Гамэр БАУТДИНОВ. «МЫ БИЛИ ФАШИСТОВ В ИТАЛИИ» – произведение участника МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ» федерального журнала СЕНАТОР издательского дома ИНТЕРПРЕССА
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 
  

 
А вы у нас были?..
      О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTA BENE

«МЫ БИЛИ ФАШИСТОВ В ИТАЛИИ»


 

Гамэр БАУТДИНОВ

Рим, 4-6 июня 1944 года…

Накануне итальянскую столицу покинули немецкие оккупанты, и вот теперь в Вечный город входят англо-американские союзники. Их бурно приветствует местное население. Пришедшие с городских окраин люди рассказывают, что вот-вот в город войдут и части Красной Армии. И однажды, действительно, среди толпы ликующих римлян появляется красное знамя. Его гордо несёт группа из нескольких десятков человек, добравшихся в центр города с дальнего конца улицы Номентана, где находится посольство Таиланда.

Но что это? Не задерживаясь, эта группа направляется прямо в Ватикан, вызвав ещё большее удивление у служителей культа. Происходит обмен мнениями у входа в святая святых католической церкви, и группу приглашают к самому папе Пию XII.

 

Да, именно так узнал Рим о том, что в трудные военные годы, прямо под носом сначала итальянских фашистов, а затем гитлеровских оккупантов здесь действовала подпольная группа, в которую входили советские партизаны и патриоты-эмигранты. Среди последних были, в частности, живший в Риме князь Василий Сумбатов, священник католического колледжа «Руссикум» Дорофей Бесчастный, переехавший из Югославии в Италию Илья Толстой и другие. А координатором совместных действий этой группы с итальянскими антифашистами был Алексей Флейшер. Потомок кубанских казаков, оказавшихся в эмиграции ещё в 1920 году, он в 1942 году из Югославии перебрался в Италию и с помощью Сумбатовых устроился мажордомом на вилле Тай, как до сих пор называют таиландское посольство в Риме. Здесь и в близлежащих городках и селениях Флейшер установил связи с итальянскими подпольщиками и совместно с ними вышел на тех советских людей, которые в годы войны попали на территорию Италии в качестве военнопленных.

Дело в том, что когда лагеря для пленных в самой Германии оказались переполненными, Гитлер по договорённости с Муссолини принял решение о направлении значительной части заключённых в Италию. Большинство их было сосредоточено на Севере страны, но некоторые группы перебросили на Юг. Одна из таких групп находилась в Монтеротондо, небольшом селении недалеко от Рима. Вот здесь Флейшер вместе с итальянскими партизанами и организовал первый побег советских военнопленных, который состоялся 24 октября 1943 года. Затем последовали другие подобные акции. Людей прятали на вилле Тай, в других местах Рима, а также в окрестных селениях. Абсолютное большинство освобождённых влилось в итальянское движение Сопротивления, и в его рядах советские люди сражались бок о бок с итальянскими патриотами. Алексей Коляскин, Анатолий Тарасенко, Василий Скороходов, Михаил Касьян и многие другие (в общей сложности более 180 человек) приняли самое активное участие в боевых действиях против гитлеровцев на римской земле.

Всего же на территории Италии в годы войны сражалось более пяти тысяч советских граждан, из которых каждый десятый отдал свою жизнь за свободу, независимость и будущее итальянского народа. И если в первые годы войны борьба велась против итальянских фашистов-чернорубашечников, то со второй половины 1943 года основным противником партизан стали гитлеровские войска.

…Это произошло вследствие кардинальных изменений в политическом руководстве Италии. Эхо Сталинградской битвы и разгром восьмой итальянской экспедиционной армии АРМИР на Дону оказали настолько мощное влияние на политику страны, что от фашистского диктатора Муссолини отвернулись его ближайшие соратники. И 25 июля дуче был лишён власти и арестован, а 8 сентября того же года новое правительство Италии объявило о своём нейтралитете в войне. Тогда же на её территорию, вплоть до Рима и Неаполя, вторглись войска немецкого вермахта. Сам Муссолини был освобождён гитлеровскими молодчиками во главе с Отто Скорцени. Дуче вывезли на Север Италии, и Гитлер назначил его главой марионеточной «Итальянской социальной республики» или, как чаще называли её, Республики Сало (по названию селения на озере Гарда, где находилась ставка Муссолини).

Всё это предопределило стратегию и тактику движения Сопротивления в Италии, ставшего, пожалуй, наиболее массовым и сильным в Западной Европе. Тем более большего уважения заслуживает тот вклад, который внесли в борьбу итальянского народа против гитлеровцев её советские участники. Они сражались практически во всех итальянских областях, занятых немцами. Наибольшее число советских партизан – свыше 1600 – действовало в Тоскане, лежащей в Центральной Италии, к югу от Апеннинского хребта. Примерно тысяча из них оказалась на территории тосканской провинции Гроссето, но они не бежали из лагерей. Их насильно завербовали в немецкую армию, и при первой возможности они покинули её ряды, захватив и оружие. Перейдя на сторону итальянских партизан, они храбро действовали во многих совместных операциях, позже приняв участие в освобождении Флоренции, главного города этой области.

Здесь, на тосканской земле, совершил героический подвиг 19-летний Николай Буянов, один из четырёх советских людей, ставших национальными героями Италии, кстати, единственными иностранцами, заслужившими это высокое звание. Родом он был из украинского города Могилёв-Подольского Винницкой области. В годы войны юный Николай стал свидетелем зверств гитлеровцев у себя на родине, когда погибла его семья, а сам он оказался в плену у немцев. Вместе с другими советскими пленными его направили в лагерь в итальянском селении Сан Джованни Вальдарно, в провинции Ареццо. Здесь его использовали на тяжёлых физических работах. Четырежды он пытался бежать, и, наконец, пятый побег, совершённый при помощи итальянских патриотов, оказался удачным.

Буянов сразу же включился в борьбу против гитлеровцев, мужественно сражаясь в составе партизанской роты «Киатти», входившей в бригаду «Синигалья». 8 июля 1944 года рота в составе 60 бойцов была окружена немцами. В это время Николай оказался вне этой зоны. Тем не менее он бросился на помощь своим итальянским товарищам и, приблизившись на максимальное расстояние к кольцу окружения, открыл пулемётный огонь по противнику. В результате была пробита брешь, что дало возможность партизанам скрыться, а также предотвратить запланированную гитлеровцами облаву на мирных жителей. Сам Буянов отстреливался до последнего патрона, и, тяжело раненного, немцы застрелили его.

Этот подвиг был назван итальянцами примером «блистательного и подлинного героизма», «стойкой и решительной воли к высшему самопожертвованию». Николай Буянов был посмертно награждён Золотой медалью «За воинскую доблесть», что равносильно званию национального героя Италии.

Между тем войска союзников при поддержке партизанских отрядов постепенно теснили гитлеровцев, пока осенью 1944 года фронт не стабилизировался вдоль «Готической линии». Так называлась линия обороны немцев, проходившая по Апеннинскому хребту от городов Масса и Каррара на Тирренском море до Римини на Адриатике. Но в тылу у немцев, на Севере Италии, борьба продолжалась. Партизаны действовали во всех северных областях и провинциях. Они координировали свои действия, совершенствовали формы организации сил, не давая передышки противнику, проводили смелые операции по уничтожению врага, выводили из строя коммуникации, захватывали арсеналы оружия, освобождали пленников, защищали местное население от зверств гитлеровцев. В этой борьбе участвовали не только отдельные партизанские отряды, но и создавались целые бригады и дивизии, и многие из них носили звание «гарибальдийских» в честь великого сына Италии Джузеппе Гарибальди. Это было настоящее движение Сопротивления гитлеровским оккупантам, в котором принимали участие люди разных политических воззрений – от коммунистов и социалистов до христианских демократов, движение, которое опиралось на помощь и поддержку местного населения, в свою очередь испытывавшего все тяготы военного времени.

Особого размаха партизанская борьба достигла в области Эмилия-Романья (главный город – Болонья), где сражалось примерно 900 советских граждан. Здесь традиционно были сильны левые настроения. И тем яростней становились репрессии со стороны гитлеровцев, жертвой которых оказывалось зачастую местное население. Именно в этой области, в селении Марцаботто, они устроили итальянскую Хатынь, уничтожив около двух тысяч мирных жителей. Символом движения Сопротивления в этой области стал подвиг семьи Черви. Все семь сыновей главы семейства, «папы Черви», как он вошёл в историю, поднялись как один на борьбу против местных чернорубашечников и гитлеровских оккупантов. В конце декабря 1943 года все они были казнены, но у папы Черви оказался «восьмой сын».

Так называли советского партизана Анатолия Тарасова, которого арестовали вместе с сыновьями Черви, но которому удалось бежать, и он продолжил борьбу против общего врага. В этот период наметилась ещё одна тенденция в участии советских людей в итальянском движении Сопротивления. В определённых районах страны их численность достигала такого уровня, что поднимался вопрос о создании отдельных «русских» или «советских» подразделений. В этом отношении характерен как раз пример Эмилии-Романьи, где вначале была создана подобная рота Сергея Сорокина, лейтенанта Советской Армии, а затем батальоны Владимира Переладова и Виктора Пирогова, который прежде сражался в отряде одного из сыновей Черви. Особенно ярко героизм батальона Переладова проявился летом 1944 года в боях за «Республику Монтефиорино». Так назывался обширный район в провинции Модена, который был освобождён партизанами от немцев и стал своего рода символом стремления итальянцев к свободе и независимости.

Не менее упорной была борьба против оккупантов в соседних областях – в Лигурии, где сражалось около 400 советских партизан, Пьемонте (свыше 700), Ломбардии (около 400) и Тривенето (в общей сложности около 700) – таково общее название трёх областей, «Трёх Венеций», в северо-восточной части Италии. С Лигурией связан подвиг ещё одного национального героя Италии – Фёдора Полетаева. Его довоенная биография ничем особенно не примечательна, скорее всего она характерна для многих сверстников Полетаева. Он родился в 1909 году в крестьянской семье в деревне Катино на Рязанщине. Начал работать на торфяных разработках в подмосковном Павловском Посаде, а затем вернулся к сельскому труду, работая кузнецом, женился, растил четырёх детей. В 1941 году был призван в армию, сражался под Харьковом, но в донских степях попал в плен и… оказался на Апеннинах. После того, как Полетаеву вместе с другими одиннадцатью заключёнными удалось бежать из неволи, он примкнул в итальянским партизанам и влился в состав отряда «Франки».

Свой героический подвиг Полетаев совершил 2 февраля 1945 года. Тогда близ селения Канталупо Лигуре разгорелся жаркий бой. Когда около 50 немецких солдат заняли селение, партизаны подтянули дополнительные силы, надеясь устроить засаду и разбить противника. Но лучше вооружённые гитлеровцы не стали отсиживаться в обороне и яростно сопротивлялись, между тем как силы партизан таяли. И тогда из партизанской цепи поднялся с автоматом в руках Полетаев, «гигант Фёдор», как называли его итальянцы. Он стремительно выскочил на дорогу и открыл огонь по противнику. Его поддержали боевые товарищи, и ошеломлённые немцы стали сдаваться в плен. Но одна из последних пуль сразила насмерть Фёдора. Его подвиг был отмечен в 1947 году итальянской Золотой медалью «За воинскую доблесть», а позже Фёдору Полетаеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Правда, первоначально в итальянских документах он значился как Фёдор Поэтан, но установить истину помог писатель Сергей Смирнов, много сделавший для восстановления доброго имени участников войны, начиная с героев Брестской крепости. Позже прах Полетаева перенесли на Монументальное кладбище Генуи, где его именем была названа одна из улиц города.

Название этого города связано ещё с одним подвигом советских людей. В канун отступления гитлеровцы заминировали Генуэзский порт, являющийся одним из крупнейших в Средиземноморье. Это стало известно итальянским партизанам, и они вместе с большой группой своих советских товарищей сумели предотвратить возможную катастрофу.

Пусть не удивляется читатель, что так часто мы используем слово «советский». Ведь в Италии действительно сражались представители самых разных национальностей страны, которая и называлась Советским Союзом. Помимо русских, это были украинцы, белорусы, татары, башкиры, грузины, армяне, азербайджанцы, узбеки, туркмены, представители других народов Кавказа и Средней Азии. Война сплотила этих людей, хотя в прошлом у них или их родителей могли быть какие-то обиды на Советскую власть. И теперь, сражаясь за освобождение Италии, они защищали в то же время и свою страну, продолжавшую битву против гитлеровского вермахта.

В ряде случаев их боевыми товарищами, помимо итальянцев, оказывались граждане из других стран порабощённой Европы: чехи, словаки, югославы… Так, в Пьемонте, в провинции Новара, где действовало примерно 300 советских граждан, немцы кинули на борьбу с партизанами подразделения, принудительно сформированные из грузин и чехословаков. Но едва прибыв на место назначения, большинство из них с оружием в руках перешло на сторону партизан и приняло участие в борьбе против гитлеровцев и чернорубашечников. В этих краях сражались и другие советские люди, и многие из них в октябре 1944 года приняли участие в ожесточённых боях при защите ещё одной зоны, свободной от врага, – «Республики Оссола».

В боевых действиях в провинции Новара особо отличилась гарибальдийская бригада «Ремо Сервадеи», и в одном из её подразделений, в батальоне «Пеппино» сражался Форе Мосулишвили, ставший ещё одним национальным героем Италии. Он родился в 1916 году в одном из сёл восточной Грузии, учился в сельскохозяйственном техникуме, работал в колхозе, пока в 1939 году не был призван в армию. С началом войны принял участие в боях против наступавших гитлеровцев в Прибалтике. Однако сержант Мосулишвили был тяжело ранен и попал в плен. В начале 1944 он был перевезён на территорию Италии, где его переводили из лагеря в лагерь. Наконец под Новарой вместе с 70 соотечественниками ему удалось бежать, и Форе примкнул к итальянским партизанам.

Автору этих строк довелось слышать рассказ Чиро Москателли, одного из известных партизанских командиров, который хорошо знал Мосулишвили. В конце 1944 года развернулись особо жаркие бои с противником. Основные силы партизанской бригады искусно маневрировали, но взвод, в котором сражался Мосулишвили, 3 декабря попал в окружение. Партизаны укрылись в помещении одной сыроварни и отстреливались. Интенсивный огонь противника нанёс им значительные потери, и боеприпасы были на исходе. Немцы повторили своё предложение сдаться, но уже с обещанием сохранить жизнь партизанам, если первым выйдет командир взвода. Тот заколебался, и тогда в проёме двери появился тяжело раненный Форе Мосулишвили, который выпрямился и произнёс «Я командир!». Он вынул пистолет и со словами «Да здравствует Советский Союз! Да здравствует свободная Италия!» выстрелил себе в висок.

Потребовалось ещё 25 лет после окончания войны, чтобы этот подвиг был оценён по достоинству. Благодаря ходатайству советской стороны с участием грузинских представителей и бывшего руководства бригады «Ремо Сервадеи» удалось восстановить детали героического поступка Форе Мосулишвили, и Итальянское правительство посмертно наградило его Золотой медалью «За воинскую доблесть».

Однако может возникнуть вопрос, почему столь высокие звания в Италии присваивались за такие ратные дела, которые советские люди в годы войны совершали в массовом порядке, иной раз оставаясь безо всяких наград. Трудно однозначно ответить на это, но, думается, что отношение итальянцев к этой проблеме определяется тем, что они прекрасно осознают цену человеческой жизни. И это они затем неоднократно подтверждали и в мирное время, будь-то Чернобыль или Беслан.

Между тем война подходила к концу. Северная Италия была последним плацдармом вермахта в борьбе против наступавших с Юга союзных войск Кроме того, особое стратегическое значение для гитлеровцев имела северо-восточная часть «итальянского сапога», так называемый «район трёх Венеций». Здесь проходили важнейшие коммуникации, связывавшие Германию с балканским театром войны, и это предопределило особенно ожесточённый характер боевых действий в регионе. Причём здесь, на стыке итало-югославской границы, движение Сопротивления имело естественного союзника – части и подразделения Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). В частности, в пограничном районе действовал её IX корпус, называемый порою словенским. Итальянские и югославские партизаны стремились к взаимодействию в борьбе против общего врага, и не раз случалось, что те или иные группы бойцов переходили, в тактических целях, условную в военное время границу и сражались бок и бок со своими соседями. Это в полной мере относилось и к советским партизанам.

Так, Загид Хафизов из нижегородского села Красный Остров после пленения немцами попал в один из лагерей в северо-восточной Италии, затем бежал, присоединился к итальянским партизанам, стал командиром взвода, воевал также совместно с югославами, получив от них боевые награды. Подобная история произошла и с одним из героев Брестской крепости Григорием Еремеевым из Киргизии. После её падения он оказался в плену и попал в печально известный Демблинский лагерь в Польше. В 1943 году его вместе с другими пленными вывезли на территорию Италии, в лагерь возле города Удине. Он тоже бежал к партизанам, воевал в рядах IX корпуса НОАЮ, и будучи командиром взвода в составе бригады, организованной из бывших советских пленных, в мае 1945 года освобождал итальянский город Триест.

Но ещё более любопытные события разворачивались в самом Триесте. Здесь действовало партизанское подполье, и его главным героем стал ещё один советский человек. Это был Мехти Гусейн-заде, о котором в своё время нам рассказал азербайджанский писатель Имран Касумов, приезжавший в Италию для выяснения обстоятельств его боевой биографии. До войны Гусейн-заде занимался исключительно мирными делами, обучался в Ленинграде живописи, а также изучал иностранные языки. Вернувшись в родной Баку, преподавал. Лейтенант Красной Армии, он сражался под Сталинградом, но был тяжело ранен, захвачен в плен, дважды бежал, затем оказался на итальянской территории. Влившись в ряды партизан, в районе Триеста создал батальон, состоявший в основном из советских людей. Сам он нередко появлялся в городе в немецкой форме, а его боевые действия против немцев невольно напоминают о геройских подвигах легендарного Николая Кузнецова. В одной из схваток с гитлеровцами Мехти Гусейн-заде был смертельно ранен. За свои подвиги он был удостоен посмертно итальянской серебряной медали «За воинскую доблесть», а на родине – звания Героя Советского Союза.

К наградам аналогичным серебряной или бронзовой медали «За воинскую доблесть» были представлены другие советских граждане, героически сражавшиеся вместе с итальянскими партизанами в разных областях и провинциях Италии. Это Григорий Аверьянов и Иван Барановский, Михаил Достоян и Алён Конев, Геворк Колесян и Василий Пивоваров, Георгий Пристаньков и Александр Тириков.

Сравнительно недавно к этому списку и к именам вышеназванных Полетаева, Мосулишвили и Буянова добавилось ещё одно имя. В 1996 году в посольстве Италии в Москве состоялось вручение Золотой медали «За воинскую доблесть» племяннице Даниила Авдеева, одного из героев итальянского Сопротивления. В ноябре 1944 года «капитан Данила», командир «русского батальона», действовавшего в провинции Удине, в ходе одного из боёв ценой своей жизни задержал гитлеровцев и таким образом помог спастись своим боевым товарищам.

Однако в той же Италии произошла и другая история, связанная с гражданами – выходцами из СССР. Пропаганда Геббельса и Розенберга постаралась сделать всё возможное, чтобы внести раскол в советское общество, попытаться перетянуть на свою сторону тех, кто проявлял какие-то колебания в отношении советской власти. В такой ситуации оказалась часть казаков с Северного Кавказа и Придонья, которым немцы пообещали создать специально для них «Kosakenland», своего рода «Землю казаков». И 30-40 тысяч донских, кубанских и терских казаков, включая женщин и детей, с примкнувшими к ним кавказскими горцами, потянулись за отступавшими немцами, и, начиная с июля 1944 года, их стали расселять как раз в северо-восточной части Италии, в области Фриули, в пределах провинции Удине. Здесь немцы стали использовать казаков в борьбе против партизан, но конец этой истории был печален. Местное население не приняло пришельцев, а партизаны вынудили их в конце концов покинуть итальянскую территорию. Казаки и их атаманы, генералы Краснов, Шкуро и другие, оказались на территории Австрии, где британцы выдали большую их часть советской военной администрации. Не пожелавшие сдаваться, они совершили массовый акт самоубийства, бросившись на конях с моста в воды реки Драва, оставшиеся же рассеялись по разным странам.

Тем временем война подошла к концу. 25 апреля начались восстания в крупнейших городах Севера Италии. Были освобождены Милан, Болонья, Генуя, Турин. Через три дня партизанами был схвачен и казнён Муссолини. Между тем бои всё ещё продолжались в районе Триеста, где гитлеровцы оказывали ожесточённое сопротивление. Этот город был освобождён в начале мая, и при этом большую помощь итальянцам оказали соседи-югославы. Сюда вошли совместно с итальянскими и советскими партизанами части и подразделения IX корпуса НОАЮ, и, как рассказывал мне участник этих событий Спартако Танганелли, первым в город ворвался советский танк Т-34, бывший на вооружении у югославов.

На этом закончилась эпопея ратных дел советских людей на итальянской земле. Одни возвращались на родину на поезде, другие из того же Триеста или Неаполя отплывали на пароходах. Но прежде с ними проводились первые собеседования, а по прибытии домой бывшим военнопленным и партизанам предстояло пройти проверку. Разными были её результаты: кто-то отделался несколькими месяцами ожидания, а кому-то предстояло отправиться дальше по этапу. Но это уже другая история. Некоторые остались и обосновались в Италии, как, например, украинец Верховод, чей сын Пьетро Верховод впоследствии стал одним из сильнейших защитников в итальянском футболе.

В заключение следует подчеркнуть, что память о героических делах советских людей хорошо помнят и чтят в Италии. Национальная ассоциация итальянских партизан, тщательно хранящая и изучающая историю движения Сопротивления на Апеннинах, делает всё возможное для увековечения памяти также и советских партизан. Памятники им можно встретить в разных уголках страны, хотя, к великому сожалению, значительная часть имён погибших остаётся неизвестной. И когда в Италии ежегодно 25 апреля отмечается День освобождения, непременно на этих торжествах звучит мелодия нашей «Катюши», которая в годы войны была принесена советскими партизанами на Апеннины. Она настолько пришлась по душе итальянцам, что стала своего рода партизанским гимном.


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.