Евгений НОВИКОВ. «ГАЛЕРЕЯ» – произведение участника МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ» федерального аналитического журнала СЕНАТОР издательского дома «ИНТЕРПРЕССА»
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 
  

 
А вы у нас были?..
      О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTA BENE

«ГАЛЕРЕЯ»


 

Евгений НОВИКОВ

Евгений НОВИКОВВторая мировая война самая большая катастрофа в истории человечества. Ведь даже во время Библейского Потопа не погибло столько людей и не пропало столько культурно-духовных ценностей, сколько во время этой – Второй мировой.

Группа солдат наступающей Красной Армии в перерыве между боями волей случая оказалась на одном из немецких кладбищ. С интересом смотрел на надгробия немецких могил один из этих бойцов Евгений Федоров.

Ему запомнилась русская фамилия на немецком надгробии: Богданов-Бельский.

 

…Жители села Татьево, что в Оленинском районе Тверской области до сих пор спорят, чьи именно предки изображены на картине «Устный счет» пера художника Богданова-Бельского. Ведь прототипами персонажей этой картины послужили жители села Татьево, бывшего имения министра просвещения Российской империи, где и работал Богданов-Бельский.

Сам художник был потомком крепостных крестьян, но тогдашний министр, разглядев в юноше талант, покровительствовал ему, дал возможность выучиться.

Волею судеб Богданов-Бельский оказался в Прибалтике в конце тридцатых годов прошлого века и переехал в Германию незадолго до того, как в Прибалтику вошли войска Красной Армии.

Надгробие над могилой этого художника и увидел солдат Красной Армии Евгений Федоров. А фамилия художника-земляка неожиданно снова всплыла в его памяти уже после войны, когда Федоров начал служить в органах госбезопасности и расследовать преступления военных лет.

Картина художника Богданова-Бельского БЫВШИЕ ТОВАРИЩИ

 

СИСТЕМА МОДЕЛЯ

Калинин был захвачен 14 октября 1941 года. Немцы, двигаясь на Москву со стороны Старицы, вошли в город почти без боя. По сути, столицу Верхневолжского края взял немецкий майор во главе небольшого отряда солдат.

В Калинин прибывали немецкие части и уходили на штурм Москвы.

Художественные ценности, хранившиеся в Путевом Дворце, здании Дворца пионеров и подвалах Горкомхоза на площади Ленина, стали растекаться, как мороженое на солнце.

Сентиментальное мясорубство (в качестве отступления)

Вот удивительный пример: известный немецкий военачальник Модель, любимец Гитлера, посещая Ржев во время кровопролитнейших боев там, пожелал охотиться на тетеревов.

Под водительством русского лесника он с группой немецких офицеров забрался в глухой лес, где должны были токовать тетерева. Модель занял позицию, приготовился, но не стал стрелять, когда тетерева слетелись на ток. Жалко стало ему живых поющих птиц. А при этом подо Ржевом кипело самое, пожалуй, кровопролитное за всю историю войны сражение. И Модель тогда дирижировал этим сражением…

В разграблении культурного наследия, хранившегося тогда в Калинине, немцы поступали, как-то по-моделевски. Нет, оккупанты не занимались прямым грабежом, не устраивали бессмысленные погромы. У них во всем была система.

Система Моделя (продолжение)

Солдаты и офицеры вермахта обустраивались в захваченном Калинине. В здании бывшего дворянского собрания на Советской улице был создан немецкий офицерский клуб. Чтобы его облагородить, из Калининской картинной галереи были взяты картины.

Сколько именно картин, и куда они «ушли» из этого клуба, теперь можно только предполагать.

Немало работ забрал из Калининской галереи и командир 129-ой пехотной дивизии ценитель изящных искусств генерал-майор Ретау.

В картинную галерею часто наведывался и командир 161 пехотной дивизии генерал Рекке. У него был личный переводчик Петер в немецкой форме, но без знаков различия. С большой долей уверенности можно полагать, что этим переводчиком был внук известного русского художника Константина Маковского. Неисповедимы пути Господни, и причудливы людские судьбы. В свое время дочь Маковского вышла замуж за немецкого скульптора, родила сына Петера.

И во время войны Петер (а может, правильнее сказать, Петр), в котором текла кровь русского художника и немецкого скульптора, помогал немецкому генералу выбирать картины из русской галереи. Художественные предпочтения генерала Рекке неизвестны - не исключено, что его интересовали, прежде всего, работы европейских мастеров – но известно, что Рекке вывез из Калининской галереи порядка пятидесяти полотен. Известно также, что в числе этих картин была и работа того самого Богданова-Бельского: «Крестьянин с цигаркой».

Изымал картины из Калининской галереи и тогдашний бургомистр города Ясинский. Родом он был из Сибири, в свое время воевал в колчаковской армии против красных, награжден английским орденом.

Во время оккупации Калинина бургомистр Ясинский жил на проспекте Чайковского (в доме, где теперь располагается стоматологическая клиника, напротив училища культуры и искусства).

В семье бургомистра в то время жил соседский мальчик, оставшийся без родителей. Ясинский взял его к себе в дом из жалости. Мальчик, которому сейчас уже за семьдесят, и поныне живет в Твери. Конечно, он видел, похищенные из Калининской галереи картины. Но радовался тогда куску хлеба, а эстетические предпочтения внезапного своего приемного отца мальчика вовсе не интересовали. Какие картины увез Ясинский на грузовике и легковой машине во время отступления немецких войск, он не помнит.

 

ОСОБАЯ ТЕМА

Из картинной галереи получал ценности и православный священник Ратмиров. В основном это была церковная утварь, которую Ратмиров передавал в Храмы. Ратмиров был прикрытием для двух разведчиков, которое Советское командование заслало в Калинин. Предполагалось, что Гитлер в случае захвата немцами Москвы, будет проезжать здесь.

Засланные в город разведчики, по замыслу нашего командования, должны были в этом случае уничтожить фюрера. Любым способом и любой ценой.

Поэтому можно сказать, что священник Ратмиров был в группе камикадзе, а пока Гитлер собирался (или не собирался) приехать в Калинин, совершал церковные службы, и возвращал в Храмы ценности, отнятые у них Советской властью.

Когда говорят пушки, Музы молчат.

Наверное, это выражение не совсем точное. Наверное, правильнее сказать, что Музы помалкивают, когда говорят пушки. Для такой поправки есть аргументы. Например, такие.

Во время оккупации Калинина в нем осталось несколько местных художников. Помимо выполнения всяческих оформительских работ (изготовление вывесок, объявлений, указателей), они, бывало, занимались и творчеством.

И хотя художественная ценность этих работ не была велика, их тоже вывезли в Германию. Ведь на полотнах был изображен Гитлер и другие деятели третьего Рейха.

Эти работы не экспонируются в Западных галереях, не выставляются на аукционах, и о возвращении их в Россию никто не поднимает вопроса.

Надо полагать, Музы помалкивали или вовсе отворачивались в сторону, когда художники писали эти портреты.

Историческая справка

Именно на Калининском фронте впервые в истории Великой Отечественной войны были созданы своего рода бригады художников. Они отправлялись на передовую вместе с нашей пехотой, где в окопах под огнем делали эскизы и наброски будущих живописных полотен о войне.

Эти работы художников экспонируются сейчас на различных выставках, в галереях.

 

ЖИЛ-БЫЛ ХУДОЖНИК ОДИН

Фамилия его была Сверчков. До войны он работал в Калининском драмтеатре, создавал декорации для спектаклей, баловался пейзажами и натюрмортами. Когда пришли немцы, стал начальником в городской полиции. Насколько хороши были довоенные театральные декорации Сверчкова, история умалчивает, а вот то, что полицейский из него получился хороший, - об этом свидетельствуют протоколы допросов.

Правда, протоколы допросов не самого Сверчкова. Вместе с отступавшими немцами он бежал из города в декабре 1941 года. Но в 1942 году экс-художник и экс-полицейский Сверчков вновь вернулся в Калинин. По заданию немецкой разведки узнавал, какова обстановка в городе. Вероятно, немцы полагали, что вновь сумеют захватить Калинин.

Наскоро почерпнув эти сведения из общения с актрисой драмтеатра, изумленной появлением бывшего своего коллеги, снова скрылся.

И всплыл Сверчков в 1945 году, как организатор русского драматического театра в австрийском Зальцбурге. Этого театра, вероятно, уже не существует, но отрадно лишь одно в истории жизни Сверчкова: художник победил в нем полицейского.

Правда, это, скорее, все-таки заслуга не самого Сверчкова. А поворота колеса истории к мирной жизни.

Жил-был художник другой.

Фамилия его была Бибиков. Тоже служил во время оккупации Калинина в полиции. Бежал с немцами из города в декабре 1941 года. В родной город, в отличие от Сверчкова, уже никогда больше не возвращался и театр в Европе не организовал. Был убит нашими же военнопленными в немецком лагере, где под видом обычного заключенного пытался скрыться от наступающей Красной Армии.

 

...И ИСКУССТВОВЕД

Юренев. До войны занимался вопросами просвещения и культуры, во время немецкой оккупации курировал картинную галерею. Выдавал по требованию немцев полотна, взамен получил справки об изъятии этих полотен. (Эти справки до сих пор не найдены)

После освобождения Калинина арестован чекистами. Потом жил в Бухаре, стал признанным специалистом по искусству Средней Азии.

Три русских провинциала, чьи жизни оказались связанными с искусством в военное время. Три судьбы.

И еще про одну судьбу. Судьбу того самого немецкого майора, с небольшой группой солдат, первым вошедшим в Калинин 14 октября 1941 года.

Майор погиб в бою на Торжокском направлении. По сведениям из некоторых источников сначала был погребен немцами в центре Калинина, после освобождения города его прах вместе с останками других погибших немецких солдат был вывезен и захоронен в неизвестном месте…

 

ГЕНЕРАЛЬСКИЕ РАСКЛАДЫ

По иному сложилась жизнь бургомистра Ясинского. Военные будни не могли остудить его интерес к искусству. Известно, что еще во время войны в Гродно прошла выставка живописи, одним из инициаторов которой был Ясинский. Некий художник Малец представил на этой выставке его портрет. Ясинский изображен на нем в военной форме и с английским орденом, который получил еще в Колчаковской армии. Этот портрет был признан одним из лучших, и художник получил за него награду 5000 рублей.

Ясинский же продолжал служить немцам, дослужился до звания полковника, после разгрома фашистских войск сумел эмигрировать в Австралию, где спустя годы тихо скончался. Где картины, вывезенные бургомистром из России, никто не знает.

…Два месяца спустя за поражение немецких войск под Калинином, Рекке был понижен в должности, но вскоре восстановлен в ней и даже награжден.

А картинами из Калининской галереи теперь любуются в своих имениях потомки немецкого генерала. Или же эти работы пошли с молотка на каком-нибудь аукционе. Впрочем, с такой же долей уверенности, можно предположить, что эти картины вновь оказались после войны в СССР вместе с другими предметами искусства, вывезенными с 1945 по 1948 г. из поверженной Германии.

Неизвестно, где находятся и полотна, похищенные командиром 129 пехотной дивизии генерал-майором Ретау.

Тут уместно указать на одну интересную деталь: ни один из крупных советских военачальников того времени не вывез из поверженной Германии ни одного музейного экспоната в свою личную коллекцию.

 

ТРАВМЫ, НЕСОВМЕСТИМЫЕ С ЖИЗНЬЮ

По-разному утрачивалось культурное наследие народа. И до войны, и во время ее. Похищали не только немцы. Так, после освобождения Калинина была арестована одна из работниц картинной галереи. При обыске у нее дома были изъяты разные музейные экспонаты, в том числе и полотна из галереи.

До сих пор «ценители» искусства колесят по тверским селам. Их уловом становятся иконы, картины, музейные экспонаты.

И время от времени такие находки всплывают на международных аукционах.

Специально созданная комиссия определила, что ущерб, нанесенный Российской культуре в ходе Второй мировой войны, составляет не менее 140 млрд. золотых рублей царской чеканки. Вопросы возврата культурных ценностей до сих пор остаются одними из самых болезненных в отношениях России и Германии. Немецкая сторона заявляет, что у нас хранится порядка 250 тысяч вещей, подпадающих под понятие «перемещенные ценности», и они должны вернуться в Германию. При этом сами же немцы посчитали, что за годы войны ими из России было вывезено около полумиллиона единиц музейных ценностей.

У каждой из заинтересованных сторон есть своя логика. Впрочем, логика – логикой, но надо взять за основу тот непреложный факт, что именно наша страна больше любой другой пострадала во время Второй мировой войны. А потери нашей культуры, если применить медицинскую терминологию к этой ситуации, следовало бы назвать травмами несовместимыми с жизнью.

Сейчас многие специалисты высказываются за то, чтобы вопросы, связанные с реституцией следует «заморозить» до лучших времен. Жизнь сама все расставит на свои места. Мир сейчас открыт, люди разных стран могут беспрепятственно ездить по нему и любоваться произведениями искусства, хоть в российских, хоть в немецких галереях.

Что ж, при решении столь тонких вопросов, как вопросы репатриации, и в самом деле не следует спешить.

Но речь идет и о другом. Во время войны в нашей стране были утрачены не только творения великих мастеров прошлого, но и целый культурный слой. То, что являлось основой духовной жизни народа, без чего немыслимо его полноценное возрождение: сожжены или разворованы библиотеки, театры, музеи, художественные галереи.

Калинин пострадал больше, чем многие другие, захваченные немцами города, и поэтому был включен в правительственный список пятнадцати старинных русских городов, требующих первоочередного восстановления.

По словам директора Тверской областной картинной галереи Татьяны Куюкиной, количество произведений, утраченных в результате оккупации, исчисляется тысячами. Когда наши войска с боями подходили к городу, немцы уже не церемонились с музейными и галерейными экспонатами.

После отступления немцев искусствоведы и музейные работники нашли хранилища культурных ценностей разоренными и основательно разграбленными: везде следы немецких сапог, разбитые рамы картин, разорванные полотна, растоптанные перламутровые изделия и уникальные работы из слоновой кости.

Вот лишь краткий перечень пропаж из Калининской картинной галереи: работы Левитана, Кустодиева, Бялыницкого-Бируля, Сороки, Дубовского, Поленова, Ционглинского, Рылова, Савицкого, сотни работ известных европейских мастеров разных эпох и школ.

Расхищены Древнерусские иконы, дворцовое прикладное искусство (в частности предметы, принадлежавшие императорской семье, в том числе уникальный барельеф Екатерины II из слоновой кости), множество скульптур, дворцовая мебель.

Стоимость похищенных ценностей исчисляется астрономическими цифрами. Но главная утрата в другом: у нас мало осталось культурно-эстетических эталонов, по которым жили наши предки, значит, потеряна часть нашей памяти.

У войны есть особое свойство. Она разрывает связь времен. И это стало самой большой потерей послевоенных поколений.

P.S. «Кто не уважает усопших, тот не любит и живущих». Такой эпиграф предпослал своей новой книге исследователь событий Великой Отечественной войны, полковник КГБ в отставке Евгений Федоров.

«Кто не озабочен утратой культурных ценностей прошлого, тот равнодушен и к ценностям настоящего». Эта фраза приличествует эпиграфу статьи о репатриации культурных ценностей в Россию. Но не вина автора, что эпиграф оказался в постскриптуме.

И надежда, что в Тверь вернутся похищенные во время Второй мировой войны ценности, что прерванная связь времен будет восстановлена, все-таки остается. Хотя бы и в постскриптуме.

 

При подготовке публикации автор использовал материалы, предоставленные полковником КГБ в отставке Евгением Степановичем Федоровым.


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.