СКЛЕРОЗ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ – произведение участника МТК «Вечная Память!», ветерана Великой Отечественной войны Александра ОГНЁВА в журнале СЕНАТОР
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 
  

 
А вы у нас были?..
      О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTA BENE

«СКЛЕРОЗ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ»


 

Александр ОГНЁВ,
Ветеран Великой Отечественной войны,
член Союза писателей России, Заслуженный деятель науки РФ

Александр ОГНЁВЧтобы как-то оправдать политику, загнавшую Россию в черную яму, правящая элита стремится убедить народ в ущербности советского общественного строя, но с каждым годом ей все труднее становится решать эту пропагандистскую задачу. С.Луконин спросил Д.Гранина: «В одном из своих выступлений вы произнесли знаменательную фразу: «Советское прошлое – Атлантида». …а не может ли так статься, что и наше время, с новой социальной формацией, ожидает судьба Атлантиды?» («ЛГ».№46-47.2004). Мысль об уходе в небытие бесчеловечного ельцинского режима не вызвала у Гранина отклика, он не склонен прямо осуждать его. Но косвенное порицание присутствует в его словах: «Наша советская жизнь ушла, и безвозвратно. Ушла во многом не от разума. Стыдно, что мы ее перечеркнули и оттолкнули от себя». Сам он – активный участник этого процесса. После расстрела Белого Дома газета «Известия» 05.10.1993 г. напечатала обращение Б.Васильева, Г.Бакланова, А.Дементьева, А.Борщаговского, Ю.Нагибина, А.Нуйкина, А.Гельмана, Б.Окуджавы, В.Оскоцкого, А.Приставкина и др., призывавших правительство закрыть оппозиционные газеты и общественные партии. Под этим обращением стояла и подпись Д.Гранина. Но так ли безвозвратно ушло в никуда все, что характеризовало советское прошлое?

 

Директор Института комплексных социальных исследований РАН М.Горшков сообщил, что опросы показали: «Прошлое еще не вернулось к нам в полной мере, но в умах сограждан реставрация происходит невиданными темпами. С 1998 года в два раза увеличилось число тех, кто видит главной задачей страны возрождение «великой державы». А число сторонников создания настоящей рыночной экономики сократилось за тот же период на четверть» («ЛГ».№46-47.2004). Реформаторы жаждут остановить процесс восстановления «прошлого» в умах людей. Для этого они используют освещение событий Великой Отечественной войны. История ее деформировалась в умах многих людей. Учителя нередко внушают школьникам, что подвиги Александра Матросова, Зои Космодемьянской и других героев – миф, их не было. В исследовании В.Батшева «Власов», вышедшем в четырех томах в Германии, возносится генерал Власов, а Зоя Космодемьянская представлена «психически больной школьницей», Александр Матросов – бойцом штрафного батальона и уголовником. В книге «Война… о людских потерях в Великой Отечественной войне» Н.Шаяхметов назвал Зою Космодемьянскую террористкой и писал: «Широкую известность у нас в стране приобрел террорист-разведчик Н.И.Кузнецов». Президент В.Путин пригласил глав западных государств 9 мая приехать в Москву на празднование победы над фашистской Германией. Но около 100 депутатов Европарламента подписали петицию, в которой призывают не праздновать 60-летие Победы 9 мая 2005 г. Глава комиссии парламента Эстонии по иностранным делам в ноябре 2004 г. докатился до того, что объявил: победа СССР над фашизмом – «грубая и циничная ложь». Эстония и Литва отказались приехать в Москву для участия в праздновании 60-летия победы над фашизмом.

Д.Гранин в фильме «Победа. Одна на всех» сказал: «По всем данным, мы войну должны были проиграть». Главным и решающим фактором победы СССР А.Зиновьев назвал «тот социальный строй, который установился после 1917 года». «Комсомольская правда» под заголовком «Украденная победа» опубликовала 5 мая 1990 г. размышления научного сотрудника ИМЛ Г.Бордюкова и обозревателя газеты А.Афанасьева о Великой Отечественной войне. Они писали: «Самый «убойный» аргумент в оправдание созданной в 30-е годы системы – выигранная война. По сути дела, это последний плацдарм, на который отступили с боями сторонники системы. Логика такая: пусть даже Сталин делал все неправильно, но коли его модель общественного устройства обеспечила победу над фашизмом, то уже хотя по одному этому она была целесообразна...» Отечественная война показала огромные преимущества советского строя перед капиталистическим, это подрывает усилия реформаторов очернить суть социалистической системы и политику руководства СССР, и потому они всеми силами пытаются обесценить нашу Победу в глазах людей. Именно в этом заключается ответ на вопрос А.Смирнова: «Почему черный миф о войне получает прописку на главном телеканале страны, им исподволь вводится в массовое сознание? Почему на это тратятся государственные деньги?». Ю.Поляков посчитал, что «!власть кремлевская и власть медийная ставит перед собой совершенно разные задачи и тянут страну в разные стороны» («ЛГ».2004.№37).

Мне кажется, что они поставили перед собой одну и ту же цель: внедрить в сознание людей мысль о том, что наши люди «сражались за Родину, но не за советский социальный строй», что он принес одни неудачи и страдания для народа, виновен в напрасной гибели миллионов людей. Власть и СМИ добиваются того, чтобы мысль о «безвозвратности» советского строя захватила сознание всех людей. В.Путин говорит о любви к России, об уважении к ветеранам войны, власть принимает постановления о патриотическом воспитании, праздновании Дня Победы, чтобы поднять свой образ в глазах населения, а их стратегическая задача – опошление и обесценение Победы – достигается ежедневной ложью на телеканалах, в передачах радио, в школьной пропаганде.

 

ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО ГРАНИНА

Не хочется верить, что Д.Гранин говорил: «Зачем нам нужна была победа? Без нее пили бы сейчас баварское пиво». Может быть, это была не совсем уместная шутка, и она попала в печать в «отредактированном» виде? Но ведь это он вполне серьезно склонился «к мысли, что единая Россия нам больше не нужна».

Такое ужасное суждение многое объясняет в его «странном» поведении, раскрывает то, почему он настойчиво ищет негативное в деятельности советского командования и правительства в годы Великой Отечественной войны. Многое переплелось и, видно, несколько хаотично столкнулось в его сознании. Увидев, в какую зловещую пропасть попал наш народ в результате преступного буржуазного переворота, теперь он начинает понемногу прозревать. Он считает ненормальным, что «наука была отодвинута в нашей стране на третьи роли», осуждает, что профессорам, докторам наук платят «по три-четыре тысячи рублей», низвели их до нищеты, порицает «довольно большую группу литераторов, которая с восторгом доказывала, что советской литературы не было» и признает: «Именно советская литература, советское кино, советский театр, советская музыка оказались наиболее ценными и значимыми в истории русского, и не только русского, мирового искусства. Можно назвать десятки имен, начиная с тех писателей, которые преследовались, тем не менее печатались: Платонов, Паустовский, Пришвин, Булгаков, Шолохов, Олеша, Тынянов, Шкловский, Казаков. Тот же Зощенко. Замечательная поэзия – Ахматова, Маяковский, Твардовский, Слуцкий, Самойлов. …Был Серебряный век в поэзии, но был и Золотой, как ни странно, в советское время – Золотой век в кино, в литературе».

Либеральные пристрастия сказались в словах «как ни странно» и перечислении писателей. Неужели М.Горький, А.Толстой, К.Федин, Л.Леонов, В.Шукшин меньше сделали для русской литературы, чем Тынянов, Шкловский? Из поэтов назван Слуцкий и Самойлов, а Есенин, Исаковский, Рубцов не упомянуты. Почему? Не нравится Гранину патриотическая литература. Он осуждает то, что «сейчас литература отошла от самых мучительных вопросов бытия», что «ее не волнуют вопросы социальные, вопросы протеста»: «Видите ли, – отвечают писатели, – это не дело литературы, мы не вмешиваемся в политику».

Думаю, весьма сомнительный тезис. Нынешней власти выгодно, чтобы писатели не отражали в своих произведениях больные вопросы социальной жизни, стояли как можно дальше от политики. Власти по душе такие, как В.Войнович: он желанный гость на телевидении, потому что в романе «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» он оплевал советскую армию, представил характерным русским воином маленького, с кривыми ногами, глупого и забитого человека.

Т.Артамонова в статье «Победителей судят?» («Тверская газета».25.03.2005) пишет: «Статья А.Огнёва «Антипобеда» всколыхнула память о войне, прочла ее два раза и не во всем согласна с автором». Чтобы доказать верность своего «несогласия», она прибегла к надоевшим лживым мифам. Не возражаю: «надо знать правду и не бояться об этом писать». Правда о войне в моих статьях не устроила хозяев газеты, и они решили устроить суд над «победителями». В своей сумбурной публикации Артамонова повторила надоевшую версию о том, что в конце 1942 г. в штрафбате «на троих дали одну винтовку». Приходится напомнить факты: в 1941 г. было произведено 1570000 штук стрелкового оружия, в 1942 г. – 5910000, а в 1943 г. – 5920000. Без сомнения, 5 миллионов автоматов, винтовок и карабинов удовлетворяли потребности нашей армии в стрелковом оружии. Читаю: «Мой дядя Иван остался навечно под Ржевом. …Жена дяди получила извещение: «Пропал без вести» …Дети никогда не получали пенсию за отца». Мой отец тоже навечно остался где-то в районе Ржева, матери сообщили, что он «пропал без вести». Но пенсию за него семья получала. В недоумении пожимаю плечами, когда читаю: «Старшее поколение помнит, что при поступлении на работу надо было заполнить анкету и ответить на вопрос: «Есть ли среди родственников раскулаченные?» Много раз я и мои родственники поступали на работу, и никогда не задавали нам такого вопроса. Разговор о правде мой оппонент завершил таким пассажем: «…одна уже пожилая женщина как-то воскликнула: «Хорошо было при советской власти: все были бедные, и не было завидно. Как горько! Хорошо, что все были бедные!!! Ужас!»

Видно, у автора этого «ужаса» стерлись способности анализировать факты. Нас ограбили и ввергли в нищету «реформы» Гайдара и Чубайса. В 2003 г. в Государственной думе объявили: «в 1990 г. среднедушевое потребление мяса и маясопродуктов составляло 75 кг, в 2002 г. - 46 кг; в 1990 г. на душу населения потреблялось 386 кг. молока и молокопродуктов, в 2002 г. - 222 кг. Жизненный уровень двух третей нашего населения снизился в два раза, каждый год нас становится меньше почти на миллион человек. Разница в доходах 5% богатых в 100 раз больше, чем у бедных. На 2% богатых россиян приходится более половины всех сбережений, на половину населения – 10%, а у 40% россиян сбережений нет. 30% россиян живут за чертой бедности, а 60% едва сводят концы с концами».

Вот это действительно ужас.

 

О НАШЕЙ ВИНЕ ПЕРЕД ПОЛЬШЕЙ

В.Суворов-Резун писал, что Сталин мог предотвратить мировую войну, для чего ему надо было объявить: Советский Союз станет защищать территорию Польши, как свою собственную. Но он «забыл», что перед этим она приняла участие в подлом разделе Чехословакии, заняла недальновидную антисоветскую политику и высокомерно отказывалась от нашей помощи в случае германской агрессии. Стоит не забывать и то, что в Пакте о ненападении с Польшей, подписанном 26.01.1934 г., были секретные антисоветские статьи, поляки собирались вместе с вермахтом воевать против СССР, желая в награду заполучить Украину. Польский посол в Париже Ю.Лукасевич 25.09.1938 г. сказал американскому послу У.Буллиту: «Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено в том, что в течение трех месяцев русские войска будут полностью разгромлены и Россия не будет более представлять собой даже подобия государства».

Многие кричат о расстреле 24 тысяч польских офицеров летом 1939 года в СССР и требуют от нас искупить эту вину. 3 мая 1943 г. начальник Главного управления пропаганды Хейнрик послал секретную телеграмму немецкому начальству в Краков: «Вчера из Катыни возвратилась часть делегации польского Красного креста. Они привезли гильзы патронов, которыми были расстреляны жертвы Катыни. Оказалось, что это немецкие боеприпасы калибра 7,65 фирмы Геко». Ю.Мухин в книге «Антироссийская подлость» (2003) показал, что расстреляли поляков не весной 1940 г., а осенью 1941 г., когда фашисты уже заняли Катынь. В карманах убитых были найдены документы, датированные 1941 г. Он доказал, что под видом рассекреченных архивных документов преподносят фальшивки. Так, будто бы Особое совещание при НКВД вынесло смертный приговор польским офицерам, исполненный весной 1940 г. Но это совещание получило право принимать такие решения только в ноябре 1941 г. «То, что особое совещание не выносило смертных приговоров до начала войны, подтверждено тысячами подлинных документов, находящихся в архивах» («Правда».№2.2004).

В Катыни и Тверской области сооружены мемориальные комплексы, посвященные погибшим полякам. Но не странно ли: поляки за 60 000 бесследно исчезнувших русских солдат, попавших к ним в плен в 1920 г., никакой ответственности не несут. Только в Тухоли погибли 22 000 пленных красноармейцев. В концлагере в Стшалково в секретном документе за номером 2015/с от 4.05.1921 г. Второй отдел штаба армии приказал: «Руководству лагеря немедленно вернуть в лагерь русских большевистских военнопленных, занятых на сельскохозяйственных работах за пределами лагеря… Возвращению не подлежат трудовые бригады военнопленных, в отношении которых отданы специальные приказы по ликвидации» («ПГ».12.04.2000). 23.03.2005 г. газета «The Financial Times» (Великобритания) сообщила: городской совет Варшавы назвал площадь с круговой развязкой именем Джохара Дудаева, Узнав о решении Касьянова выплачивать деньги репрессированным полякам, Е.Аргин спросил: «Кто выплачивал деньги родственникам 80 000 красноармейцев, пропавших в плен после советско-польской войны в 1920 года? ...Кто выплачивал деньги родственникам тысяч советских солдат-освободителей Польши, которых подло из-за спины убивали местные националисты и им подобные?»

Мы свою вину перед поляками, если она была, искупили хотя бы тем, что потеряли в боях за их освобождение 500 000 человек. Черчилль говорил, что «без русских армий Польша была бы уничтожена, а сама польская нация стерта с лица земли».

 

О БЛОКАДЕ ЛЕНИНГРАДА И БИТВЕ ЗА БЕРЛИН

Георгий Жуков сказал о книге Г.Солсбери «Осада Ленинграда» (1969): «Автор тщательно отобрал и охотно описал самые мрачные, тяжелые и отрицательные факты и эпизоды. В конечном счете создается впечатление бессмысленности и ненужности жертв, принесенных жителями Ленинграда и войсками Ленинградского фронта ради победы. О самой победе книга, по сути дела, не рассказывает. Не раскрывается в ней и значение 900-дневной героической обороны города Ленина для всего хода войны». Сходный путь использовали Даниил Гранин и Николай Сванидзе, когда они на телеканале «Россия» беседовали о шестидесятилетии снятия блокады Ленинграда. Больше всего их занимал не подвиг ленинградцев и его значение для хода войны, а «преступления» советских государственных и военных деятелей, допустивших окружение города и смерть сотен тысяч наших людей от голода. Либералы возмущены тем, что Гранину не присвоили звания почетного гражданина С-Петербурга. Конечно, это несправедливо. Разве это не он пришел к мысли, что «единая Россия нам больше не нужна»? Разве он не заявлял, что Ленинград не стоило защищать? А что ожидало город, если бы он был захвачен врагом? Гитлер намеревался сровнять его «с землей и превратить в чистое поле», жители были бы обречены на уничтожение. Это был не просто очень большой город, крупный промышленный центр, а важнейший стратегический объект, от его судьбы зависело положение Кронштадта, единственной тогда базы нашего Балтийского флота. Если бы мы сдали его, то соединились бы немецкие и финские войска, ухудшилась бы связь между Мурманском и остальной нашей страной. Захват Ленинграда обеспечивал немцам благоприятные условия для взятия Москвы, дал бы им большие военно-стратегические, политические и экономические преимущества, что привело бы к нашим огромным дополнительным потерям.

А.Варламов скорбит о жертвах, которых «могло и не быть» и призвал посчитать потери «при освобождении Европы и штурме Берлина, чтобы поспеть туда раньше союзников и первыми поднять флаг над Рейхстагом». Вслед за ним Артамонова рассуждает: «Почему обязательно взять Берлин надо было к майским праздникам?.. Зачем так много полегло солдат для того, чтобы вооружить знамя Победы над рейхстагом?»

Наше командование не ставило целью взять Берлина обязательно к майским праздникам. К.Симонов в книге «Глазами человека моего поколения» писал о том, как Жуков 30 апреля 1945 г. «позвонил Сталину и сказал, что нам придется еще два дня повозиться с Берлином», и тот сказал: «Не надо спешить там, на фронте. Некуда спешить. Берегите людей. Не надо лишних потерь». Черчилль был сильно раздражен тем, что советские войска участвовали в освобождении Белграда, взяли Будапешт и Вену, ему очень не хотелось, чтобы они взяли Берлин. Генерал Эйзенхауер писал английскому фельдмаршалу Монтгомери: «Ясно, что Берлин является главной целью. По-моему, тот факт, что мы должны сосредоточить всю нашу энергию и силы с целью быстрого броска на Берлин, не вызывает сомнения. Если у меня будет возможность взять Берлин, я его возьму». Немцы не хотели капитулировать перед советскими войсками, стремились затянуть войну, не исключали возникновения конфликта между союзниками, надеялись на то, что продолжающаяся оборона Берлина «может решить успех войны». Чтобы лишить их этой надежды и как можно быстрее закончить войну, нам надо было взять Берлин.

РИА «Новости» сообщили о беседе с доктором исторических наук В. Фалиным, который признал, что он долго не находил однозначного ответа на вопрос: «Оправданы ли были столь высокие жертвы ради взятия Берлина под наш контроль?». Но недавно ему довелось прочитать подлинные британские документы, рассекреченные 5-6 лет назад, сопоставить содержащиеся в них сведения «с данными, с которыми по долгу службы приходилось знакомиться еще в 50-х годах» и многое прояснилось: «За решимостью советской стороны взять Берлин… стояла не в последнюю очередь архиважная задача – предотвратить… авантюру, вынашиваемую британским лидером, не без поддержки влиятельных кругов внутри США, не допустить перерастания Второй мировой войны в Третью мировую, в которой нашими врагами стали бы наши вчерашние союзники». Известно о том, что Черчилль приказал «складировать трофейное немецкое оружие с прицелом на возможное его использование против СССР» и размещать сдававшихся в плен солдат и офицеров Вермахта так, чтоб были сохранены дивизионные структуры. С марта сорок пятого года на Западном фронте немцы всячески стремились удерживать «позиции вдоль всей линии советско-германского противоборства до тех пор, пока виртуальный Западный и реальный Восточный фронт не сомкнутся, и американские и британские войска как бы примут от соединений Вермахта эстафету в отражении «советской угрозы», нависшей над Европой». Была договоренность, что авиация США, Англии и СССР будет в своих операциях придерживаться определенных линий разграничения. А в ночь с 12 на 13 февраля бомбардировщики западных союзников стерли с лица земли Дрезден, затем разрушили многие заводы в Словакии, Австрии и в будущей советской зоне оккупации Германии, чтобы они не достались нам целыми. В инструктаже перед вылетом британских экипажей говорилось: «нужно наглядно продемонстрировать Советам возможности союзнической бомбардировочной авиации». Черчилль задумал «бросить Москве вызов, понуждая подчиниться диктату англосаксов или испытать тяготы еще одной войны». Он приказал срочно готовить операцию «НЕМЫСЛИМОЕ», начало войны намечалось на 1 июля 1945 г.: «В ней должны были принять участие американские, британские, канадские силы, польский экспедиционный корпус и 10-12 немецких дивизий».

Президент Трумэн не поддержал эту идею, американским генералам казалось необходимым продолжать сотрудничество с СССР до капитуляции Японии. «Берлинская операция явилась реакцией на план «НЕМЫСЛИМОЕ», подвиг наших солдат и офицеров при ее проведении был предупреждением Черчиллю и его единомышленникам. …Штурм Берлина, водружение знамени Победы над рейхстагом были не только символом или финальным аккордом войны. И меньше всего пропагандой. Для армии являлось делом принципа войти в логово врага и тем обозначить окончание самой трудной в российской истории войны». Вермахт намеревался устроить в Берлине второй Сталинград. Нашим войскам можно было окружить Берлин и ждать его капитуляции.

Фалин пишет: «Так ли обязательно было водружать флаг на Рейхстаг?.. Тогда свою роль сыграли, по-видимому, соображения стратегического калибра. Западные державы, превращая Дрезден в груду развалин, пугали Москву потенциалом своей бомбардировочной авиации. Сталин наверняка хотел показать инициаторам «Немыслимого» огневую и ударную мощь советских вооруженных сил. С намеком, исход войны решается не в воздухе и на море, а на земле. …Сражение за Берлин отрезвило многие лихие головы и тем самым выполнило свое политическое, психологическое и военное назначение».

 

КТО СОКРУШИЛ НАЦИСТСКУЮ ГЕРМАНИЮ?

Когда Гранину напомнили о том, что «на Западе принижается роль участия во Второй мировой войне Советского Союза, а то и совсем умалчивается», он ответил: «Мы, победители, можем позволить себе быть абсолютно честными». Но разве США потерпели поражение во Второй мировой войне? Почему же они далеки от такой честности? Был ли честным президент Клинтон на праздновании юбилея высадки союзников в Нормандии, поблагодарив Россию «за помощь в победе Америки над Германией»? Они, получается, победили, а мы только помогали им. Немецкий историк Р.Оверманс в книге «Немецкие военные потери во Второй мировой войне» установил, что безвозвратные потери вермахта составили 5 300 000 солдат и офицеров. В боях против западных стран он потерял «лишь 6,4% от своих общих потерь, погибшими».

Были ли честными союзники, когда они сознательно затягивали открытие второго фронта?..

Американский историк У. Кимболл писал, что «после битвы под Курском... стало ясно, что советские войска в состоянии победить Германию и в одиночку». Именно тогда, в августе 1943-го, было принято реальное «решение о создании «Второго фронта», «истинная цель которого заключалась в том, чтобы пресечь или хотя бы существенно ограничить вторжение России в Европу». На Западе не подняли кампании по разоблачению предвоенной американской политики, которая провоцировала японцев напасть на США. 7.11.1941 г. близ американской базы Перл-Харбор, первые выстрелы сделал крейсер США «Уорд», потопив японскую подводную лодку. В США скрывают правду об этом. Там не хотят выставить в невыгодном свете своих военачальников, которые не поняли, что появление перископов близ их базы чревато японским ударом, и не приняли нужных мер для его отражения. У нас неистовые разоблачители поступают иначе. Они всё, что говорит о благородстве и умении советских полководцев, стремятся обойти, а акцентируют внимание на том, что их не красит. Они развенчивают подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне, чернят все, что связано с советской властью. В нынешней обстановке это служит разрушению российской государственности. Они уверяют, что добиваются полной правды о войне. Но правда публикаций связана с общественными позициями автора, с его идеалом, и в итоге – с тем будущем, какого он хочет для России.

Американский историк А. Акселл в статье «Кто и почему не желает признавать победу России во Второй мировой войне» («РГ» 03.12.2004) писал: «Ведь именно героизм российского народа и то огромное число жертв, которые были принесены им на алтарь победы в этой войне, спасли цивилизацию от чумы гитлеровского фашизма. …Однако отдельные европейские деятели, напичканные пропагандой «холодной войны», пытаются фальсифицировать историю, принизить величие победы над нацистской Германией, пользуясь стереотипами образца этой самой «холодной войны» – обвинениями и диффамацией».

 

ОПЯТЬ ЧЕРНЯТ ЖУКОВА

Предатель Резун, присвоивший себе фамилию Суворова, в книге «Тень Победы», изданной в Донецке (2003), представил Жукова бездарным и жестоким самодуром, развратником, мародером. Этот омерзительный опус положительно оценила редакция либерального журнала «Новый мир» (2004.№1). В Польше Суворову присвоили звание профессора, в Болгарии присудили приз Союза журналистов. Б.Соколов в книге «Неизвестный Жуков…» охарактеризовал маршала как бездарного военачальника, который без надобности расстреливал подчиненных, заваливал немцев трупами необученных солдат. Н.Шаяхметов в книге «Война… о людских потерях в Великой Отечественной войне» утверждает, что «наши советские солдаты и офицеры в случае сдачи в плен или отступления уничтожались нашими же войсками всеми наземными и воздушными средствами, т.е. при помощи стрелкового оружия, артиллерии, в т.ч. реактивной, танков, самолетов». Он пишет: «Чем был хорош Жуков для Сталина, так это тем, что его не надо было подталкивать в части расстрелов своих солдат и офицеров»; «Жуков направил советские танки для уничтожения советских войск»…

24.06.2002 г. кандидат исторических наук А.Стрельцов, ветеран войны, опубликовал в газете Республики Башкортостан «Наш выбор» разоблачительную статью об этом фальсификаторе. Тот 28.01.2003 г. подал в суд исковое заявление на автора и редакцию. Он просил признать не соответствующим действительности утверждение о том, что Шаяхметов «власовский последыш» и признать, что «его книга не является клеветой». Трижды назначалось заседание суда, но истец не явился на заседание. Суду пришлось прекратить судебное дело.

Жуков лично не расстрелял ни одного человека, но «были случаи, например, в битве под Москвой, когда за дезертирство, предательство, самовольное оставление боевых позиций» он, по его словам, «отдавал под суд ревтрибунала некоторых командиров». В одном из приказов он требовал «выжечь каленым железом безответственное отношение к сбережению людей, от кого бы оно ни исходило. За потерю людей из-за преступно-халатного отношения к организации боя и боевого обеспечения виновных предавать суду». Во время оборонительных боев под Сталинградом он внушал командирам 1-й гвардейской армии: «…мы воюем второй год, и пора бы уже научиться грамотно воевать… Мы не имеем права губить людей понапрасну и вместе с тем надо сделать все возможное, чтобы… разгромить вражескую группировку». Суровая требовательность Жукова основывалась на высоком нравственном осознании своего долга перед Родиной. Его жесткие решения приближали окончательную победу над врагом и в итоге уменьшали страдания и гибель многих людей.

В июне 45-го в своем обращении к Г.Жукову генерал Д. Эйзенхауэр сказал, что Объединенные Нации обязаны этому великому полководцу больше, нежели любому другому генералу. Он, ставший президентом США, писал: «Я восхищен полководческим дарованием Жукова и его качествами как человека».

 

О ПОРАЖЕНИЯХ И ПОТЕРЯХ

Гранин возмущается: «Мы не публиковали до самых последних лет потери по фронтам, по годам, по полководцам. Тот или иной маршал одержал победу, за которую получал ордена и салюты. Но какой ценой? Это не учитывалось. Правду потерь скрывали…».

Во время войны все правительства воюющих государств стремились уменьшить в сводках свои потери, наше военное командование вряд ли бы разумно поступило, если бы обнародовало полную правду о них. В.Личутин полагает: «Попробуйте писать правду во время войны – и вы сдадите государство врагу». Но сейчас сведения о наших потерях «по фронтам, по годам» опубликованы в книге «Гриф секретности снят» (1993) и ряде других публикаций. Зачем же теперь-то столь эмоционально реагировать на то, что было много лет назад? И плохо, что в отечественной печати часто преувеличивают наши потери и размеры поражений. В 1941 г. в плен к немцам попало 2 миллиона наших солдат, а В.Кардину этого показалось мало: «Лишь в 1941 году Красная Армия потеряла около 3 млн. пленными, убитыми – 1,5 – 2,5 млн.» («МН».№18.2001). Гранин заявил: «Потери первых месяцев войны астрономические – два миллиона сто тридцать тысяч, а в плен попало и пропало без вести за первые полгода два миллиона триста сорок тысяч» («Общая газета».№25.2001). Какая же цель заставила увеличивать наши потери?

Гранин выступил против того, что при разговоре о войне мы «брали только наши победы»: «До последнего времени не говорили о том, что …были блестящие операции противника. Что это были за разгромы наших войск под Киевом, под Харьковом – «харьковский котел»? Крымская операция?» («ЛГ».№46-47.2004). Невозможно оспорить мысль о том, что для патриотического воспитания молодого поколения лучше всего подходят именно наши победы. Надо учитывать то, что после разгрома фашизма США и их союзники навязали нам тяжелую холодную войну. А на войне, как на войне! Почему США не хотят раскрыть правду о своем участии в развязывании Второй мировой войны, о том, как они начали, используя гнусную провокацию, войну против Вьетнама, как растерзали Югославию, устраивают «демократию» в Ираке? А о поражениях Красной Армии «под Киевом, под Харьковом», в Крыму писали Г.Жуков, А.Василевский, И.Конев, К.Рокоссовский, В.Чуйков, С.Штеменко, авторы трудов «История Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», «История Второй мировой войны 1939-1945 гг.» «Советская Военная Энциклопедия», «Великая Отечественная война, 1941-1945: Военно-исторические очерки». О наших неудачах охотно рассуждали зарубежные авторы, в том числе и немецкие генералы К.Типпельскирх, Ф.Гальдер, Э.Манштейн, Г.Гудериан и другие.

 

ОБ АМЕРИКАНСКОЙ ТУШОНКЕ

Разбить Германию нам помогли поставки США и Англии, составившие по артиллерии 2%, по танкам – 10%, самолетам – 12% от того количества, что выпустил СССР. Он получил 375 000 грузовых автомашин, 446 000 металлорежущих станков. Гранин считает, что нам надо шире оповещать «о том, чем и как нам по-настоящему помогли союзники»: «Да, долго не открывали Второго фронта. Но мы ели американскую тушенку, мы пользовались «студебеккерами, мы летали на их самолетах и так далее. Почему мы об этом не пишем в истории войны?»

Пишем, и давно обнародованы данные об их помощи. Но неужели надо подчеркивать это в каждой работе, посвященной войне? За свиную тушенку мы обильно платили своей кровью. Тушенка не могла заменить открытие второго фронта. Цена за нее и реки нашей крови очень разная. Если бы не советские победы, то Англия была бы разгромлена и завоевана, вряд ли устояли бы и США. Это хорошо понимали их правители, и потому их помощь СССР была фактически вынужденной и строго дозированной, такой, чтобы мы могли воевать и отвлекать большую часть немецких войск с Западного фронта, но им очень хотелось, чтобы мы оставались слабым государством. Когда наш народ истекал кровью, когда для нас было очень важно отвлечение какой-то части германских войск с нашего фронта. «Ни Великобритания, ни Соединенные штаты не должны принимать никакого участия в этих событиях, за исключением того, что мы обязаны с пунктуальной точностью обеспечить все поставки, которые мы обещали» – (Черчилль У. Вторая мировая война. Кн.2.1991. С.295).

 

О ГУМАНИЗМЕ И МИЛОСЕРДИИ

Гранин посчитал, что война, «когда мы вступили в Германию, …стала грязной». Либерал Г.Попов, названный генерал-майором Б.Голышевым «ученым невеждой», в ряде статей обнародовал ряд лживых придумок, писал о том, что русские солдаты грабили немцев и повально насиловали женщин при вторжении в Германию. Он перепевает то, что давно муссируется за рубежом. В 2002 г. в Британии появился опус Э. Бивера «Падение Берлина», насыщенный обвинениями по части якобы чинившихся Советской армией злодеяний в Германии после краха гитлеровского режима. Военный историк Британии М. Гастингс в новой книге «Армагеддон» живописует фантастические зверства советских воинов: «В Восточной Пруссии красноармейцы насиловали женщин в таком количестве, что речь явно шла …о стремлении надругаться над целым народом». Чернит нашу армию руководитель мемориального комплекса «Хоэншенхаузен» Х. Кнабе в книге «День освобождения? Конец войны в Восточной Германии» (2005). Не станем отрицать: были случаи недостойного поведения советских солдат в первые месяцы вступления Красной Армии на территорию Германии, но нашему командованию были даны указания пресекать безобразия по отношению к мирному населению, особенно к женщинам и детям. Насильники подлежали суду военного трибунала.

Н.Архангельский на радиостанции «Эхо Москвы», говоря о книге Б. Хазанова «К северу от будущего», заявил, что на немецком лайнере «Вильгельм Густлов», потопленном 30.01.1945 г. подводной лодкой под командованием А. Маринеско, были только мирные беженцы из Восточной Пруссии. Он «забыл» о том, что на нем ехали сотни военных подводников, что атака на него была абсолютно оправданной. Либералы бичуют наше командование за жестокое отношение к немцам. С.Липатов и В.Яременко в статье «Марш через Москву» (НВО.16.07.2004) использовали этот «марш» свыше сорока тысяч немецких военнопленных по улицам Москвы для дискредитации советского режима. 17 июля 1944 г. немцы «шли по улице грязные, завшивленные, оборванные». «Тысячи людей за оцеплением на тротуарах отрепетированно и по команде кричали: «Гитлер капут!» и обильно плевали в колонны». Можно подумать, что тогда сотни тысяч москвичей много раз собирали в клубах и кинотеатрах и проводили репетиции под присмотром НКВД. Если саботажники не сразу в такт кричали «Смерть Гитлеру!», «Смерть фашизму!», то их сразу отправляли на Колыму. Если говорить серьезно, то понятно, что жуткие злодеяния, какие творили у нас оккупанты, не могли не вызвать у советских людей чувства ненависти к ним, и потому «нередко солдаты оцепления применяли силу или угрозу силой при попытке некоторых горячих женщин наброситься с кулаками на участников марша». Авторы сей статьи оценили этот «марш» как «унизительное представление», «спектакль», который «явно не удался». Как понять мотивы такой оценки? «Люди с удивлением смотрели на жалкие остатки того легендарного, непобедимого, всегда победоносного германского вермахта, которые теперь проходили мимо побежденные и оборванные». Немцы хотели захватить Москву и устроить в ней победный парад. Вот и дали им возможность пройти по ней. После этого у нас крепло предчувствие скорой окончательной Победы. На Западе и наши либералы осуждают «издевательства» над немецкими военнопленными и не помнят, что творил враг на нашей земле, забывают о том, что немцы оставляли после себя выжженную землю, уничтожили 16 миллионов мирных советских людей.

«Литгазета» сообщила: «Писатель Даниил Гранин награжден орденом ФРГ «Офицерский крест» за большие заслуги в деле примирения и взаимопонимания между Германией и Россией». Он рад награде, сказал: «Меня награждала другая Германия, с которой мы дружим». Он создал «Общество милосердия», вспомнил эпизод, происшедший в самом начале войны: «Мы наткнулись на немцев – четырех солдат. Видно, что они уставшие, замызганные грязью. Они свалились в кусты и спали. И наш командир, тогда еще ополченцев, сказал: «Не будем стрелять в спящих». Его тогда чуть не отдали под суд». Он полностью на стороне этого командира, исходит из морали современной жизни. Но на войне действуют другие – жестокие законы. Вспомним: германское командование в четыре часа утра 22-го июня 1941 г. внезапно обрушило шквал огня на наших солдат и спящих мирных жителей. Была ли у него жалость? Надо хорошо осознавать то, что эти четыре немецких солдата, выспавшись, будут губить советских людей. В повести Б.Васильева «В списках не значился» молодой офицер Плужников, пожалев, отпустил взятого в плен немецкого солдата, рабочего, отца троих детей, а он потом убил хромоногую беременную Мирру.

 

В ЧЕМ НАША ВИНА ПЕРЕД НЕМЦАМИ?

Сталин 23.02.1942 г. подчеркнул: «Было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством». В начале войны у части советских людей возникли иллюзии о том, что немецкие рабочие и крестьяне не станут поддерживать фашистскую верхушку и перейдут на сторону СССР. В повести Е.Носова «Усвятские шлемоносцы» лектор внушал нашим крестьянам, что «немецкие солдаты, такие же, как и мы с вами, простые труженики», «никак не заинтересованы воевать против нас, своих же братьев», они «повернут штыки против своих хозяев». Война развеяла эти наивные надежды. В августе 1943 г. во время наступления на Ельню мы взяли в плен немецкого ефрейтора. Он, бывший рабочий, согласился с тем, что война для него закончилась, но на вопрос: «Гитлер капут?» не проронил ни слова.

В телефильме «Последний миф» нашим участникам войны рекомендуется признать вину перед немцами. Б.Васильев заявил: «Фашисты – это одно, немцы совсем другое». Другой автор подчеркнул: «Мы воевали не с немецким народом, мы воевали с фашистами и их приспешниками». Сколько было их? Многие миллионы? Были они частью немецкого народа или не были? Иногда пишут, что «очень многие, если не большинство, в немецкой армии, чувствуя несправедливость войны, были нашими врагами по принуждению». Но сущая правда состояла в том, что во время войны подавляющее большинство немцев жаждало победы над СССР. Даже попав в окружение, немецкие солдаты сражались до последней возможности. И это только по принуждению? Фельдмаршал Паулюс, оказавшись у нас в плену, сказал советскому офицеру о Гитлере: «он начал побеждать, и… голоса недовольных стихли. Он пытался сделать Германию великой, и ему это удалось. По крайней мере до начала восточного похода, а это нравилось всем. ….Ваша пропаганда в первые месяцы войны обращалась в своих листовках к немецким рабочим и крестьянам, одетым в солдатские шинели, и призывала их складывать оружие и перебегать в Красную Армию. …Многие ли перешли к вам? …и если хотите знать, кто сильнее всех поддерживает Гитлера, так это именно наши рабочие и крестьяне».

В этих словах есть почва для размышлений.

Уже в первые месяцы войны становилось ясно, что война шла не только между разными социальными системами, между фашизмом и коммунизмом, но и между Германией и Россией. Именно поэтому в 1941 г. выслали немцев Поволжья в Сибирь и Казахстан. Как вели себя другие правительства в сходной ситуации? В США в начале войны почти 120 000 американцев японского происхождения оказались в концлагерях. В Англии в таком же положении очутились 50 000 человек. Можно понять тех, кто осуждает наших руководителей за выселение советских немцев, следовало бы не считать всех их потенциальными сторонниками врага. Но кто мог тогда поручиться, что немцы – в своем большинстве – не стали бы помогать германским войскам? В художественно-документальной книге «Люди с чистой совестью» П.Вершигора писал о немецких колонистах на Украине: «...вероятно, добрая половина их обслуживала немецкую разведку. Колонна наша проходила через хутора, и почти из каждого окна стреляли... Процентов двадцать-тридцать украинского и русского населения, оставшиеся там, были превращены немецкими колонистами... в рабов. Рабы эти с утра до ночи работали в хозяйствах немцев. Все мужское население фольксдейчей было вооружено винтовками, сведено во взводы, роты, батальоны. Оно служило надежным заслоном центральных коммуникаций, идущих через Украину от Полесья».

Во время войны немцы разграбили в России 173 музея, 43 тысячи библиотек, а теперь они ставят вопрос о передаче Германии культурных ценностей, изъятых у нее в счет компенсации потерь, понесенных нашим народом во время войны. Они хотят пересмотреть ее итоги. Немецкий военный историк Рольф-Дитер Мюллер пришел к выводу: для современных немцев «отныне урок Сталинграда звучит не как раньше «Войны не должно быть больше никогда!», а как «Никогда больше не должно быть такой войны», в которой немецкое правительство «загоняет своих солдат в аналогичную фатальную ситуацию» («РГ».22.01.2003).

Значит, победоносная война в умах многих нынешних немцев теперь снова становится возможной. Может быть, нам не стоит об этом забывать? И помнить о том, что в Германии все настойчивее интересуются дальнейшей судьбой Калининградской области.

 

ЗАПАД – РОССИЯ

Гранин сказал: «Есть предубеждение против советской и нынешней России. Его мы зарабатывали 70 лет». Но это «предубеждение» к России было и до Октябрьской революции. А.Акселл, создавший ряд книг о Второй мировой войне, писал в «Российской газете» (03.12.2004): «Западу пора признать, что все эти долгие годы он относился к России несправедливо. …В 1911 году британский эксперт по русской истории и литературе М. Баринг в своей книге «Русские люди» выступил против распространения на Западе «очевидно лживых и абсурдных легенд о России». Многие немцы считали Россию своим врагом, а русских чуждыми, неполноценными людьми. Немецкий историк Р.Рюруп отмечал, что в составленном в мае 1941 г. секретном документе нападение на СССР характеризовалось как «защита европейской культуры от московско-азиатского потока. …Такие взгляды были свойственны даже тем офицерам и солдатам, которые не являлись убежденными или восторженными нацистами. Они также разделяли представления о «вечной борьбе» германцев… о защите европейской культуры от «азиатских орд», о культурном призвании и праве господства немцев на Востоке. Образы врага подобного типа были широко распространены в Германии, они принадлежали к числу «духовных ценностей» (Другая война.1939-1945.1996.С.363). В таких представлениях о России было немало точек соприкосновения с концепцией Черчилля, который в октябре 1942 г., когда СССР был в тяжелейшем положении, утверждал, что Россия, а не Германия является истинным врагом Европы, и писал: «…произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое».

Идеи Гитлера и Черчилля об объединенной Европе, противостоящей России, сейчас форсированно осуществляются, войска США и НАТО вплотную приблизились к нашим усеченным границам. США не пропускают ни одного удобного случая, чтобы ослабить Россию. К сожалению, «наши» либералы-западники, включившись в поношение советской власти и Победы над фашизмом, поддерживают агрессивную политику США, изнутри подрывают устои российской государственности, стали «пятой колонной». Нравственное разложение, тотальная коррупция, потеря чести, совести, долга, уважения к святыням поразили часть народа России, особенно ее правящие кланы.

Доктор исторических наук И.Фроянов писал: «Анализируя события и факты последних десятилетий, прихожу к выводу, что в руководстве нашей страны были и есть люди, заинтересованные в дезинтеграции России». Для них «национальные интересы – пустой звук» («ЛГ».№46-47.2004).


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.