Семён ШКОЛЬНИКОВ – ДВЕ ЛЮБВИ, Мария БАРКАР – ПИСЬМО ИЗ ПРОШЛОГО, Юрий ФРОЛОВ – ТИХОНЯ – произведения участников МТК «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ» журнала СЕНАТОР
СЕНАТОР - SENATOR
журнал СЕНАТОР - Journal SENATOR

 
  

 
А вы у нас были?..
      О КОНКУРСЕ      ЖЮРИ      АВТОРЫ      ПРОИЗВЕДЕНИЯ      НОВОСТИ      ПИСЬМА      NOTA BENE

«ДВЕ ЛЮБВИ»

Семён ШКОЛЬНИКОВ

«Прежде всего, необходимо представить автора. Семен Семенович Школьников — один из отважных, рисковых и умелых представителей блистательного созвездия советских фронтовых операторов. Кинорежиссера и оператора Семена Семеновича Школьникова в печати называют «легендарной личностью». Он народный артист Эстонии, трижды лауреат Государственной премии СССР.

Во время Великой Отечественной войны был командиром взвода разведки и только после второго ранения, осенью 1942 года, его нашли в госпитале, дали киноаппарат и отправили на фронт. Тогда он сказал: «Это было самое великое счастье в моей жизни, когда я снова взял в руки мой любимый инструмент — киноаппарат, с которым познакомился впервые в 1934 году. В тот год я работал на московской фабрике «Союзкинохроника». Ведущий научный сотрудник НИИ киноискусства, доктор искусствоведения Валерий Иванович Фомин писал о нем: «Школьников один из самых отважных, самых рисковых и самых умелых представителей блистательного созвездия наших фронтовых операторов». Он награжден шестью орденами и многими медалями, среди которых и медаль «Партизану Великой Отечественной войны I степени». А одну из Государственных премий СССР он получил во время войны — «За киносъемки на фронтах Отечественной войны».

С.Школьников снимал и отличился на разных фронтах, несколько раз по собственному настоянию его забрасывали в тыл к немцам для съемки советских партизан. Войну он закончил в Югославии, став одним из самых ярких кинолетописцев борьбы югославского народа с фашистскими оккупантами. Он награжден югославским орденом. Уникальны воспоминания С.Школьникова о своих съемках на советско-финской войне 1939-1940 годов.

Семен Школьников связал свою жизнь с Эстонией в 1946 году, когда приехал сюда снимать полнометражный фильм об этой стране. Здесь встретил девушку, полюбил ее и женился. Тогда министр кинематографии Эстонии и предложил ему работу на студии «Таллинфильм».

В Эстонии Семен Семенович стал ведущим кинематографистом. Снял множество документальных фильмов. Снял четыре художественных фильма — как оператор — и один художественный фильм, «Украли старого Тоомаса» — режиссер-постановщик.

С киноаппаратом побывал в 23 странах мира. По возвращении из этих стран появлялись новые фильмы. Уже только в силу этой специфики своей профессии фронтовой оператор видел, почувствовал и запомнил войну несколько иначе, чем большинство других ее участников, самых замечательных и героических. Может быть, от скопившихся впечатлений у него раскрылся талант к изложению своих мыслей в литературной форме. Изданы две его книги: «В объективе война» («Воениздат») и «Я сотворил себе кумира» (эст. книга). Много печатался в журналах и газетах…»

 

«ПИСЬМО ИЗ ПРОШЛОГО»

Мария БАРКАР

Мария БАРКАР«...Говорят, 9-го мая 1943 года была капризная погода. С утра шел дождь, потом из-за туч выглянуло солнце. К вечеру опять забеспокоилось... В этом смысле, казалось, ничего не изменилось. Только мир стал другим. Уже 60 лет прошло.

Человеческие поколения, сменяя друг друга, познают неведомое, выходят на новый виток истории. Вот и мое письмо, тебе сынок, словно послание из прошлого в будущее. Твое поколение будет воспринимать Великую Отечественную, как мое – любую другую: битву на Чудском озере или Куликовскую битву, войну 1812 года.... Это было когда-то, но так давно, что мы знаем о них только по школьной программе. Обидно? А ведь там тоже лилась кровь, так же самоотверженно воины рвались в бой с одной целью. Победа. Она во все времена требовала жертв. Возможно, вы не будете помнить героев войны 41-43 годов поименно; будет неинтересно, как мучались и гибли дети и старики в немецких застенках; как стояли у станков по 20 часов в сутки, помогая фронту; сколько сил требовалось людям в блокадном Ленинграде; какими нечеловеческими усилиями добивались Победы. И майским днем она пришла, но не успели отшуметь залпы праздничного салюта, как война перекинулась к нам, на Дальний Восток. Уже выросло поколение, даже не знающее, что окончательная точка в самой жестокой войне 20 века была поставлена на Востоке сокрушительным поражением, которое Красная Армия нанесла Квантунской группировке императорской Японии. И те, кто прошел дорогами войны от Москвы до Берлина, мог погибнуть здесь. Среди них был мой дед, а твой, получается, прадед – Николай Иванович Дороненко. Он не был героем Советского Союза, не расписывался на Рейхстаге, в его честь не названы улицы городов. Он воевал так, как мог, как требовала от него его страна. Он совершил свой собственный человеческий подвиг, уйдя на ту войну 18 летним подростком, оставив в глухой сибирской деревне мать и 3-х сестер…

Но немногие знают, и представляют, что не менее важно в то время было и другое. Еще в середине войны с Германией Советский Союз знал, Япония активно готовит свои войска к боевым действиям. Война с Японией неминуема. Эта страна не раз провоцировала военные инциденты. Самолеты с целью военной разведки то и дело вторгались в воздушное пространство нашей страны, а японские корабли – в наши территориальные воды. Долгие военные годы днем и ночью, в метель, снег и дождь тысячи стрелков, автоматчиков, артиллеристов, танкистов и летчиков, воинов других специальностей постоянно вслушивались в приграничную тишину, готовые обрушить уничтожающий огонь на врага. Это был настоящий подвиг – подвиг, требовавший от каждого воина постоянной бдительности, исключительной выдержки и умения. Ты должен гордиться, мой сын, среди этих тысяч был и твой прадед. «Как важно знать, что ты – один из тех, кто делал историю своей страны» - это скорее мой девиз.

В феврале 1943 года на Ялтинской конференции руководителей трех союзных держав был предрешен вопрос о вступлении Советского Союза в войну с Японией. 26 июня правительства США, Англии и Китая предъявили Японии ультиматум с требованиями безоговорочной капитуляции. Советское правительство также присоединилось к этому ультиматуму, текст которого от 8 августа 1943 года гласил: «...Советское правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после ее отказа от безоговорочной капитуляции.

Ввиду изложенного Советское правительство заявляет, что с завтрашнего дня, то есть 9 августа, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией».

У этой короткой и до сих пор неизвестной войны все-таки есть свой счет, своя история. Не буду бросать на весы 1418 дней и ночей с одной стороны и неполный месяц боев на Тихом Океане с другой. Хотя бы потому, что каждая минута на передовой для любого могла стать последней. И эта война осиротила всех. Одним в дом постучалась похоронка, другим искалечила память, у кого забрала здоровь. Как раз в августе 43-го, один из боев проходил в непосредственной близости от японских дотов, откуда били орудия и пулеметы. Наши войска выдвинулись вперед, вели огонь прямой наводкой. Японцы бросились в контратаку. Это был батальон самураев-смертников. С одними мечами, с закатанными рукавами и в расстегнутых кителях, с криками: «Банзай!» они кинулись в психическую атаку. Ни один из них не отступал и не сдавался в плен. Те, кто был ранен, делали себе харакири, то есть распарывали животы, и тут же умирали, но в плен не сдавались. Все поле было усеяно убитыми японцами. В какой-то миг, японцы обнаружили нескольких советских солдат и открыли огонь. Один снаряд разорвался в метре от моего деда. Его завалило землей. Уже когда бой закончился, его откопали. Не было слышно ничего, как он рассказывал, мог только моргать, а голова трещала, как будто по ней кто-то колотил молотком, из ушей текла кровь. Он был контужен…

Все предвоенные 30-е годы проходили под знаком противостояния не с Германией еще, а именно с Японией. На границе постоянно была атмосфера провокаций и стычек. Граница была, собственно, не с Японией, а с Китаем, но большая часть его территории, включая Манчжурию, была оккупирована Японией. Напряжение на границе продолжалось и во время Отечественной войны, несмотря на заключение в апреле 1941 года Пакта о ненападении, подписанного японским министром иностранных дел. Причиной относительной сдержанности Японии были не Пакт и не самурайская честь, а тот разгром, которому подверглась японская армия в 1939 году на реке Халхин-Гол, на территории Монгольской Народной Республики. Комкору Жукову, впервые проявившему себя полководцем, потребовалось время, чтобы собрать и сгруппировать силы, потом последовало трехдневное настоящее сражение. Сам Жуков, по воспоминаниям, даже после Отечественной войны назвал его самым ожесточенным и интенсивным в своей жизни.

Тогда, на сравнительно небольшой территории боя, были сосредоточены огромные массы войск, включая сотни танков и самолетов. Красная Армия победила. Это позволило осенью 1941 года перебросить с Дальнего Востока полнокровные дивизии, решающим образом повлиявшие на исход Московской битвы…

Пакт о ненападении с Японией был заключен на 3 лет. За год до его окончания Советский Союз официально предупредил Японию, что Пакт не будет продлен. Через полгода после этого, 8 августа 1943 года, Японии была объявлена война, а 9 августа Советская армия перешла границу и всей мощью обрушилась на Квантунскую армию. (6 августа, как известно, была взорвана американцами атомная бомба над Хиросимой, 9 августа – в Нагасаки).

Советские вооруженные силы выставили против Японии более 1 700 тысяч человек, 30 тысяч орудий, 3 тысяч танков и столько же самолетов, 93 боевых корабля Тихоокеанского флота и краснознаменную Амурскую флотилию. Достаточно только сказать, что линия фронта достигала невероятной для истории человечества протяженности – до 6000 км. Предстояло сражение с самым мощнейшим противником – миллионной Квантунской армией, которая помимо всего прочего обладала и бактерицидным оружием. Японцы надеялись на то, что советский народ истощен четырьмя годами войны с Германией. Нет, пройти всю Европу, освобождая от фашистов, как крупный город, так и крохотную деревушку, советский воин не мог сдаться так просто. Он, решительно и устремлено, лишь перевесив автомат с одного уставшего плеча на другое, отправился в новый бой, откуда мог не вернуться живым, воевал до последнего. И в этом вся соль его характера.

ДороненкоУ японцев была и своя тактика. Многие применяли восточные единоборства. Они знали, куда и как бить. Дедушка рассказывал, о приеме японских солдат. Орудовали они в нашем тылу, переодеваясь в одежды китайских крестьян. Ночью подползали к расположению советских войск и специальным шомполом от оружия били сонного бойца прямо в ухо. Человек умирал мгновенно. Если резать шею или колоть в сердце, рассказывал дед, то человек все равно мог вскрикнуть или ударить в ответ. А такой удар в ухо позволял расправиться с воином тихо и быстро. Однажды, в самый разгар войны, таким способом несколько японцев уничтожили целую роту солдат. Один из наших прямых родственников Михаил Емельянов, после такой «чистки», как говорят сейчас, единственным со всей роты остался в живых. А вот как получилось. Их эшелон с техникой и автомобилями прибыл в Монголию. Была ночь. Он немного выпил (на фронте это официально разрешалось), несмотря на духоту, решил остаться спать в кабине машины. Рядом висел автомат ППШ. Остальные бойцы автороты уснули под машинами. Сквозь сон он слышал, как еле скрипнула дверь кабины. Это он уже будет рассказывать на допросах в особом отделе. На утро вся его авторота была выбита именно таким способом – удар шомпола в ухо. Получалось, что японец одно рукой держал голову, другой бил. «Особисты» считали, что Михаил Емельянов, наш родственник, был в сговоре с японцами. Однако, после многочисленных допросов и проверок отпустили его, признав невиновным. Видимо, японцы, пытались открыть дверь кабины машины, но когда она скрипнула, побоялись шума. Тем более, рядом висело оружие.

А еще среди советских бойцов ходили разговоры про отравленные колодца и продукты. Когда японцы поняли, что поражения в этой войне им не миновать и начались отступления японских войск, все оставленные продовольственные склады, реки, колодца травили. Было 2-3 случая на всем фронте, когда советские солдаты погибали от отравленной водки. Но после этого уже боялись пить все без разбора. Если не смерть, но бойцам грозил трибунал. Иногда, вспоминал дедушка, во фляжке оставалось воды на дне. А пить из источников было страшно. По 2 и 3 суток обходились без воды…

Любая война – это не только страх и горе, пожарища и кровопролитье. Это столкновение двух сил. Враждебная сила должна быть уничтожена как можно скорее. Есть на войне один неписаный закон: «Если не убьешь ты, убьют тебя». Мой дед рассказывал о своей первой встречи с немцем. Ему тогда было лет 17. Случилось это в начале войны. В лесу он столкнулся нос к носу с таким же молодым и худосочным фрицем. У того на шее висел автомат. У деда тоже что-то было из оружия. Они пересеклись взглядами и буквально застыли друг напротив друга. Через пару секунд разбежались в разные стороны, не решившись открыть огонь. Таких случаев было много. В войне с японцами было куда сложнее, рассказывал дедушка. Там ни секунды нельзя было думать. Японцы шли на эту войну, не жалея собственных жизней. Здесь солдаты не рассматривались с точки зрения своего человеческого существования, но исключительно как средство разрушения. Вспомнить хотя бы летчиков – камикадзе. Это уже потом военные историки признают, что подобная тактика была не столь результативной и оправданной, как рассчитывало японское командование. Или воины – смертники, прикованные к скалам цепями, которые вели огонь по нашим частям из снайперских винтовок, пулеметов, и в плен не сдавались, делая себе харакири прямо на глазах у советских солдат.

Общее руководство советскими армиями на Дальнем Востоке осуществлял маршал А. М. Василевский. Одним из главных условий успеха в этой войне было четкое взаимодействие всех видов и родов войск. Маньчжурская операция (9 августа – 2 сентября 1943 г.) предусматривала согласованные действия Забайкальского (маршал Р. Я. Малиновский), 1-го Дальневосточного (маршал К. А. Мерецков), 2-го Дальневосточного фронтов (генерал М.А. Пуркаев). Составной частью группировки советских войск являлись Тихоокеанский флот (адмирал И. С. Юмашев) и Амурская военная флотилия (адмирал Н.В. Антонов). Вместе с советскими частями в подготовке и проведении операции принимали участие подразделения Монгольской народной армии. Численное превосходство советских войск над частями противника, превосходство в техники и тактике, в боевом опыте привели к разгрому японских армий менее чем за 2 недели…

В ночь с 21 на 22 июня 1990 года в квартиру к его сыну – Дороненко Сергею, влезли квартирные воры. Они не взяли ничего, кроме… наград нашего деда. В тот самый день я, будучи подростком, поняла – мир изменился, он перевернулся, стало страшно и жутко обидно. В начале 90-х стали появляться герои – самозванцы, которые, стуча себя в грудь, кричали о страшной войне, как трудно было, какими нечеловеческими усилиями они добивались Победы. А ордена и медали, порой политые кровью, можно было просто купить за символические деньги на рынке. Теперь от деда у нас осталось лишь несколько орденских книжек и перечень наград, составленный после ограбления для районного отдела милиции. Лишь один раз в середине 90-х бабушке позвонили и сказали: «Нашли вора, как только поймаем и признаем вину – перезвоним». Но больше ни одного звонка, письма мы так и не дождались. Она, конечно, до сих пор ждет и надеется, что награды найдут и привезут ей.

ДороненкоДедушки не стало 7 мая 1987 года. За 2 дня до Победы. Накануне он весь день провел на даче. Он любил слушать тишину. Возможно, в этом просто была потребность. А 9 мая в Москве на параде Победы в момент коленопреклонения, прямо на Красной площади, от разрыва сердца умер еще один наш родственник. Он как раз ехал проститься с дедом. Для боевых офицеров, даже спустя десятилетия, оказались слишком тяжелы воспоминания.

Еще года 2 после этого бабушке, как вдове участника Великой Отечественной войны, приходили поздравительные открытки, приглашения на встречи. Постепенно и боль утихала. Но чувство, что родного человека нет рядом, он не поможет делом и советом, не расскажет о жизни, войне, остается и сейчас.

Пусть мое письмо для тебя, сынок, станет не только рассказом о судьбе твоего прадеда, но летописью одной войны в истории нашей страны. Мне, как журналисту, пишущему о фронтовиках, тружениках тыла, блокадниках, узниках концлагерей, очень радостно, что они до сих пор в боевом строю. Несмотря на другое время, старость, болезни, непонимание и забывчивость государства и мелких чиновников. Сейчас даже бытует мнение, что нынешние ветераны как бы «ненастоящие». Они сидели в окопах, вязали рукавицы в глубоком тылу, а теперь хотят пользоваться льготами и вниманием. Даже если оно и так, но все равно на их, пусть и маленькую долю, выпала ВОЙНА. У одних забрала детство, других оставила без родителей, третьих лишила крова, и всем вместе принесла в жизнь страх и боль. Только им под силу было суметь выстоять в этой войне, пережить послевоенные, не менее трудные, годы, поднять страну из руин, вырастить детей и внуков и при этом остаться жизнерадостными и энергичными. Так почему сегодня мы имеем право осуждать их?..»

ЗАБЫТАЯ ПОБЕДА

 

СОВЕТСКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА

 

РАЗГРОМ ЯПОНИИ

 

«ГОЛУБАЯ ЛИНИЯ»

Валерий БУРЯК

«Весна сорок третьего года принесла на Кубань дыхание Победы. Вместе с первым теплом, с первым подснежником в Краснодар пришло освобождение. Над Краснодаром вновь развивается красный флаг. Немцы еще носят траур по погибшим у стен Сталинграда, а наша армия, воодушевленная этой победой, продолжает гнать ненавистного врага на всех участках фронтов от Ленинграда до Кавказа. Планы захвата кавказкой нефти, овладения побережьем Черного моря и его портами окончились для немцев их полным поражением и бегством с Северного Кавказа в сторону Ростова и Таманского полуострова. Опасаясь прорыва советских войск, фашисты построили от Новороссийска до Темрюка мощный оборонительный рубеж.

Многочисленные железобетонные доты, дзоты, противотанковые и противопехотные укрепления, траншеи с ходами сообщений, минные поля, большое количество зенитной, полевой артиллерии. На аэродромах Крыма и Тамани около тысячи самолетов 4-го воздушного флота Люфтваффе и около двухсот бомбардировщиков, базировавшихся в Донбассе. За обилие водных преград эту сильно укрепленную позицию гитлеровцы назвали Голубой линией.

Эта глубокоэшелонизированная оборона противника надолго сковала наземные войска Северо-Кавказкого фронта. Многочисленные попытки прорвать Голубую линию не приносили успеха.

Двадцать пятого мая 1943 года командир 803-го штурмового авиаполка подполковник Козин построил весь летный состав на аэродроме вблизи Тимашевска.

Он был в гимнастерке, при орденах, без головного убора и стоял у стола. Светло-русые волнистые волосы его немного растрепались: легкий ветерок в сторону личного состава доносил запах тройного одеколона.

- Товарищи летчики! Кто готов выполнить особое задание командования Северо-Кавказкого фронта, прошу выйти из строя, - взволнованно сказал командир…»

 

«ТИХОНЯ»

Юрий ФРОЛОВ

«Тяжело занимался день. Из-за почерневшего от заморозка сосняка вылезло кроваво-красное солнце, кинуло блики на полевой аэродром, по которому порывистый ветер взметывал пыль и сухие травинки. А так, будто все вымерло, но если приглядеться, то на лесных опушках заметишь остроносые фюзеляжи замаскированных самолетов, а в затишке от сквозняка за пустыми капонирами греются в «чечетке» и ладушками механики и мотористы. Сбегать бы им, погреться в землянках, но отлучаться нельзя: приказ к немедленному вылету «по вызову» высиживают летчики в кабинах, и без их помощи, своих верных друзей, не взовьются в небо.

Среди мающихся воздушных бойцов младший лейтенант Федор Тихонин, юнец. В училище боялся, что войны на него не хватит, скрупулезно считал сколько компотов осталось выпить до выпуска. Но вот на его плечах новенькие офицерские погоны, назначен в морской истребительный полк, и пока никакого просвета на боевую удачу.

Не сразу командиры пускали молодежь в настоящее дело, а заставляли необстрелянных парней крутиться в учебных боях, пока назубок не усваивали правило: цепко держаться за хвосты своих опытных «противников». Фашисты беспощадны, и лишь после многих испытаний «комэска один» старший лейтенант Егоров взял себе в напарники Федора, а это означало, что он должен беречь своего командира от самолетов с черными крестами на крыльях. Они вдвоем уже трижды проутюжили небо в разведке над морской акваторией, но кроме двух старых «калош» никого не засекли — бомберов или торпедоносцев наводить на такие шаланды совестно…»


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж – 20 000 экз., объем – 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com
.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.