Тамара ОСМИЕВА. «СУДЬБА» – произведение участника МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ» федерального аналитического журнала СЕНАТОР издательского дома ИНТЕРПРЕССА
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

«СУДЬБА»
(повесть)


 

Тамара ОСМИЕВА

Тамара ОСМИЕВА«Воскресенье. Голубое чистое небо, яркое солнце. Пляж гудит, как пчелиный рой. Наши герои, семья Герман тоже отдыхали на пляже.

 

Роман, глава семьи, был симпатичным черноволосым мужчиной 44 лет. Рядом с ним, под зонтом, лежала его жена Ирма. Роман любовался своею женой, он очень ее любил. Ирма почувствовала пристальный взгляд, приоткрыла глаза и улыбнулась мужу. Герман сказал ей:

– Свет, мой солнышко, я просто опьянен твоей красотой. Я тебя очень люблю.

Ирма обняла мужа, и потом, что-то заметила за спиной Романа и шепнула ему, указывая взглядом. Роман увидел свою дочь Катюшу, симпатичную девушку 18 лет. Катюша не видела родителей, она разговаривала с юношей крепкого телосложения, они о чем-то горячо говорили, потом, взявшись за руки, побежали к морю. Роман, хотел встать и проследить за дочерью, как она плывет, но свалился вдруг на песок. Он попытался встать, но не тут то было, на него напали его сыновья близнецы, они пыхтели, старались отца уложить на лопатки, и им это удалось. Усевшись на него, они кричали:

– Сдавайся!

– Сдаюсь, сдаюсь, на милость победителям, проговорил запыхавшийся отец.

–Ура, мы победили! Но они и не собирались отпускать отца из плена.

– Ну, довольно, и так он устал, заметила мать.

Максим и Артур, братья близнецы, им было по 16 лет, улеглись рядом с родителями на песке. Мальчики были почти похожи, но все же разница была, – у Максима глаза были серые и волосы прямые, как у отца, а у Артура глаза голубые, и волосы немного вьющиеся, как у мамы. Ирма убирала рукой песок, который прилип к телу сыновей. Максим сказал:

– Папа, давай купим мороженое,

–Ну, что ж, вот тебе деньги, сбегай и купи, сказал Герман, протягивая деньги.

Но Максим не сдвинулся с места, а только проговорил повелительным голосом:

«Артур, сбегай, купи мороженое!».

Артур улыбнулся, встал, поцеловав маму, побежал за мороженым, киоск стоял рядом. Максим рос, каким то нервным ребенком, часто срывался, требовал больше внимания уделять только ему. И считал себя старше Артура, а Артур в свою очередь никогда не любил спорить с ним, и подчинялся ему, лишь бы Максим не нервничал, он его жалел, и маму, которая всегда огорчалась. Это было всегда, сколько себя помнит Артур. Однажды на их шум и крик в комнату зашла мама, и увидала в комнате пятна крови, разволновалась, а ее сыновья дрались на полу, друг с другом. Мать разняла их, Артур плакал и говорил, всхлипывая:

– Дурак, ему же больно.

А Максим вытирая разбитый нос, но довольный, сказал:

– Нюня, девчонка.

Мать поставила сыновей в угол, и они на перебой стали рассказывать из-за чего у них произошла ссора .

– Я коту отрезал кончик хвоста, сказал Максим, я решил проверить себя, смогу ли я, оказывается, ничего сложного.

А потом засмеялся и сказал:

– Ничего с ним не случится, хвост заживет.

А Артур взволнованным голосом говорил:

– Ты герой над слабыми, которые не могут дать тебе сдачу. Ты просто, трус!

И они опять, наверное, сцепились бы, но тут вошел отец, и, посмотрев на них грозно, сказал, что бы они прошли в его кабинет, и там его подождали. Обнял взволнованную Ирму, сказал:

– А ты не волнуйся, это же мальчишки, я с ними поговорю. Хорошо?

Ирма слышала, как муж о чем-то с сыновьями говорил, что-то им втолковывал. Вот уже скоро будет 20 лет, как они прожили вместе, но ни разу Ирма не слышала, чтобы Герман повышал голос. Из кабинета отца братья вышли в обнимку, подошли к маме и сказали:

– Мама, прости нас, мы больше никогда не будем драться, и поцеловали маму, заглядывая ей в глаза, словно искали там оправдания.

Ночью ребята проснулись от какого-то шума из прихожей. Они выскочили и увидали людей в белых халатах с носилками, на которых лежала их мама. Катя прижавшись к отцу плакала, маму погрузили в машину скорой помощи. Отец сказал, что поедет с мамой, чтобы братья успокоили сестру, он скоро будет. Потом посмотрел на растерявшихся мальчишек и сказал им:

– Я что, не понятно сказал? Вы же мужчины. Не волнуйтесь, будем надеяться на лучшее.

Сон конечно не шел. Они сидели в библиотеке около сестры и думали о маме. У мамы было больное сердце, она всегда принимала лекарство. Утром пришел отец, усталый, взволнованный, он обнял Катюшу и глядя на сыновей, сказал: « Да, дети, дело серьезное, у мамы был инфаркт, врачи сказали, что нужна срочная операция», и продолжил, успокаивая детей: «В данный момент ей стало легче». Катюша опять заплакала. «Ну хватит плакать, иди , приготовь нам завтрак». Катюша ушла все еще всхлипывая, Артур поспешил за сестрой. Чай пили молча, отец о чем-то думал, потом посмотрел на детей и спросил:

Ну, что же будем делать?

Артур и Максим сказали вместе, что маму нужно отправить в санаторий или в какую ни будь лечебницу.

– В дом отдыха, в горы, где чистый воздух, сказала Катрин.

– Нет, сказал отец, вот послушайте, что придумал я. Я думаю, что маму надо отправить в Германию, к ее брату Альфреду. Посмотрел на детей, и спросил:

– Ну, как, Вы со мной согласны»?

Дети посмотрели на отца, потом на Катрин, а Катрин сказала со слезами на глазах:

– Да, но как же мы без мамы, папа? Потом подумала и сказала:

– Я согласна, лишь бы маме было хорошо. И вновь заплакала. Герман подошел к Катрин, обнял ее и сказал:

– Ну что ты девочка, все будет хорошо, сейчас медицина далеко шагнула, так что не волнуйся. Потом посмотрел на сыновей и спросил:

– Ну, а что же вы молчите?

– Да мы согласны, лишь бы маме было хорошо, а мы будем её ждать, потерпим, сказали они дружно. И вот мама дома. И опять все вместе. Герман сказал Ирме:

– Ты, послушай, что мы с детьми посоветовавшись, решили, только не волнуйся, хорошо?

Ирма, подморгнула детям, сказала весело Герману:

– А ну-ка выкладывай, что вы решили там, без меня.

Герман откашлялся и сказал:

– Ты поедешь в Германию к брату, полечишься. Ты же давно не видела брата, соскучилась, сама говорила.

Она посмотрела на него, потом на детей, сказала:

– Нет, родные мои, ни куда я не поеду.

И она положила руку на плечо мужа. Роман посмотрел на нее, потом на детей, и вдруг сказал:

– А знаешь, с тобой поедут Максим и Артур. Ну, что ты на это скажешь?

Он посмотрел на детей, ища в их взгляде поддержку. Ирма дрожащим голосом проговорила, готовая вот-вот перейти в слезы:

– А как же вы без нас, а мы без вас. Нет, нет, я не могу, и заплакала.

Роман сел перед ней на корточки и сказал:

– Ну что ты дорогая, мы, что ли маленькие. Посмотрев на дочь, он сказал:

– Кать, ну скажи ты маме, что эти три месяца пролетят не заметно.

Ирма посмотрела на него и сказала:

– Ну, что ты, Роман. Целых три месяца, да и в мире не спокойно. Нет я не поеду, я буду с вами, и вообще, хватит об этом.

Катюша сказала:

– Мама, мы тебя очень любим и волнуемся о твоем здоровье, мальчишки будут с тобой, а мы с папой вас будем ждать. Будем писать письма, ну мама, и она обняла маму.

– Мама, поехали, каких то три месяца, и опять вместе, сказали сыновья, и обняли маму.

– Прямо какой-то заговор устроили против меня, ну ладно, уговорили. Только на лето, и все.

В Германию отправили телеграмму, что выезжает Ирма с сыновьями, встречайте.

И вот настал день расставания. Роман принес огромный букет красных роз.

Объявили, что до отправки осталось 5 минут. Роман шутил, просил, что бы Ирма не расстраивалась, все будет хорошо, только прошу тебя, не переживай. А мы с Катюшей справимся, и он улыбнулся ей, обнял, поцеловал, и шепнул ей:

– Я тебя очень, очень люблю. Я и сам не вытерплю, больше трех месяцев не видя тебя и сыновей.

Потом сказал сыновьям:

– Ну, родные мои, вы настоящие мужчины, не расстраивайте маму, будьте ей опорой, помогайте ей. Я на вас надеюсь. Не расстраивайте ее.

Он потрепал волосы сыновьям, и громко приказал, шутя, поглядывая на жену,

– Тебя тоже это касается, что бы в августе были дома, как штык. Ясно? А мы с Катюшей будем встречать вас с огромным букетов цветов, а дома будет стоять любимый торт на столе!

Поезд тронулся, Роман с Катюшей махали им с перрона, а Ирма с сыновьями из вагона. Расплакались. Катюша плакала, мальчишки посмотрели на маму, которая тоже плакала, и они тоже расплакались, не сдержали слез. Поезд набирал ход, все быстрее и быстрее. Роман с дочерью долго смотрели в след поезду, который первый раз в их совместной жизни увозил трех ему людей. Сыновья, видя расстроенную маму, прекратили плакать, и стали успокаивать маму. Они показывали ей интересные места, которые мелькали за окном. Ирма вскоре успокоилась, она вспоминала мужа и дочь, но ее успокаивали ее сыновья, которые были рядом с ней, и волнения улеглись. Она вспомнила своего брата Альфреда, он изобретал сельскохозяйственную технику, а иногда и автомобили. Как он встретит ее? Ведь она, вопреки его воли вышла замуж за Романа. Но, все равно, Альфред 7 лет тому назад сам приезжал в гости. Ну, вот и Германия. Максим и Артур смотрели по сторонам, им все было интересно, и все допытывались у мамы:

– Где же их дядя Альфред?

И по маминому взгляду поняли, что она увидала своего брата. Они посмотрели в ту сторону, и увидали мужчину лет 50, лицом похож на маму, и мальчишки сразу поняли, что это их дядя Альфред. Он шел по перрону, широко разведя руками и улыбался. Подойдя ближе, сказал:

– Вот это сюрприз. Не ожидал, не ожидал. Я очень рад.

Потом обнял сестру, и проговорил:

– Ты, сестренка так похожа на нашу маму, ну слов нет.

Так обнявшись, он стоял и говорил с сестрой, а потом, спохватившись, проговорил, как бы извиняясь:

– Как я мог забыть, а где же мои племянники? А братья стояли и смотрели на маму и дядю, и не вмешивались в их разговор. Мама спохватилась, вытирая слезы, и виновато улыбаясь, представила сыновей брату:

– Это Максим, а это Артур.

Альфред пожал им руки, и сказал:

– Я то думал, что дети с тобой маленькие, а тут парни, настоящие мужчины. Только как я их буду различать, где Максим, а где Артур?

– Ну, ничего, разберемся,

Потом скомандовал:

– А теперь штурмуйте чудо техники, которое специально приехало за вами.

Мальчишек долго не надо было говорить, подхватив вещи, они поспешили к сверкающему автомобилю, на который указал дядя. А Альфред с сестрой, взявшись под руку, не спеша, тоже пошли вслед за мальчишками. По пути он поведал сестре об изменениях в родовом замке, что сельхозтехнику и автомобили он теперь изготовляет тоже около своего замка. Все перевез из города, надоела эта городская суета. Посадил в нашей дубовой роще, молодые дубки, почистил пруд, ну одним словом тишина и благодать, тебе сестра понравится, тем более для твоего сердца нужно спокойствие и чистый воздух. Братья уселись сзади и прильнули к окнам, а Ирма впереди, ей было все интересно. Столько изменений. Мимо их машины прошагал строй ребят, неся флаги со свастикой, и что-то выкрикивали.

– Кто это? – поинтересовались мальчики у дяди.

– Это Гитлер юнген, сказал он.

Максим смотрел зачарованно, и дернув за рукав Артура, спросил:

– Тебе нравится, как они шагали красиво, а форма, настоящая военная.

– Нет, – сказал Артур, мне не нравится. И что же в этом хорошего?

– Дурак, ты, смотри, как на них люди обращают внимание.

Они еще бы спорили, наверное, но мама попросила их замолчать. Выехали за город, мимо вспаханных полей, леса, что темнел вдали. Ну, вот и приехали. Машина въехала во двор, засаженный деревьями, кустарниками и цветами. Их уже встречали – жена дяди, фрау Эмма и их сын Эрик. Тетя Эмма довольно милая женщина, с певучим голосом, обняла братьев. А потом Ирму. Внимательно посмотрела на мальчишек, спросила:

– Устали, наверное?

Эрик представился ребятам, сказал, что он их брат Эрик, и повел их на второй этаж, в комнату, которая находилась рядом с его комнатой. Комната ребятам понравилась, это была не комната, а настоящий исторический музей. На камине стояли макеты сельхозтехники и автомобилей, которые выпускал их дядя Альфред. Над камином висели мечи, шпаги, сабли, винтовки.

В углу стояли рыцари в доспехах. Над дверями висел герб их рода. Артур обратил внимание на макеты автомобилей, и взяв один автомобиль стал рассматривать. Эрик спросил его:

– Нравится? Ты разбираешься в технике?

– Немножко – ответил ему Артур.

Эрик сказал:

– Мы теперь вместе будем конструировать, правда?

– Да, конечно.

Максиму было не интересно с Артуром и Эриком, которые говорили о машинах. Он подошел к доспехам, постучал по железу, потом открыл забрало, и сказал:

– Пусто, а я думал, сейчас рыцаря увижу.

Потом снял шпагу и начал отчаянно ею размахивать, как бы сражаясь с не виданным противником и, довольный своим действием, подзадоривал Артура и Эрика:

– Да поставьте вы эти игрушки. Я вас вызываю на поединок.

Эрик отдал макет Артуру и сказал:

– Я принимаю ваш вызов.

И вооружившись шпагой, они сошлись в середине комнаты, и поединок начался…»


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.