику штаба проинструктировать подчиненных, что на Западе – левостороннее движение, поэтому им всегда следует учитывать это обстоятельство. Перейдя на серьезный лад, генерал-полковник внутренней службы Шумилин попросил Валентина Васильевича доложить, какая общая дорожная обстановка сложилась в столице. Внимательно выслушав начальника штаба, заместитель министра внутренних дел согласился, что пока причин для беспокойства нет – разработанный вариант олимпийской «дорожной развязки» всецело оправдывает свою состоятельность.

     Опыт – дело наживное, вот и Валентин Медведев последовательно прошел все ступеньки служебного мастерства. Уделяя немалую толику как рабочего, так и свободного времени своим будущим преемникам, Валентин Васильевич приучал молодых сотрудников к самостоятельности, чтобы они были готовы в любой момент принять неординарное решение, если того требовала какая-то нестандартная ситуация.

     Скажем, как-то член Политбюро спешил на самолет в аэропорт «Внуково», но неожиданно правительственная автомашина «ЗИЛ», в которой ехал один из партийных лидеров, сломалась. Находившийся неподалеку на посту инспектор ГАИ предложил члену Политбюро воспользоваться его видавшим виды служебным автомобилем и, получив согласие, вовремя доставил важного пассажира в международный аэропорт – точно к отправке воздушного лайнера. Между прочим, отличившийся госавтоинспектор позднее был поощрен именными наручными часами.

Пришла пора, и в 1982 году полковник милиции Валентин Медведев подал в отставку, хотя, к слову, мог бы занять генеральскую должность, которую ему прочили. Сослуживцы устроили Валентину Васильевичу трогательные проводы на заслуженный отдых.

     Поверьте, у этого доблестного боевого ветерана, с честью выдержавшего невзгоды военного лихолетья и всевозможные милицейские испытания, состояние души не могло не быть несколько особенным – с профессиональной ностальгией, почти как в небезызвестной песне:

На тот большак, на перекресток
Не надо больше мне уже спешить.
Жить без ГАИ, наверно, просто...
Но как, скажи, мне без ГАИ прожить?!

Ведь после войны это была главная жизненная дорога Валентина Васильевича Медведева – большак его красивой судьбы...


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.