Андрей ТАРХАНОВ: «ПО ПРИКАЗУ СТАЛИНА» – поэма ханты-мансийского поэта – участника МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ» федерального журнала СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

«ПО ПРИКАЗУ СТАЛИНА»
(поэма)


 

Андрей ТАРХАНОВ

Андрей ТАРХАНОВПоэма писалась легко, на одном дыхании, словно я рассказывал любимую сказку детства. Легко потому, что снова ожили мои славные земляки по родной деревне Карагаево, ожили фронтовики Александр Пакишев и Флор Семёнов. Только художник, писатель владеет чудом воскрешения. И мне радостно, что моя память повелела мне рассказать поэтически людям о добрых, отважных, великодушных земляках.

Моя мама, Клавдия Гавриловна, работала во время войны и после председателем колхоза в Карагаево. Я многое слышал и знал от неё. События подлинные.

Лично для автора является отрадным факт, что поэма родилась в канун 60-летия со дня героической Победы народов Советского Союза в Великой Отечественной войне, и, таким образом, поэма сама по себе является посвящением всем, кто мужественно защищал своё Отечество.

 

Был Лосиный переход*

Близ деревни нашей.

Тут зверей брал в оборот

Санчик, дядя Саша.

Говорит ему вдова,

К слову, тетка Анна:

- Где, мой кум, ты был вчера,

Приходила рано?

И признаюсь как своя,-

Настояла брагу я.

Выпьешь только кружку –

Станешь звать подружку.

Крепче нет нигде такой …

Санчик ей:

- Кума, постой,

Я мужик ведь холостой,

Потому и гулевой.

Вдов в деревне много,

К ним моя дорога.

Где усладу чую,

Там и заночую.

Вот я… весь перед тобой.

Освети - резон какой?

- Едут в гости к дочке сваты.

Мы, конечно, с Галей рады.

Ну, а чем их угощать?

Нечего к столу подать.

Все взяла у нас война, -

Закручинилась кума. –

Лося надо… Просит дочь.

Сможешь только ты помочь…

С этим словом – бац на стол

Литру спелой браги:

- Это, чтоб в себя пришел

Для мужской отваги.

Крякнул Санчик: - Н-ну дела-а…

Удружила мне кума.

Будешь за подружку.

Дай-ка мою кружку.
 

2.

В год голодный дядя Саша

Многих спас в деревне нашей.

Он Лосиный переход –

Этот древний водный брод –

Как спасенье с детства знал,

Потому – оберегал.

Здесь шалаш был у него,

Для стрелка, для одного.

Ждал в засаде он быка,

Чтоб сразить наверняка.

До деревни три версты

Было, как и до беды,

Коль увидит глаз чужой, -

Будет муки, бог ты мой!..

Не докажешь прокурору,

Что людей спасал от горя…

Каждый куст здесь Санчик знал,

Каждый камень и увал,

По нему домой шагал.

Нес лосятину он детям

С золотушной горькой метой.

Нес он вдовам, старикам.

Он служил людским слезам.
 

Нынче Санчик не один

В шалаше среди осин.

Рядом с ним сидит кума.

Ох, и баба! – сатана.

Прилепилась, словно лист,

Тот, который банный.

И теперь гляди, дивись

Этой силе странной.

- Что молчишь, как сыч лесной? -

От кумы исходит зной.

В сердце Санчика страданье:

«Завтра будет покаянье,

Если волю страсти дать.

Лось меня не будет ждать…

Не вдавайся в суету,

Ты – на боевом посту!»

И услышал Санчик плеск.

Напружинился он весь.

Знать, жива ухватка,

Воинская хватка.

Миг - и друга след простыл.

В теле Анны гаснул пыл.

Ничего не видно,

Стало ей обидно.

Но слышнее шумный плеск,

Словно расшумелся лес.

Выглянуть бы надо.

Вдруг как грохнет рядом.

Крик из Анны сам собой

Вылетел от страха.

И, махнув на шум рукой,

Съежилась, как птаха.

И услышала она:

- Выходи ко мне, кума.

Надо тушу свежевать

И скорее уплывать.

В лодку сена положи…

Сам над тушею кружил –

Шкуру снял, распотрошил,

Мясо в кучки разложил,

Крикнул: - Рюкзаки достань!

И сама на кучки глянь.

Вот большая – это вам,

Это – вдовам, старикам.

Для меня тут доли нет,

Глухаря возьму в рассвет.

Ну, ясны тебе дела?

- Чай, не дура, поняла.

- Славно все. Да вот кума,

Лодка бы не подвела…

Лодка их не подвела,

Дома на заре была.

Им пора бы отдых дать.

И о том товарищ Сталин

Должен от меня узнать.

Обойти начальство мне надо;

Могут делу помешать.

Из другого края, града

Нужно телеграмму дать».

Слава городу Кургану –

Разрешил дать телеграмму.
 

3.

Дядя Саша воевал

Снайпером на финской.

Ленинград он защищал,

Ранен был у Минска.

Ордена домой привез,

Семь медалей звонких…

Дом пустой.

Но жив погост,

Где жена с ребенком.

Говорят ему, что грипп

Их унес в могилу…

Так душа его болит,

Что терпеть нет силы.

Дня четыре Санчик пил,

И на кладбище ходил.

Как-то раз свеонул в правленье

От тоски, уединенья.

Там сидел погодок Фрол.

Тоже две войны прошел.

Без ноги, на костылях,

Тоже грудь вся в орденах.

Два солдата обнялись

Крепко, словно поклялись

Послужить деревне милой,

Лишь бы сил на все хватило.
 

4.

Было голодно. Морозы.

Даже трескались березы.

Лед кололо на реке.

Тыл стоял – рука к руке.

Все для фронта! Для Победы! –

Этим жили жены, деды,

Даже дети, пацаны.

Дети – это плач войны.

Тыл – как фронт второй – держался,

Насмерть он стоять поклялся.
 

5.

Наш колхоз «взял» у тайги

Шесть полей, три стана.

Рыбучасток у реки,

И… давай все планы.

Как справлялись? Не пойму.

Знамо Богу одному.
 

И теперь все те же планы,

Нет убавки, хоть умри.

От зари и до зари

Ловим рыбу.

Посмотри,

Посмотри, товарищ Сталин!..
 

Помню, встретились в правленье

Дядя Саша, дядя Фрол.

- Принимай, брат, поздравленья,

В генералы ты взошел. –

Фрол с улыбкою бумагу

Дяде Саше – и поклон.

Там указ, что за отвагу

Бригадиром будет он.
 

Санчик пристально вгляделся –

Правда: Сталин подписал.

Но вопрос в душе вертелся:

«Как он про меня узнал?».
 

Дальше – больше: все начальство

Дяде Саше руку жмет.

И забудь, мол, про бахвальство,

Что от Сталина почет.
 

6.

Вновь «гремит» деревня наша –

Хвалят всюду дядю Сашу.

Планы вовремя даем

И уверенно живем.

Но… ушла удача скоро,

Укатила, видно, к морю:

Там претеплые края…
 

Рыбы нет

день ото дня.

Невод тащится едва,

В нем теперь одна трава.
 

Санчик на пределе, вроде.

И однажды при народе

Правду выложил свою:

- Рыбу выловили… всю.

Я иду сейчас в правленье,

Будем принимать решенье.
 

Дядя Саша - в думе смелой:

«Все бывает по судьбе.

За свою идею, дело

Стой до крайности в борьбе.

Реки тоже ведь устали,


 

«Москва Кремль Лично товарищу Сталину

Рыбу выловили всю Прошу рыбучасток временно закрыть Дать природе отдохнуть

С пролетарским приветом Пакишев Александр Тимофеевич бригадир фронтовик-орденоносец

Деревня Рыбная Ханты-Мансийского национального округа».
 

7.

Через два дня полуглиссер

Шумно к берегу пристал.

Секретарь райкома быстро

С красной папкой вышел к нам.

За рулем сидел в погонах

Молчаливый офицер.

Грузный секретарь райкома

Был лицом от качки сер.

Он в правленье. Мы гурьбою

За начальством не спеша.

Дядя Саша, что с тобою?

Видим – охает душа.

На крыльце стоит. Как другу

Жмет начальственную руку.

И сказал нам: «Не входить!

Тут секретно дело».

Мы привыкли смирно жить.

Отошли несмело.
 

Что они там говорили,

Не положено нам знать.

Мы при тайнах многих жили,

В этом – тоже благодать.
 

Вышел Фрол на костылях,

Санчик с радостью в глазах.

Шел конфузно секретарь,

От бумаг, видать, устал.

Проводив начальство, Фрол

Санчика к себе увел.
 

Лишь позднее мы узнали,

Что прислал бумагу Сталин,

Где он Санчика хвалил,

За работу наградил.

И от Сталина – как знамя –

В той бумаге телеграмма:

«Деревня Рыбная Ханты-Мансийского национального округа

Лично бригадиру Пакишеву Александру Тимофеевичу

Искренне благодарю за своевременную инициативу за хозяйское отношение к природе В исчезновении рыбы виновато местное начальство

Допустили очередной перегиб Меры примем Рыбучасток свою задачу выполнил Пусть природа отдыхает Вы Александр Тимофеевич заслужили орден Трудового Красного Знамени Поздравляю

С пролетарским приветом

И. Сталин

Москва Кремль».
 

22-25 февраля 2005 года,


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.