Ольга ГАПЕЕВА. ШЛИ МАЛЬЧИКИ НА ВОЙНУ – о проблемах самых маленьких участников войны, которые по сей день остались вне внимания государства и общества
журнал СЕНАТОР
журнал СЕНАТОР

«ШЛИ МАЛЬЧИКИ НА ВОЙНУ»


 

Ольга ГАПЕЕВА

Ольга ГАПЕЕВА Прошло шестьдесят лет со дня окончания Великой Отечественной. Маленькие солдаты войны стали седыми ветеранами, а с годами они будут единственными участниками и свидетелями войны. Война была к ним безжалостна, но они выжили и победили. Наравне и рядом с взрослыми, хотя говорят, что «детей на войне не бывает». Не потому ли до сих пор исторический факт участия детей и подростов в Великой Отечественной войне в составе регулярных частей Советской Армии, Флота и партизанских соединений так и остается малоизвестной и малоизученной страницей истории Великой Отечественной войны?..
 

Двадцать лет тому назад я училась в седьмом классе средней школы и мечтала стать журналистом. И героем моей первой публикации стал Геннадий Федорович Сидоренко, директор Межиреченского музея пограничной славы, бывший в годы войны воспитанником, сыном полка.

Экспозиция музея и картины, автором которых был сам директор, посвящались подвигу бойцов 91 пограничного отряда, который до Великой Отечественной войны дислоцировался в г. Рава-Русская, Львовской области. Отец Геннадия Федоровича, Федор Иванович Сидоренко, проходил службу на должности заместителя начальника заставы.

11-летнего Геннадия, его двух младших братьев и сестру война застала в Воронежской области, у родственников. У него, как и у всех мальчишек военного времени, было огромное желание вместе со взрослыми бить фашистов.

В 1942 году Гена незаметно пробрался в воинский эшелон, отправляющийся на фронт. Почти на каждой станции его останавливали и расспрашивали. И неизвестно чем бы закончилось это, далеко небезопасное путешествие, если бы не встретил он знакомых бойцов из 91 пограничного отряда, которые и отвезли его к Федору Ивановичу Сидоренко.

По просьбе отца мальчика зачислили воспитанником медико-санитарного батальона, подальше от передовой. Бойцы и медперсонал полюбили смышленого мальчишку, к тому же, Геннадий великолепно рисовал портреты красноармейцев, находящихся на излечении в медсанбате. А однажды по просьбе начальника штаба дивизии подполковника Крутикова, Геннадий выполнил настолько точную копию топографической карты, что был немедленно назначен на должность чертежника при штабе 39 гвардейской дивизии.

В августе 1944 года погиб отец Геннадия, в ноябре мальчика направили на учебу в суворовское училище. На станции Львов Гена и сопровождающий его офицер были обстреляны бандитами, переодетыми в форму бойцов Красной Армии. Тогда ему чудом удалось выжить.

В начале победного 1945 года во время выполнения боевого задания командования Гена был тяжело ранен, контужен. В результате – полная потеря зрения и слуха, инвалидность первой группы. В 15 лет. Но, к счастью, молодой организм справился: постепенно вернулись зрение и слух, он снова научился ходить.

После войны Геннадий Федорович окончил школу, техникум, работал учителем черчения и рисования, вырастил сына и дочь. В память об отце и его боевых друзьях – воинах 91 пограничного Рава-Русского отряда создал музей пограничной славы, где многие годы работал его бессменным директором.

Очерк «Рассказ о фронтовом детстве» я принесла в июле 1984 года заведующему отделом военно-патриотического воспитания газеты областного комитета ЦК КПСС Украины «Львовская правда» Константину Яковлевичу Егорову. Материал был запланирован в юбилейный номер, посвященный 40-летию освобождения Украины от фашистских захватчиков. Однако, ответственный секретарь газеты категорически отказался публиковать очерк, мотивируя возрастом автора и, необычным по содержанию (так не бывает!), материалом.

Только через несколько месяцев, в декабре 1984 года, после серьезной проверки, материал о Геннадии Федоровиче Сидоренко был опубликован на страницах молодежной газеты ЦК ЛКСМ Украины «Ленинская молодежь», а в феврале 1985 года по предложению редактора молодежных программ Львовского телевидения А .В. Легин я стала ведущей двух телепередач из цикла «Шли мальчишки на войну».

Так, по стечению обстоятельств, в 14 лет я столкнулась с проблемой детей войны.

После газетной публикации и первой телепередачи я получила много писем, причем не только с Украины. Бывшие маленькие солдаты и юнги, партизаны писали о своих фронтовых судьбах, о пережитых горе и страхе, присылали фотографии военных лет; некоторые сетовали на отсутствие подтверждающих документов и бездушие чиновников, отказывающих в помощи. Писали и ветераны Великой Отечественной, долгие годы безрезультатно разыскивающие своих воспитанников.

Так, Мария Васильевна Веселова, бывшая телефонистка 430 отдельного батальона связи 3 гвардейского Котельниковского танкового корпуса 5 армии РВГК, прислала фотографию военных лет, сделанную в Кракове, в 1945 году. На ней – мальчишка в военной форме, с орденом Славы на груди. Звали его Виктор, фамилию мальчика, Мария Васильевна, к сожалению не помнила.

Фотография Вити была опубликована в апреле 1986 года в журнале «Собеседник». Заметка называлась «Ищем сына полка». Откликнулись однополчане Марии Васильевны, подсказали адрес однополчанина, подобравшего мальчишку в 1944 году, в Прибалтике. «Совместными усилиями» удалось установить, что воспитанника звали Петухов Виктор Иванович, на фотографии ему 15 лет.

По данным наградного управления Центрального Архива Министерства Оборони СССР 19 апреля 1945 года орден Славы Ш степени № 336109 действительно был вручен рядовому Петухову Виктору Ивановичу, 1930 г.р.

В редакцию журнала «Собеседник» позвонил москвич Зеленов В.В., который сообщил, что до 1954 года Виктор жил в Москве, по адресу ул. М.Порываевой, д.5. Запрос по данному адресу не дал результата. Из Главного управления кадров Министерства Обороны СССР пришел ответ, что на учете числится капитан запаса Петухов Виктор Иванович, 1930 г.р., проживающий в г. Клинцы, Брянской области. Я написала по указанному адресу, оказалось – однофамилец. Разыскать сына полка, сожалению, мне так и не удалось.

В редакционную почту поступило письмо курсанта факультета журналистики Львовского высшего военно-политического училища, гражданина Чехословакии. В письме было восемь фотографий военных лет, сделанных в разные годы, автором которых был Г. Липскеров (известны были лишь первая буква имени и фамилия). На всех – мальчишки в военной форме. В письме сообщалось, что на одной из фотографий, вероятно, воспитанник и сотрудники редакции газеты 52 армии 2-го Украинского фронта.

Центральный архив МО СССР данными о Липскерове Г. не располагал; не было сведений о корреспонденте и в Советском комитете ветеранов войны. И тогда я написала в совет ветеранов 52 армии 2-го Украинского фронта.

Председатель совета ветеранов 52 армии Борис Иванович Новиков ответил сразу же. Гвардии капитан Георгий Липскеров в годы войны был фотокорреспондентом газеты «Боевая, красноармейская» 52 армии 2-го украинского фронта и заместителем начальника киногруппы второго Украинского фронта (начальником был Р. Л .Кармен, автор знаменитого фильма «Великая Отечественная». Георгий Абрамович Липскеров умер в 1977 году. Огорчило и сообщение о том, что во Львове многие годы жил и работал бывший редактор газеты «Боевая, Красноармейская» Павел Иванович Аксенов, который умер в 1981 году.

По моей просьбе вдова Г.А. Липскерова и бывшие сотрудники редакции газеты «Боевая Красноармейская» Николай Иванович Докучаев и Борис Львович Октябрський согласились сравнить восемь фотографий с фотографиями в архиве корреспондента. На двух! из них были сфотографированы воспитанник и сотрудники редакции газеты. Оказалось, что Г.А. Липскеров не мог быть автором этих снимков, поскольку и он сфотографирован среди сотрудников редакции! О дальнейшей судьбе мальчика было известно лишь то, что его усыновил сотрудник редакции А .Бобылев и после войны уехал с ним в Одессу.

Эти два снимка я выслала в редакцию «Вечерней Одессы» в августе 1985 года. К сожалению, никто не отозвался. Вдова корреспондента сообщила, что Г.А .Липскеров многие годы сам разыскивал маленьких героев своих фотографий, особенно одного из них – мальчика, сидящего на мотоцикле в окружении чехословацких ровесников, демонстрировал это фото на всех своих выставках. К сожалению, безуспешно.

Фотографию «мальчика на мотоцикле» я показала по телевидению в одной из передач цикла «Шли мальчишки на войну». Отозвался житель г. Нововолынска Житомирской области, ветеран 10 Уральского добровольческого танкового корпуса Е.М.Заблоцкий. В письме он сообщал, что на фотографии узнал воспитанника части Володю и что в сорок пятом году мальчишку отправили из Праги в Советский Союз. Фамилию мальчика он не помнил.

Летом 1986 года я выслала эту фотографию в редакцию молодежной газеты «Млады Фронты» в Прагу, хотелось, чтобы сына полка узнали его чехословацкие ровесники, их на снимке четверо. Ответ из Чехословакии я так и не получила.

Наверное надо сказать и о том, как через двадцать лет, работая над этим материалом, я решила сделать запрос в поисковой системе сети «Интернет» на фамилию «Липскеров».

Оказалось, Георгий Липскеров до войны был многократным спортивным чемпионом Москвы, его отец – уважаемым редактором и издателем московской газеты «Новости дня», а в конце сороковых годов Георгий Абрамович уже был признанным «метром» советской фотографии. Я не знаю, как объяснить, почему никто о нем не знал в 1984-1985 годах, а мне для установления данных корреспондента пришлось ждать больше года!

Парадоксально, но факт: фронтовики, искренне любившие, оберегавшие своих воспитанников, по прошествии времени не помнили их имена, фамилии, порой называли воспитанников именами своих детей;. сами маленькие солдаты не всегда имели документы, подтверждающие их пребывание на фронте, партизанском отряде, на корабле, ведь лица допризывного возраста, согласно информации Центрального Архива МО СССР, «…содержались в действующей армии за счет основного состава, и сведения о них, как правило, не отражались в учетной документации».

Единственной надеждой на встречу, на помощь в получении подтверждающих документов стали публикации в средствах массовой информации, запросы в различные инстанции. Но очень часто опубликовать сохранившийся снимок было невозможно из-за его низкого качества; по шесть-семь месяцев приходилось ожидать ответ Центрального Архива Министерства обороны СССР, да и то – не всегда положительный. Но страшнее всего было недоверие и оскорбительное отношение работников военных комиссариатов, о чем довольно часто писали бывшие маленькие фронтовики.

Сегодня, через двадцать лет, свои неудачи я оправдываю только тем, что разыскать человека в огромной стране, не зная его полные биографические данные, имея в качестве поискового материала, в лучшем случае, фотографию сорокалетней давности, одному человеку, без помощи государственных структур, без соответствующего доступа до информационных систем было просто невозможно.

С героем моей второй публикации – Анатолием Сергеевичем Сумниковым, я познакомилась в 1985 году на вечере, посвященном годовщине Победы во Львовском производственном объединении «Автопогрузчик». Среди присутствующих ветеранов он был самым молодым. Анатолий Сергеевич принес снимок военных лет. На фотографии, сделанной в далеком сорок четвертом, в госпитале, гвардии рядовому Сумникову 11 лет, и почти год из них он провел на фронте.

Мать Анатолия Сергеевича, учительница Анна Степановна, с первых дней фашистской оккупации стала связной партизанского отряда и была расстреляна 17 марта 1942 года на глазах у маленького сына. До самого освобождения Сумщины мальчик был вынужден скрываться от фашистов, полицаев, которые потехи ради обстреливали его худенькую фигурку из автоматов.

В 1943 году Толик стал воспитанником артиллерийского полка. Выполнял обязанности почтальона, доставлял на передовую продовольствие и боеприпасы. В конце 1943 года эшелон, в котором ехал юный солдат, разбомбила немецкая авиация. Мальчика тяжело ранило, контузило, временно он потерял зрение и слух, почти полгода находился на излечении в медсанбате. В октябре 1944 года был уволен из армии, как несовершеннолетний. Приехал во Львов, окончил фабрично-заводское училище, и многие годы проработал на заводе «Автопогрузчик». «Еще на фронте», – рассказывал Анатолий Сергеевич, – «врачи заметили, что у меня плохо заживают раны. После войны поставили диагноз – сахарный диабет, скорее всего, говорят, на фоне сильного потрясения…»

При подготовке следующей телевизионной передачи я познакомилась с полковником запаса Нелей Федоровной Найчук, председателем Львовской областной секции ветеранов Великой Отечественной войны. В ходе беседы Неля Федоровна рассказала, что попала на фронт в 15 лет (прибавила 3 года), была санинструктором, а в неполные 16 заслужила первый боевой орден Красной Звезды, всего же награждена 17 орденами и медалями. Неля Федоровна познакомила меня со своей тезкой, Нелей Григорьевной Русановой (по документам военных лет Руслановой), однополчанкой Александра Космодемьянского. Она оказалась на фронте в 12 лет и прошла боевой путь от Ленинграда до Кенигсберга. Кавалер орденов Славы П и Ш степени, многих медалей. Кстати, в этом полку был и воспитанник – Геннадий Попов, который после войны стал преподавателем, жил и работал в г.Минске.

А телевизионный сюжет был о Галине Вадимовне Седловой, участнице Сталинградской и Курской битв, которая на фронт убежала в 1941-м, в 15 лет. В 1944 году Галина Вадимовна была тяжело ранена, вернулась во Львов, окончила институт, работала инженером, вышла замуж. Орден Отечественной войны П степени нашел ее только в 1968 году, через 25 лет после награждения.

Моей третьей работой стал очерк «Дети войны» о бывших маленьких солдатах, проживающих во Львове. Среди них и Григорий Прокопович Двоеглазов, бывший фотокорреспондент газеты «За Вильну Украину».

Григорий Прокопович сбежал на фронт в 1941 году, в 12 лет. В боях под Москвой был тяжело ранен в ноги, и только благодаря прекрасному специалисту-хирургу Юдину, смог стать в строй. В военном санатории мальчик познакомился с Сидором Артемовичем Ковпаком, который взял его с собой в отряд.

После соединения частей регулярной Красной Армии с партизанами, Гриша стал воспитанником полка, дошел до Берлина, освобождал Прагу. По его боевым наградам можно изучать историю – медали «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», «За освобождение Праги».

На стенах в его квартире портреты дорогих людей – комиссара Семена Руднева, командира – Сидора Ковпака; фотографии военных лет, сделанные в отряде, на фронте. На одной из них Гриша сфотографирован с неизвестным мальчишкой – тоже сыном полка – в Праге, в победном сорок пятом. И самая красивая фотография – смеющийся 16 летний Григорий – юнга Балтийского флота.

Через двадцать лет, в центре нашего города я увидела знакомый мне портрет юнги и рядом с ним – старенького мужчину, просящего о помощи. Подошла, мы разговорились. «На пенсию ведь не проживешь», – рассказывал Григорий Прокопович, – «Здоровье никудышнее, денег на лекарства не хватает. Вот и сижу, здесь».

Я вспоминаю курьезный случай, который произошел с директором Зеравшанской геолого – разведовательной партии, бывшим воспитанником Воронежского военно-музыкального училища Сергеем Григорьевичем Геворкянцем. О нем мне написали воспитанники Зеравшанского детского дома, указали рабочий адрес. Но оказалось, что Сергей Григорьевич старался никогда не рассказывать об этом факте своей биографии, хоть и был награжден боевой медалью. Письмо, как служебное, вскрыла секретарь. Это было в марте 1986 года, а в мае, на День Победы, все сотрудники геолого-разведовательной партии с цветами поздравляли сына полка! В 1987 году, во время командировки на Украину, Сергей Григорьевич заехал во Львов и мы наконец-то познакомились.

Интересный случай произошел с Александром Митрофановичем Пушкаревым. После войны жил и работал во Львове, женился, вырастил дочь. И однажды в конце семидесятых на выставке, посвященной годовщине Победы, увидел свою фотографию военных лет, сделанную в партизанском отряде, в 1943 году.

12-летним мальчишкой Саша стал разведчиком партизанского отряда им. Ворошилова, был награжден медалями «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны 1 степени», «За Победу над Германией».

В 1943 году фашистский карательный отряд применил против партизан отравляющий газ. Последствия отравления серьезно отразились на состоянии здоровья Александра Митрофановича.

Не могу не вспомнить Якова Марковича Михайловича. Ему было суждено выжить в оккупированной Одессе: мать, спасая ребенка, купила документы, по которым он стал… греком. Мальчишке удалось убежать из города. Потом – фронт, разведка. Награжден боевыми медалями и орденом. В 11 лет он встретил Победу. А в 1985-м попал в госпиталь ветеранов Великой Отечественной, где медсестру в приемном отделении удивил год рождения ветерана – 1934! Медсестру, но не заведующего госпиталем, узнавшего в Якове Марковиче маленького мальчика, которого он лечил в медсанбате в 1944 году!

В декабре 1984 года журнал «Огонек» проводил конкурс «И помнит мир спасенный», посвященный 40-летию Победы. Я отправила в журнал несколько фотографий, в надежде, что их опубликуют и кто-нибудь отзовется. Главный редактор журнала «Огонек» А.В.Сафронов в обзоре читательской почты написал обо мне и моей работе. Через некоторое время мне написала директор музея «Юные защитники Родины» Клара Александровна Рябова.

Музей был создан в конце 60-х годов в Курске, при заводе тракторных запчастей, существовал на общественных началах. За годы работы Кларе Александровне и ее помощникам удалось разыскать более тысячи маленьких солдат войны. О работе музея впервые было написано в журнале «Смена», №20 за 1983 год, а в канун 40-летия Победы вышла книга «Тысяча сыновей», автора Клары Ивановны Хромовой.

В 1986 году все собранные материалы, письма и фотографии, а также мои очерки и статьи я передала в музей «Юные защитники Родины».

Анализируя собранный материал, хочу заметить: у каждого маленького солдата, юнги, юного партизана своя судьба, свои воспоминания о войне. Безусловно, их борьба с врагом наравне со взрослыми – это наглядная демонстрация патриотизма молодого поколения сороковых годов, «их борьба – это самое страшное обвинение, которое история предъявит врагу, изучая события этих лет», – писала газета «Правда» еще в 1941 году. Но, как правило, боевой биографии ребенка (странное сочетание) предшествовала гибель родных, очевидцем которой он становился, и огромное желание отомстить. В будущем ранения, контузии и пережитые в детские годы длительные стрессовые ситуации негативно сказались на состоянии здоровья и работоспособности многих из них.

О подвигах мальчишек и девчонок военного времени известно из документальных произведений и мемуаров партизанских командиров Ковпака, Федорова, Вершигоры; полководцев Великой Отечественной – Чуйкова, Конева, Рокоссовского; альбомов из серии «Пионеры-герои», документальных сборников «Дети герои», «Дети военной поры», «Дети блокадного Ленинграда», художественных произведений и кинофильмов.

Однако, объектом целенаправленного поиска сыны и дочери полков, юнги, партизанские орлята стали в 1970 году, после выхода первого документального сборника «Медаль за бой, медаль за труд» под редакцией бывшего сына полка Владимира Николаевича Караваева. И в этом его бесспорная заслуга.

Автору удалось собрать разнообразный материал, посвященный детям войны, отличившимся как на фронте, так и в тылу: фотографии, воспоминания, письма, очерки, заметки из газет военных лет. В 1975 году вышла вторая книга с аналогичным названием, в 1985 году – сборник очерков «В бою и в труде», который стал логическим продолжением двух предыдущих, своеобразным «отчетом о проделанной работе».

Считаю необходимым сделать вывод, что исторический факт участия детей и подростов в Великой Отечественной войне в составе регулярных частей Советской (Красной) Армии и Флота, партизанских соединений так и остался малоизученной страницей войны.

На фронте, в отряде, на корабле их старались беречь, но и в первые послевоенные годы маленькие солдаты оказались самой незащищенной категорией участников Великой Отечественной. Взять хотя бы такой факт: многие воспитанники в сентябре-ноябре 1945 года были уволены из армии, как несовершеннолетние и получили направления на учебу в суворовские (нахимовские) училища. С учетом того, что возвращались они в Советский Союз из-за границы, естественно, к началу учебного года опоздали. Практически все были сиротами, возраст 14-16 лет. В детские дома их не принимали. Случаи зачисления в училище «сто первым», как в известном фильме, были единичными. По сути дела, они оказались «на улице», имея в качестве «багажа» образование 3-5 классов средней школы, денежное довольствие на дорогу, военную форму и боевые награды. В сложившейся ситуации такие подростки нередко попадали под влияние представителей преступного мира. Так, на публикацию в журнале «Огонёк» откликнулся бывший сын полка, отбывающий наказание в ИТК. Его письмо я передала К.А. Рябовой, она обратилась к прокурору Российской Федерации, и, насколько я помню, он был освобожден по амнистии к 40-летию Победы.

Кроме того, отсутствуют специальные комплексные и научные исследования на эту тему. Феномен присутствия детей в боевых условиях не изучался в курсе военной педагогики и психологии военных училищ (институтов) Советского Союза, возрастной психологии и психологии в экстремальных условиях педагогических вузов. Социальной адаптацией вышеуказанной категории участников Великой Отечественной, а также вспомогательной работой, связанной с получением документов, подтверждающих пребывание в действующей армии, на флоте, в партизанском отряде, как ни странно, занимались общественные организации, среди которых курский музей «Юные защитники Родины», Батальон Белорусских орлят, Всесоюзный полк сынов полка. И это при том, что пребывание детей и подростков на фронте, в партизанском отряде, на флоте было массовым явлением – практически в каждом полку, дивизии воевали воспитанники (в знаменитой «панфиловской» их было четверо, в некоторых частях – до одиннадцати человек!), а в партизанских отрядах вообще детей было очень много. Государственные архивы, научно-исследовательские институты, розыскные отделения МВД, фактически, оказались в стороне…

Прошло шестьдесят лет со дня окончания Великой Отечественной. Маленькие солдаты стали седыми ветеранами, а с годами они будут единственными участниками и свидетелями войны. Война была к ним безжалостна, но они выжили и победили. Наравне и рядом с взрослыми, хотя говорят, что «детей на войне не бывает». Не потому ли до сих пор исторический факт участия детей и подростов в Великой Отечественной войне в составе регулярных частей Советской Армии, Флота и партизанских соединений так и остается малоизвестной и малоизученной страницей истории Великой Отечественной войны?..


 

® Федеральный журнал «СЕНАТОР». Cвидетельство №014633 Комитета РФ по печати (1996).
Учредители: ЗАО Издательство «ИНТЕРПРЕССА» (Москва); Администрация Тюменской области.
Тираж — 20 000 экз., объем — 200 полос. Полиграфия: EU (Finland).
Телефон редакции: +7 (495) 764-49-43. E-mail: senatmedia@yahoo.com.


© 1996-2017 — В с е   п р а в а   з а щ и щ е н ы   и   о х р а н я ю т с я   з а к о н о м   РФ.
Мнение авторов необязательно совпадает с мнением редакции. Перепечатка материалов и их использование в любой форме обязательно с разрешения редакции со ссылкой на журнал «СЕНАТОР» ИД «ИНТЕРПРЕССА». Редакция не отвечает на письма и не вступает в переписку.